Гностицизм

Материал из Два града
(перенаправлено с «Гнозис»)
Перейти к: навигация, поиск
Гностицизм
гнозис
The-wheel.jpg
Этимология: др.греч. γνῶσις

гнозис - способ познания второй реальности и в то же время орудие для создания этой реальности. Обмирщение Церкви и одухотворение мира, прежде всего политики. Гностицизм является идейным (религиозно-политическим) содержанием религии самоспасения и противозаконного самоисследования. Самоспасение выступает как гнозис, то есть способ познания через смешение, а не различение понятий. Гностицизм противоположен познанию разумом и верой.

Гностицизму свойственно такое созерцание Бога и осмысление мира, которое претендует на абсолютное овладение познаваемой реальностью: через знание или через незнание (апофатику) безразлично.

Гностическое созерцание ведет к абсолютной свободе, которая является «окончательным мифом» Нового времени, как его называл немецкий философ Ганс Блюменберг. В этом мифе познающий субъект окончательно утверждает свою власть над предметом познания, сам восхищая свою абсолютную свободу. Такое созерцание более не подвержено критике, оно не может быть неверным, потому что воплощается гностиками-активистами на практике, например, в установлении гностических режимов, в проведении Церковной реформы и т.п.

Гностическая политика, а вместе с ней и политическая теология, дает все ответы на вопросы о смысле происходящего, охватывает собой все стороны жизни и отталкивает в небытие все неполитическое и прежде всего — предстояние человека пред Богом.

Патологическая речь служит гностику созерцателю для размышлений о себе самом (самопознания и самоспасения через ложное знание), а гностику-активисту - для изменения мира.

В корне гностического исповедания веры во временное и земное бытие лежит неверие или фундаментальное сомнение в истинности невидимой, благой и вечной Жизни. Эти две веры не только не вмещаются в одну душу, но неверие и вера в земное связаны генетически. Если утрачена вера в невидимое, то для спасения в мире сем необходимо опереться на земное, причем опереться с той же религиозной верой, поместив свои трансцендентные упования в вещах временных и тленных. Это доказывает не только марксизм, нацизм или ницшеанство, но и богословский модернизм.

этимология

Термин «гностицизм» предложен Генри Мором. В древности - просто «гнозис». От др.греч. γνῶσις, «знание».

гностический коллектив

Надличностное коллективное самосознание и самонаблюдение, которое совершается через принадлежность к гностическому коллективу, — главный предмет гордости и превосходства гнозиса над Христианством.

гностическая цивилизация Нового времени

Гностицизм относится к мирской действительности как к религиозной, а к религиозной – как к мирской. В этом состоит революционная организующая и дезорганизующая сущность гностицизма в приложении к государству и обществу.

Гностическая вера получает в Новое время все более полное воплощение и к XX в. приводит к сакрализации политики и политизации сакрального.

Вместо Христианской веры в невидимое и вечное, гностицизм требует веры в тленное — как в вечное, в изменчивое — как в неизменное, в мирское — как в потустороннее. И хотя эта вера пустая и тщетная, вера в ничто, она позволяет достигать сплочения общества на новых основаниях и на новом, по сравнению с Христианским государством, уровне единства. Так возникает массовое общество, являющееся для самого себя и наивысшей ценностью, и идеальной целью, и метафизическим основанием.

Гностическая революция ставит своей целью изменение природы человека и создание преображенного общества. Поскольку эту программу невозможно реализовать в исторической действительности, гностические революционеры рано или поздно вынуждены закрепить свои успехи в разрушении христианского миропорядка на той или иной стадии. В результате возникает современное массовое общество или гностическая цивилизация Нового времени, в котором гностическая вера сочетается с компромиссами с элементами первой реальности.

вторая реальность

В массовом обществе Нового времени гностицизм играет важную роль, поскольку служит средством погружения элиты и массы во вторую реальность.

