Флоренский Павел Александрович

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Флоренский Павел Александрович
 
Florenski.jpg

1882-1937

крупнейший богослов-модернист, оккультный мыслитель, эпигон символизма

Русская Православная Церковь

Первое поколение модернистов

Сан: священник

Окончил: физико-математический факультет МГУ, историко-филологический факультет МГУ, МДА

Преподавал в: МДА, Сергиевский институт народного образования

Организации: Студенческое общество С. Н. Трубецкого, Христианское братство борьбы, Кружок ищущих христианского просвещения, Комиссия по охране памятников искусства и старины Троицко-Сергиевой Лавры, Маковец (объединение), Вольная академия духовной культуры

Пресса: Новый путь (журнал), Весы (журнал), Христианин (журнал дореволюционный), Богословский вестник (журнал дореволюционный), Путь (издательство), Маковец (журнал)

Испытал влияние: Толстой Лев Николаевич, Соловьев Владимир Сергеевич, Шмидт Анна Николаевна, Иванов Вячеслав Иванович, Розанов Василий Васильевич, Мережковский Дмитрий Сергеевич

Повлиял: Лосев Алексей Федорович, Булгаков Сергий Николаевич

Направление: богословие иконы, оккультизм

(9 января 1882 — 8 декабря 1937) — крупнейший богослов-модернист, оккультный мыслитель, эпигон символизма. Архиеп. Феофан (Быстров) считал о. Павла Флоренского родоначальником современного модернизма в Русской Православной Церкви.

биография

В 1899 году окончил 2-ю Тифлисскую гимназию. Под влиянием учения Льва Толстого пережил духовный кризис, когда ему «открылась ограниченность физического знания». О. Павел Флоренский пишет Льву Толстому в 1899 году: «Я прочел Ваши сочинения и пришел к заключению, что нельзя жить так, как я живу теперь».

Учился на математическом отделении физико-математического факультета Московского университета (19001904 годы). Параллельно изучал философию на историко-филологическом факультете. Вместе с Владимиром Эрном и о. Валентином Свенцицким участвует в работе университетского кружка «История религий», организованного Сергеем Трубецким. Сергей Трубецкой оказывает непосредственное влияние на «конкретную метафизику» о. Павла Флоренского.

Увлекся учением Владимира Соловьева и архим. Серапиона (Машкина). По словам о. Валентина Свенцицкого, много занимается спиритизмом и гипнозом.

Входит в круг символистов, знакомится с Андреем Белым, а через него с Валерием Брюсовым, Константином Бальмонтом, Дмитрием Мережковским, Зинаидой Гиппиус, Александром Блоком. Первые лженаучные работы о. Павла Флоренского «О символах бесконечности» и «Об одной предпосылке мировоззрения» были опубликованы в символистских журналах «Новый путь» и «Весы».

О. Павел Флоренский писал в 1905 году Андрею Белому: «Я все-таки считаю Вас так близким к себе и по цели, и даже по путям… Близким считаю потому, что знаю одинаковость наших основных настроений (сказочность) и исходных пунктов развития».

Андрей Белый рассказывает о своем знакомстве с о. Павлом Флоренским:

Вся суть — в Флоренском.

С коричнево-зеленоватым, весьма некрасивым и старообразным лицом, угловатым носатиком сел он в кресло, как будто прикован к носкам зорким взором; он еле спадающим лепетом в нос, с увлекательной остростью заговорил об идеях отца (Н. В. Бугаева. — Ред.), ему близких…

По мере того как я слушал его, он меня побеждал: умирающим голосом; он лепетал о моделях для „эн“ измерений, которые вылепил Карл Вейерштрасс, и о том, что-де есть бесконечность дурная, по Гегелю, и бесконечность конечная, математика Георга Кантора; вспомнилось что-то знакомое: из детских книжек; падающий голос, улыбочка, грустно-испуганная; тонкий, ломкий какой-то, больной интеллект, не летающий, а тихо ползущий, с хвостом, убегающим за горизонты истории; зарисовать бы Флоренского египетским контуром; около ног его — пририсовать крокодила!

Был идеологом «Христианского братства борьбы», стремившегося к революционному обновлению общественного строя в духе идей Владимира Соловьева.

В 1904 году поступил в Московскую духовную академию (МДА).