Как пишет Эрих Фогелен:

В мире гностической мечты непризнание реальности есть первейший закон. В результате, поступки, которые в реальном мире считаются морально безумными из-за их реально пагубных результатов, в мире мечты будут считаться нравственными, поскольку в вымышленном мире они должны были привести к совершенно иным результатам. Разрыв между мечтательным намерением и реальным эффектом гностицизм приписывает не своей аморальности игнорирования реальности, а аморальности личности или общества, которые ведут себя не так, как должны бы вести себя в вымышленном гностическом мире» [1]:169-170.

Вторая реальность является неподлинной и выражается в опьянении светской мистикой, то есть магическим очарованием и разочарованием вот этим наличным миром, внеразумным и внеморальным. Гностическое опьянение носит фундаментально политический характер.

гностическое созерцание

Самоспасение выступает не просто как практическая деятельность, но также и как гнозис, то есть способ познания через смешение, а не различение понятий.

Гностицизму свойственно такое созерцание Бога и осмысление мира, которое претендует на абсолютное овладение познаваемой реальностью: через знание или через незнание (апофатику) безразлично.

Гностическое созерцание ведет к абсолютной свободе, которая является «окончательным мифом» Нового времени, как его называл немецкий философ Ганс Блюменберг. В этом мифе познающий субъект окончательно утверждает свою власть над предметом познания, сам восхищая свою абсолютную свободу.

Такое созерцание более не подвержено критике, оно не может быть неверным. Гностическая политика, а вместе с ней и политическая теология, дает все ответы на вопросы о смысле происходящего, охватывает собой все стороны жизни и отталкивает в небытие все неполитическое и прежде всего — предстояние человека пред Богом.

Гностик погружен в созерцание бед этого мира и тайну человеческого существования. Для постороннего зрителя, если он страдает доверчивостью, это производит впечатление честности и глубины. У гностика есть контакт с реальностью, правда, патологического характера. При этом некоторые фрагменты реальности ускользают от внимания гностика, в том числе самые важные.

Гностицизм борется с миром, но борется как через отрицание, так в не меньшей мере через приятие мира. Это в чем-то похоже на извращенное учение Церкви о добре и зле. Мир осуждается за то, что он не таков, как мир вымышленный гностиком. А действовать предлагается так, будто мы уже живем в мире мечты, а не в мире таком, каков он есть на самом деле.

В гностицизме сосуществуют мироутверждение и мироотрицание, протест против окружающего мира и, в то же время, радикальное с ним примирение и растворение в нем.

Гностическое созерцание закрывает все окна, ведущие за пределы этого мира. Все места заняты и вместо каждого из предметов Божественного Откровения, каждого догмата и каждой заповеди прочно встроен его мирской аналог.

Здесь мы находим и веру человека в самого себя, веру в свою абсолютную свободу, и гностическое созерцание самого себя и всего творения, и псевдомистическое возрождение и служение самому себе. Тем самым утверждается магическая роль человека в мироздании, человек как микрокосм.

И самое главное - мы обнаруживаем гностический центр: надличностное самосознание и самонаблюдение, которое совершается через принадлежность к гностическому коллективу. Это коллективное самосознание - главный предмет гордости и превосходства гнозиса над Христианством.

В этом гностическом созерцании есть своя ощутимая сила и, в частности, большим соблазном для многих является то, что такие позитивистские режимы как марксизм и национал-социализм указывали на реальные проблемы, хотя и решали их через созерцание особого рода.

Если мы возьмем к примеру марксизм, то он верно указывает на бедственное положение современного человека, но ставит неверный диагноз: "отчуждение человека от средств производства" и предписывает неверное лечение: "пролетарскую революцию".

Либерализм, как «империя добра», борется за свободу, равенство и братство всех людей, но либерал не видит, что люди уже свободны в высшем смысле слова и что свобода либеральная вообще недостижима. Результатом такой борьбы за свободу будет чистое разрушение.