революция 1905 года

В марте 1906 года в храме Московской духовной академии произнес проповедь «Вопль крови», осуждая подавление революции 1905 года и вынесение смертного приговора лейтенанту П. П. Шмидту:

Волны крови затопляют родину. Тысячами гибнут сыны ее — их вешают, расстреливают, тысячами переполняют тюрьмы. Вернулись времена безбожного царя Иоанна. Под видом «умирения» избиваются мирные крестьяне и рабочие. Людей, не имущих куска хлеба, расстреливает живущий за счет их трудов. Женщин и детей и то не щадят — насилуют, оскорбляют на каждом шагу. Издеваются в безумном озверении… И мы молчим, все молчим, все умываем руки… не водой уже, как Пилат, а кровью, ибо нет теперь воды, не смешанной с кровью, нет воды, которая смыла бы кровь с Руси.

Проповедь была нелегально издана под названием «Вопль крови, слово в неделю Крестопоклонную» и разошлась по всей России. Арестован и заключен в Таганскую тюрьму, откуда вскоре освобожден по заступничеству еп. Евдокима (Мещерского) и Г. П. Рачинского.

С 1907 года сотрудник журнала «Христианин», издаваемого ректором МДА будущим обновленцем еп. Евдокимом (Мещерским).

Принимал участие в собраниях Московского штейнеровского кружка. «О. Павел Флоренский проявлял значительный интерес и, как я хорошо помню по доходившим сведениям, неоднократно посещал эти собрания, происходившие еженедельно. Состояли они в чтении русского перевода… отдельных лекций Штейнера», — сообщал в 1952 году масон Павел Бурышкин.

После окончания МДА в 1908 году утвержден в должности и. о. доцента по кафедре истории философии, преподавателя истории философии. В актовой речи «Общечеловеческие корни идеализма» о. Павел Флоренский именует Платона «отцом нашей Академии» и находит сходство между его учением и «миропониманием еще более древних предков наших, теряющихся в тумане древности», имея в виду языческие мистерии и жертвоприношения.

Преподает в МДА до 1919 года.

С кон. 1908 года участник «Кружка ищущих христианского просвещения», основанного Михаилом Новоселовым.

В 1911 году принимает сан священника, не занимая приходской должности. Служил в храме Благовещения Пресвятой Богородицы недалеко от Троице-Сергиевой Лавры, а впоследствии в домовом храме Св. Марии Магдалины Сергиево-Посадского приюта сестер милосердия Красного Креста.

С 1912 по 1917 год — редактор журнала МДА «Богословский вестник». Участник собраний Религиозно-философского общества памяти Владимира Соловьева, встреч на «башне» Вячеслава Иванова, где знакомится с Максимилианом Волошиным и композитором А. Н. Скрябиным.

Ближайший друг и единомышленник Василия Розанова. Печатал его статьи в «Богословском вестнике». Сам анонимно публикуется в сборниках Василия Розанова, в частности, в антихристианских «Людях лунного света» (СПб., 1913 год), где излагает свое оправдание гомосексуализма.

Почитатель А. М. Бухарева (бывшего о. Феодора). Публикует его письма в 1917 году в «Богословском вестнике».

имяславие

Участвовал в Афонской смуте, увидев в имяславии родственный себе магизм. В декабре 1912 года о. Павел Флоренский вступает в переписку с о. Антонием (Булатовичем). Редактировал и издал со своим анонимным предисловием «Апологию» о. Антония (Булатовича). Светский исследователь Н. С. Семенкин отмечает, что о. Павла Флоренского «можно считать если не дирижером, то уже наверняка суфлером» Афонской смуты.

Совместно с сотрудником газеты «Земщина» Щербовым в 1913 году анонимно публикует статью в защиту имяславцев под названием: «Архиепископ Никон — распространитель „ереси“», где утверждает, что архиеп. Никон Вологодский «разжигая церковные страсти вокруг так называемой „ереси“, сам же ее и распространяет».

дело Бейлиса

В связи с делом Бейлиса анонимно публикуется в сборнике Василия Розанова «Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови», одновременно заявляя: «Признаюсь, что еврей, вкушающий кровь, мне гораздо ближе не вкушающего… Первые, вкушающие — это евреи, а вторые — жиды. А также: Если б я не был православным священником, а евреем, я бы сам поступил, как Бейлис, то есть пролил бы кровь Ющинского».