Гностические режимы указывают на действительные проблемы, но неверно их понимают, поскольку относят к своему миру идей, то есть второй реальности. Гностики предлагают решать реальные проблемы в выдуманном мире, но сами действуют в мире реальном, что и приводит к неслыханным катастрофам, войнам и репрессиям.

познание через смешение

Совмещение несовместимого является основополагающим принципом гностических движений и идеологий, когда незнание стремится занять место знания, выдать себя за него.

В гностицизме смешение (κρᾶσις) принципиально противопоставляется суждению (κρίσις), причем смешение выступает как символ полноты и целостности. Место веры, философии и нравственности занимают разного рода фантомы типа «всецелой общечеловеческой организации в форме цельного творчества, цельного знания и цельного общества» [2], универсального знания в форме современной организации наук.

В частности антиномизм о. Павла Флоренского и др. – это гностическая богоборческая попытка подняться до узрения точки совпадения всех противоречий. Он стремится увидеть всё – и прежде всего самого себя – с точки зрения Бога, со стороны, из вечности.

Гнозис есть смешение понятий: «познание как соитие, познание по причастности, когда основой его становится слияние двух в одно — и выход познающего за собственные пределы (и за пределы двоих) в экстатическом состоянии»[3]. И он противоречит подлинному познанию в раздельных понятиях. Но это не беспорядочное смешение, а систематическое: в частности и прежде всего смешение сущности и благодати, познания по существу и познания по свойствам. В целом отрицается отдельность личностей и отдельность сущностей.

Гностический иррационализм не отличает истину и ложь, а гностический аморализм не отличает добро и зло. В учении о Церкви гностицизм выражается в том, что люди не различают православных от прямых врагов веры.

смешение Христианства с язычеством

Гностицизм — довольно характерное умонастроение для тех, кто не желает отказываться ни от чего из своей прошлой языческой жизни, своих привязанностей и предрассудков, но при этом по непонятному пристрастию хотел бы, чтобы его принимали за христианина. Это заставляет гностика искать в Писании иносказание, смысл которого противоречит самому Писанию.

Лев Тихомиров отмечает, что разнообразные гностические секты объединялись двумя элементами: «1) неспособностью перестать быть язычниками, 2) непременным желанием связать себя с Христианством» [4].

смешение божественного с человеческим

творчество

См. основную статью Творчество (гностическое)

синергия

Синергия - это познание через политическое по своей сути смешение божественного с человеческим.

человек как частица Божества

Владимир Соловьев до неузнаваемости искажает Православное учение о Лице Богочеловека. Для него «воплощается в Иисусе не трансцендентная сторона Божества, не абсолютная в себе замкнутая полнота бытия (что было бы невозможно), а воплощается Бог – Слово, то есть проявляющееся вовне, действующее на окружности бытия начало». То есть он, во-первых, различает в гностическом ключе две стороны в Боге: внутреннюю и внешнюю, и объявляет их двумя разными “началами”. И, во-вторых, допускает воплощение лишь “внешнего” начала.

мир как частица Божества

«Мы призваны не отвергать мир, а освящать его»,- учит современный гностицизм. В то же время сам тварный мир является Богоявлением: «Несмотря на грех, означающий изгнание из славы, мир остается величественным Богоявлением, Теофанией, прославляемой древними (нехристианскими) религиями» [5].

смешение духовного и материального

В гностицизме проповедуется одухотворение материи и овеществление души и духа.

Например, согласно Владимиру Соловьеву, человечество содействует Богу в деле всемирного исцеления (искупления), превращая плотскую жизнь в себе и вне себя — в жизнь духовную. Соловьев ставит задачу «целесообразно властвовать над материальной природой, преобразуя ее в живую оболочку и среду высших, духовных и божественных сил – в тело Божие». Таким образом, в ходе исторического прогресса происходит «материализация духа» и «одухотворение материи».

в литургическом богословии

В области литургического богословия смешению подвергается Таинства и мир. Здесь действует запрет на воспоминание отдельных событий жизни Спасителя, на выделение отдельных событий евангельской истории. Лишаются смысла и отдельные части богослужения. Не допускаются отдельные Таинства, которые растворяются в одном по числу Сверхтаинстве. Все части Литургии одинаковы, вся Церковь есть единое Таинство. Не допускаются отдельные истины веры, отдельные праздники в воспоминание конкретных событий.

См. также смешение:

  • благодати и природы
  • бытия и пакибытия
  • веры и благочестия, с одной стороны, и практической жизни и деятельности, с другой
  • веры и неверия
  • вечного и преходящего
    • вечного бедствия и временных бед
    • вечного блага и блага временного
  • вечности и времени
  • государства и религии
  • града Божия и града земного
  • духовенства и мирян
  • духовного и материального
  • души и тела
  • естественного и сверхъестественного
  • истинной веры и ложной
  • истории священной и истории профанной
  • мира этого и мира иного
  • молитвы и житейских занятий
  • неба и земли
  • праздников и будней
  • практической жизни и умозрительной
  • реальности и символа
  • религии и жизни
  • сакрального и житейского
  • святыни от порока
  • святых и грешников
  • святых и несвятых
  • священного и мирского, несвященного, профанного
  • священной иерархии и управляющей иерархии
  • сознания и материи
  • спасаемых и погибающих
  • творения и Домостроительства
  • теории и практики;
  • Царства природы, Царства славы и Царства благодати [6];
  • Церкви воинствующей и Церкви Небесной
  • Церкви и мира.

гностическая мораль

Мысль о том, что через зло и недостаток можно придти к благу и совершенству, есть гностическое извращение Христианства, против которого писал уже Апостол Павел: «Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых» (Рим. 3:8)». Св. Иоанн Златоуст осуждает «нелепость, повторяемую многими, именно: будто из зла происходит добро и причиной добра служит зло»[7].

гностический пророк

См. основную статью Гностический пророк

Третий символ Иоахима Флорского, иногда сливающийся со вторым, это „пророк нового века“. Чтобы подтвердить и придать убедительность идее окончательного третьего царства, ход истории как постижимое осмысленное целое объявлен доступным человеческому познанию — либо через прямое откровение, либо через гнозис. Отсюда следует, что гностический пророк или, на последней стадии секуляризации, гностик-интеллигент, становится необходимым действующим лицом современной цивилизации. Сам Иоахим был первым примером такого пророка [1]:112.

гностическая политика

См. основную статью Гностическая политика

Гностическая политика — а таковой является вся современная политика — опирается в теории и практике на божественное в тварном мире, в коллективной деятельности человека как таковой, и в этом смысле может быть названа с равным основанием как политической религией, так и религиозной политикой.

Гностическая политика дает человеку ощущение безопасности, защищает его от непредвиденного, и тем самым дает ему объяснение событий. Гностическая политика защищает человека от власти Творца над ним, или, если память о Личном Боге, о Христе полностью утрачена, хранит его от ужаса абсолютной действительности.

духовные болезни

Три гностические болезни:

разновидности

А также:

  • трансцендентальный (религиозный) гностицизм (гностицизм древности)[8]:282;
  • имманентизирующий (светский) гностицизм (марксизм и др. идеологии)[8]:282.

экологическое сознание

Экологическое движение, как и движение защитников прав животных, базируется на гностицизме, то есть на поклонении твари.

теория эволюции

Ярким примером гностического безумия является теория эволюции, которая «борется с самим законом естества, говоря, что от одного происходит другое»[9].

Тысячелетия тому назад Премудрый писал, исправляя невежество людей преданных суете: «Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки» (Еккл. 1:4); «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл. 1:9-10).

Св. Афанасий Великий также учит о неизменности творения: «Каждая созданная вещь по роду, в собственной сущности своей, какой сотворена, такой есть и пребывает»[10].

патологическая речь

Внутренний (похвальное слово) • Внешний (ругательное слово) • ГлубинаПолнотаЭон.