«Столп и утверждение истины»

См. основную статью «Столп и утверждение истины»

В 1914 году защищает в МДА магистерскую диссертацию «Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах» (официальное название: «О духовной истине»). Утвержден в ученой степени магистра богословия и звании экстраординарного профессора МДА по кафедре истории философии. В том же году «Столп» получил премию им. митр. Макария (Булгакова). Опубликован в модернистском издательстве «Путь».

Положительный отзыв на диссертацию прислал митр. Антоний (Храповицкий). В дальнейшем митр. Антоний (Храповицкий), как правящий Харьковский архиерей, запретил к печати критическую статью с осуждением ереси о. Павла Флоренского, написанную влиятельным иерархом.

В 1915 году ненадолго уезжает на фронт в качестве полкового священника военного санитарного поезда.

В конце 1915 году вместе с Сергием Булгаковым анонимно публикует в издательстве «Путь» «откровения» нижегородской журналистки А. Н. Шмидт. Анонимный автор предисловия в котором пишет:

Опыты Шмидт — опыты материнства в глубочайших его основах. Мистическая сущность пола, брака и материнства открылась А. Н-не и открыта ею другим с глубиною и силою небывалою. Писания А. Н-ны — это философия материнства, доселе почти не существовавшая… Лишь Зогар отчасти приблизился к достижениям А. Н-ны.

После 1917 года работал ученым секретарем комиссии по охране памятников искусства и старины Троицко-Сергиевой Лавры, преподавал в Сергиевском институте народного образования (читал лекции по физике и математике). Принимал непосредственное участие в организации Государственного исторического музея. Хотя сохранение памятников культуры (в частности, Оптиной пустыни) — это «долг просвещенного человека, но для ищущих духовной культуры и ждущих расцвета духовного знания, нового и вечного, верящих и утверждающих наступление новой эры культуры, нового исторического эона, ампирчики и архивчики конечно почти ничто в сравнении с этими вселенскими задачами[1].

12 июня 1917 года обсуждал в Сергиевом Посаде «Проект религиозно-философской Академии в Москве», в котором призвал к широкому сотрудничеству представителей всех религий. Предполагалось, что «основною задачею Академии является уяснение и углубление понятия Религии».

В мае-июне 1918 года читает в Москве курс лекций «Очерки по философии культа». «В них,- согласно Н. К. Гаврюшину,- по сути дела стирается всякое различие между религиозным сознанием язычества и религией Божественного Откровения, из некоторых общетеоретических посылок выстраивается философия (всякого!) культа, в том числе и христианского, а само Евангелие выступает в качестве подтверждения истинности платонизма».

В 1919 году работает в Москве на заводе «Карболит». C 1921 года работает в системе Главэлектро ВСНХ РСФСР, принимает участие в ГОЭЛРО. Старший научный сотрудник комитета электрификации СССР, член Карболитной комиссии ВСНХ.

В эти годы научную деятельность о. Павла Флоренского поддерживает Лев Троцкий.

Во главе Главэлектро стоял Л. Троцкий. Обходя все учреждение, Троцкий в лаборатории подвального этажа заметил Флоренского — тот был в своей обычной белой рясе.

 — Это кто такой?
 — Профессор Флоренский.
 — А, Флоренский, знаю!
Подошел к нему и пригласил участвовать на съезде инженеров.
 — Только, если можно, не в этом костюме.
Флоренский отвечал, что не слагал с себя сана священника и штатское надевать не может.
 — Да, не можете, тогда в этом костюме!
На съезде Флоренский делал доклад. Когда всходил на кафедру, слышались недоуменные возгласы — поп на кафедре!.. Доклад Флоренского был, как всегда, содержателен и блестящ по форме. Кончил под аплодисменты.

В эти годы о. Павел Флоренский особенно интересуется практической магией, что, видимо, сблизило его с Львом Троцким. О. Павел Флоренский посещает собрания московских розенкрейцеров в доме В. А. Шмакова.

В 1921 году избран профессором Высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС) по кафедре «Анализ пространственности в художественных произведениях». Вместе с Н. М. Чернышевым. В. Н. Чекрыгиным и В. А. Фаворским участвует в художественном объединении «Маковец» и одноименном журнале.

В 1922 году издает за свой счет свой научно-философский труд «Мнимости в геометрии».

В 1924 году выпускает в свет большую монографию о диэлектриках. Член центрального электротехнического совета Главэнерго.

В 1927 году становится главным редактором «Технической энциклопедии», для которой подготавливает около 150 статей

В 1920-е годы служил как неприходский священник в Сергиевом Посаде (в Пятницкой, больничной церкви, закрытой в 1921 году) и Москве — в церкви пророка Илии (Обыденного).

И в Царское и в советское время выступает с резким отрицанием Православной Церкви:

«Православие» учебников… на деле есть лже-православие, представляющее собою букет несовместимых ересей (1914 год).
Вся Русская правящая Церковь никуда не годна. Все принадлежат к нецерковной культуре. В существе все, даже церковные люди, у нас позитивисты (1921 год).
Православная церковь в своем современном виде существовать не может и неминуемо разложится окончательно; как поддержка ее, так и борьба против нее поведет к укреплению тех устоев, которым время уйти в прошлое, и вместе с тем задержит рост молодых побегов, которые вырастут там, где сейчас их менее всего ждут (1933 год).

На вопрос об отношении к Декларации митр. Сергия (Страгородского) ответил: «Лучше грешить с эпохой, чем отделяться от нее, считая себя лучше других».

В 1928 году о. Павла Флоренского ссылают в Нижний Новгород. В том же году, по хлопотам жены Максима Горького Е. П. Пешковой, о. Павла Флоренского возвращают из ссылки.

В 1930 году назначен помощником директора Всесоюзного электротехнического института по научной части.

О книге «Электротехническое материаловедение» (19311932 годы) Н. К. Гаврюшин пишет: «Все, что относится к чисто технической стороне дела, основано на сведениях из двух-трех зарубежных справочников, прочее же — вариации на тему о „двух культурах“ и социальное прожектерство. Здесь Флоренский будет рассуждать о том, через какие „психотехнические сита“ надо пропускать „человеческий материал“, чтобы эта отрасль народного хозяйства работала эффективнее»…

В 1933 году арестован и осужден на 10 лет заключения. В заключении пишет работу «Предполагаемое государственное устройство в будущем».

В 1934 году поступило ходатайство правительства Чехословакии об освобождении о. Павла Флоренского и переезде его с семьей в Чехословакию, но оно было отклонено правительством СССР.

С 1934 году содержался в Соловецком лагере. 25 ноября 1937 года особой тройкой НКВД Ленинградской области был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян.

влияние

На о. Павла Флоренского беспорядочно повлияли И. Кант (через Андрея Белого), Анри Бергсон и Фридрих Ницше с дарвинизмом и «философией жизни», философия всеединства Владимира Соловьева, «общее дело» Николая Федорова, русский космизм, символистская теургия Вячеслава Иванова, аморализм Василия Розанова, учение о «Третьем завете» Дмитрия Мережковского. «Его „софиология“, — пишет архиеп. Феофан Полтавский, — выросла из „софиологииВладимира Соловьева, а самая „софиологияВ. Соловьева коренится и основывается на „софиологии“ немецких мистиков, то есть не церковной».

В целом о. Павел Флоренский оказал относительно небольшое влияние, требуя магического порабощения самому себе, а не своим идеям или какой-либо секте. О. Павел Флоренский предлагал опыт инициации, привлекавший достаточно несамостоятельные натуры.

Относительно своего последователя — Алексея Лосева — сам о. Павел Флоренский говорил, называя его «рефлектором»:

Что касается Лосева, то он рефлектор, который сам темный, но отражает попадающие на него лучи и сразу же затем вновь потухает. Это неприятно. Я не знаю, почему он мне неприятен… Он пишет в моем духе. Но вот, вероятно, оттого, что у него все бескровно, без внутренней напитанности, это мысли или Булгакова, или мои; «Как хорошо для каждого, что он есть».

Главным последователем о. Павла Флоренского следует считать о. Сергия Булгакова:

Что прот. Булгаков в учении о „Софии“ исходит из Флоренского, в этом он сам сознается в своей книге „Свет Невечерний“. Разумеется, это не означает, что он повторяет последнего, но если бы потребовалось свидетельство „внешнее“, могу сослаться на авторитет проф. Лосского и еще более на авторитет самого Флоренского. — По сведениям из России, напечатанным в свое время в „Студенческом вестнике“, свящ. Флоренский от студентов-богословов на экзаменах по его предмету требовал обязательного знания двух книг: своей — „Столп и утверждение истины“ и Булгакова — „Свет Невечерний“. Это означает, что он смотрит на обе эти книги как на взаимно родственные[2].