представители

Джордано Бруно, Лев Карсавин, Карл Маркс

см. также

источники

  •  Пейджелс, Элейн Гностические евангелия. — М.: Карьера Пресс, 2014.
  •  Фогелен, Эрих. Гностицизм – природа современности. Пер. Романа Вершилло // Антимодернизм.ру. - 2009. – 16 июня. - Дата обращения: 18.2.2017.
  •  Broek R. den, Hanegraaff Wouter J. Gnosis and hermeticism from antiquity to modern times. — Albany: State University of New York Press, 1998.
  •  Broek R. den. Gnostic religion in antiquity. — Cambridge, New York: Cambridge University Press, 2013.
  •  Conick April D. de, Shaw Gregory, Turner John Douglas, Pearson Birger A. Practicing Gnosis. Ritual, magic, theurgy, and liturgy in Nag Hammadi, Manichaean and other ancient literature : essays in honor of Birger A. Pearson. — Leiden, Boston: Brill, 2013.
  •  Edwards Mark Catholicity and heresy in the early church. — Farnham, Surrey, England, Burlington, VT: Ashgate, 2009.
  •  Hanegraaff Wouter J., Faivre Antoine, Broek R. den, Brach Jean-Pierre Dictionary of gnosis & Western esotericism. — Leiden, Boston: Brill, 2006.
  •  Lundhaug Hugo Images of rebirth. Cognitive poetics and transformational soteriology in the Gospel of Philip and the Exegesis on the Soul. — Leiden, Boston: Brill, 2010.
  •  Marjanen Antti, Luomanen Petri A companion to second-century Christian "heretics". — Leiden, Boston: Brill, 2005.
  •  Merkur Daniel Gnosis. An Esoteric Tradition of Mystical Visions and Unions. — New York: State University of New York Press, 1993.
  •  Rudolph Kurt, Wilson R. McL. Gnosis. The nature and history of gnosticism. — San Francisco: Harper & Row, 1987.
  •  Tite Philip L. Valentinian ethics and paraenetic discourse. Determining the social function of moral exhortation in Valentinian Christianity. — Leiden, Boston: Brill, 2009.
  •  Turner John D., Corrigan Kevin, Rasimus Tuomas Gnosticism, Platonism and the Late Ancient World. Essays in honour of John D. Turner. — Leiden: Brill, 2013.
  •  Voegelin, Eric The New science of politics. An Introduction. — Chicago, London: University of Chicago Press, 1974.
  •  Webb Eugene. Eric Voegelin Philosopher of history. — Seattle, Wash, London: University of Washington press, 1981.
  •  Williams Michael Allen Rethinking "Gnosticism". An argument for dismantling a dubious category. — Princeton, N.J: Princeton University Press, 1996.


Сноски


  1. 1,0 1,1  Voegelin, Eric. The New science of politics. An Introduction. — Chicago, London: University of Chicago Press, 1974.
  2. Соловьев Владимир
  3. Касаткина, Татьяна. О субъект-субъектном методе чтения // Новый мир. – 2017. – № 1.
  4.  Тихомиров, Лев. Религиозно-философские основы истории. — М.: Москва, 1997. — С. 189.
  5. Клеман Оливье
  6. «Царствие Христово есть, во-первых, весь мир, во-вторых, все верующие на земле, в-третьих, все блаженные на небеси. Первое называют царством природы, второе царством благодати, а третье царством славы. Вопрос: К которому из сих относится изречение Символа, что царствию Христову не будет конца? Ответ: К царству славы»Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. — Варшава, 1930.
  7.  Иоанн Златоуст, св. Беседы на послание к римлянам // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1903. — Т. 9. Кн. 2.
  8. 8,0 8,1  Webb Eugene. Eric Voegelin. Philosopher of history. — Seattle, Wash, London: University of Washington press, 1981.
  9.  Григорий Нисский, св. Опровержение Евномия // Творения. — М., 1863. — Т. 5. — С. 91.
  10.  Афанасий Великий св. На ариан Слово второе // Творения: В 4-х т. — М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1994. — Т. 2. — С. 287.