В поле влияния о. Павла Флоренского находились о. Александр Мень, Сергей Фудель и другие модернисты второго поколения.

Начиная с 1960-х годов, воззрения о. Павла Флоренского активно популяризировались в советской и церковной печати, а за границей — в «Вестнике РХД» и в «Новом журнале».

В 1969 году в МДА прошел памятный вечер в честь о. Павла Флоренского[3].

В Юбилейном докладе митр. Филарета (Вахромеева) на Поместном соборе РПЦ 1988 года упомянуты «дерзновенные богословские интуиции» о. Павла Флоренского, которые якобы возвращают нас «в лоно православного церковного предания».

Величие о. Павла Флоренского, местами переходящее в неприличие, поддерживается усилиями его внука о. Андроника (Трубачева), П. В. Флоренского (внук), М. С. Трубачевой (внучка), С. З. Трубачева и др. родственников. В пропаганде «магического православия» о. Павла Флоренского также принимают участие Валентин Никитин, С. Л. Кравец, Сергей Хоружий, Л. А. Ильюнина, А. П. Мумриков и др.

Усилиями внуков Флоренских учреждены два музея о. Павла Флоренского: в Сергиевом Посаде и Москве. Существует Фонд православной культуры священника Павла Флоренского (Сергиев посад, председатель — о. Андроник (Трубачев)), «Центр изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского» (Санкт-Петербург, председатель — о. Андроник (Трубачев)), «Международное общество о. Павла Флоренского», «Высшие женские курсы им. свящ. Павла Флоренского» — руководитель Леонора Гребенникова (ум. 2011) .

Об о. Павле Флоренском сняты фильмы: «Русский Леонардо» и «Спаси и сохрани».

патологическая речь

Мастер патологической речи.

штампы

вперед
Общество движется вперед [4].
неслиянность и нераздельность
Бытия могут, оставаясь по сущности своей неслиянными... могут быть и подлинно объединены между собою своими энергиями: тогда это объединение может быть мыслимо не как приложение деятельности к деятельности, не как механический толчок одним бытием другого, а в виде взаимопроизрастания энергий, со-действия их, synergeia, в котором нет уже врозь ни той, ни другой энергии, а есть нечто новое [5].
риск
Это — отверженные, мытари и блудницы, которым нечего терять в мире и которые, руководясь чутьем, готовы на риск, ибо уже убиты миром и тоже по-своему умерли или насильственно умерщвлены.

Достижение истины, как и достижение святости, - «стяжание духа» требует дерзновения, требует риска, а не простого уклонения от дурного.

соборность
Личная наша мысль опирается не на уединенный разум, коего самого по себе вовсе нет, но на Разум Соборный, на вселенский Λόγος, и слово индивидуальное выговаривается не другой деятельностью, чем та, которая рождает и растит самый язык.[6]
Соборная жизнь Церкви Вселенской не равна сумме жизни не только отдельных людей, но и отдельных Церквей: целое больше суммы частей[7]
Чем устойчивее и тверже канон, тем глубже и чище он выражает общечеловеческую духовную потребность: каноническое есть церковное, церковное — соборное, соборное же — всечеловеческое.[8]
В прежние времена, при большей сплоченности и соборности людей, культурная работа вообще производилась сообща[8]
Личность рассыпается, утверждая отвлеченное единство всей своей деятельности. Но это не соборность, не синтез, не творческое объединение, а разложение, механическая смесь, — словом, не жизнь, а смерть[6]
С сакральной теорией выдвигается вновь соборность, хоровое начало, синергизм или теократический анархизм — как бы его ни называть[9].
всечеловечность
  • Отщепенство от всечеловечности[8].
соборный разум
  • Соборный разум Церкви не может не спросить Врубеля, Васнецова, Нестерова и других новых иконописцев, сознают ли они, что изображают не что-то, вообразившееся и сочиненное ими, а некоторую в самом деле существующую реальность и что об этой реальности они сказали или правду, и тогда дали ряд первоявленных икон… или неправду[8].

лозунги

Побеждать ненавистную рознь мира сего
Чтитель Пресвятой Троицы, Преподобный Сергий строит Троичный храм, видя в нем призыв к единству земли русской во имя высшей реальности. Строит храм Пресвятой Троицы, «чтобы постоянным взиранием на него,— по выражению жизнеописателя Преподобного Сергия,— побеждать страх пред ненавистной раздельностью мира». Троица называется Живоначальной, то есть началом, истоком и родником жизни, как единосущная и нераздельная, ибо единство в любви есть жизнь и начало жизни, вражда же, раздоры и разделения разрушают, губят и приводят к Смерти. Смертоносной раздельности противостоит живоначальное единство, осуществляемое духовным подвигом любви и взаимного понимания. По творческому замыслу основателя, Троичный храм, гениально им, можно сказать, открытый, есть прототип собирания Руси в духовном единстве, в братской любви. Он должен быть центром культурного объединения Руси, в котором находят себе точку опоры и высшее оправдание все стороны русской жизни. Широкое гостеприимство, заповеданное Преподобным Сергием и возведенное в силу закона царем Алексеем Михайловичем, дары всех родов, начиная от хлеба и кончая исцелением душ и тел, причем не забыты даже утешения детям — игрушки, самим Преподобным изготовляемые, все это вместе, по замыслу гениального открывателя Троичного культурного идеала России, должно было стать благоприятным условием для «взирания» на храм Пресвятой Троицы и созерцания в нем первообраза Божественного единства[10].

воззрения →

сочинения →

библиография →



Сноски


  1. Флоренский Павел о. Письмо к Н. П. Киселеву, нач. 20-х годов
  2. архиеп. Феофан (Быстров)
  3. А. П. Из жизни духовных школ. В Москве. Вечер памяти в МДА ее профессора - священника Павла Флоренского // Журнал Московской Патриархии.—1969.—№ 4.—С. 26.
  4. Флоренский т. 3
  5.  Флоренский П. А., о. Имеславие как философская предпосылка // У водоразделов мысли. — М.: Правда, 1990. — Т. 2. — С. 285.
  6. 6,0 6,1 Флоренский, Павел о. У водоразделов мысли.
  7. Флоренский, Павел о. Записка о христианстве и культуре.
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 Флоренский, Павел о. Иконостас (1922).
  9. Флоренский, Павел о. Чтения о культе.
  10.  Флоренский, Павел о. Троице-Сергиева Лавра и Россия (1918) // Сочинения: В 4-х т / Сост. ред. о. Андроника (Трубачева), П. В. Флоренского, М. С. Трубачевой. — М.: Мысль, 1996. — Т. 2. — С. 361. — (Философское наследие).
Год рождения1882 +
Год смерти1937 +
ИмяФлоренский Павел Александрович +
Испытал влияние отТолстой Лев Николаевич +, Соловьев Владимир Сергеевич +, Шмидт Анна Николаевна +, Иванов Вячеслав Иванович +, Розанов Василий Васильевич + и Мережковский Дмитрий Сергеевич +
ЛозунгПобеждать ненавистную рознь мира сего +
НаправлениеБогословие иконы + и Оккультизм +
Оказал влияние наЛосев Алексей Федорович + и Булгаков Сергий Николаевич +
Окончил светское учебное заведениефизико-математический факультет МГУ + и историко-филологический факультет МГУ +
Окончил учебное заведениеМДА +
Поколение модернистовПервое поколение модернистов +
Преподавал в учебном заведенииМДА +
РуководительБогословский вестник (журнал дореволюционный) +
Сан в Православной Церквисвященник +
Сотрудничал со СМИНовый путь (журнал) +, Весы (журнал) +, Христианин (журнал дореволюционный) +, Богословский вестник (журнал дореволюционный) +, Путь (издательство) + и Маковец (журнал) +
Член организацииСтуденческое общество С. Н. Трубецкого +, Христианское братство борьбы +, Кружок ищущих христианского просвещения +, Маковец (объединение) + и Вольная академия духовной культуры +
ШтампВперед (штамп) +, Неслиянность и нераздельность +, Риск (штамп) +, Соборность (штамп) +, Всечеловечность + и Соборный разум +
ЮрисдикцияРусская Православная Церковь +