Религия самоспасения

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Религия самоспасения
Babylon religio politica.jpg

религия самоспасения и противозаконного самоисследования — единая целостная посюсторонняя религия Нового времени, возрождение язычества в обществе массовых идеологий. Гностическая вера в земное как в идеальное, в видимое как в невидимое. Противоположна и стремится заменить собой религию спасения: Христианство. Основной миф религии самоспасения — об абсолютной свободе человека.

Внешне выражается в борьбе против христианского государства, против Церкви, против здравой философии, но по сути является восстанием имманентного сознания против духовного порядка в мире.

К этой целостной религии принадлежат все противники Христианства, в том числе и те, которые по недоразумению считаются христианами.

Две религии. Неотмирная религия Христианства и религия мира сего

Наивысшая точка расхождения между Церковью и миром состоит в том, что истинное Христианство есть религия спасения, а град земной исповедует религию самоспасения.

Блж. Августин прочертил два пути человека на земле:

  • история Града Божия, Града Небесного, града спасаемых, Церкви;
  • история града земного, града смешения, града погибающих, нового Вавилона, лжецеркви антихриста.

Эти два града имеют разное начало: Авель и Каин; разные пути: покаяние и гордость диавольская (pompa diaboli); и будут иметь разный конец: рай и ад.

Человеческий род не составляет единства или «всечеловечества», а разделен «на два разряда: один тех людей, которые живут по человеку, другой тех, которые живут по Богу. Эти разряды мы символически назвали двумя градами, то есть двумя обществами людей, из которых одному предназначено вечно царствовать с Богом, а другому подвергнуться вечному наказанию с диаволом» [1].

Отступление: смешение двух градов

Затруднение современного человека состоит в том, что с некоторого времени пути, начала и концы этих двух градов подвергаются гностическому смешению. В чем же состоит это смешение? В обмирщении Церкви и своеобразном одухотворении мира, прежде всего политики.

Этот процесс именуется у Святых отцов Отступлением, поскольку по-видимому затрагивает и Церковь.

Утрата веры массами и элитами полностью определяет суть эпохи Нового времени.

Свт. Игнатий (Брянчанинов):

Спасаяй да спасет свою душу, сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим. Себя спасай! блажен, если найдешь одного верного сотрудника в деле спасения: это — великий и редкий в наше время дар Божий. Остерегись, желая спасти ближнего, чтоб он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно. Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его.

В Новое время пути двух градов мнимым образом пересекаются и смешиваются.

Новое неверие

Новое время породило новое неверие.

Полный возврат от Христианства к язычеству невозможен уже по одному тому, что язычество не знало Христианского понятия о спасении.

Происходит ре-дивинизация, вторичное околдовывание мира, из которого Христос изгнал демонов.

О. Серафим (Роуз) говорил, что люди имеют прививку против Христианства:

Мы оглядываемся вокруг и почти ничего не находим в реальности из тех вдохновляющих моментов, характерных для эпохи, в которую жил св. Патрик: обращение к вере целых народов, расцвет монашества, большое стремление к истинному Православию. Наоборот, мы видим вокруг преимущественно то, от чего можно упасть духом и опустить руки. Могут спросить, почему сейчас нет великих святых, подобных св. Патрику? Исторически это очень понятно. Была эпоха апостольская. Было время, когда целые народы не знали истинной веры, и Апостолы были посылаемы для их обращения. В наше время практически весь мир уже слышал о Христе, и очень мало осталось на земле таких абсолютно языческих племен, которых бы не достигло Слово Божие. До нас постоянно доходят сведения о проповеди Православия диким племенам Восточной и Центральной Африки. Но в большинстве областей земного шара люди духовно и нравственно истощились и истрепались. Они когда-то уже слышали о Христианстве, а теперь оно им надоело и они от него устали. Трудно вдохновиться при виде всего этого. То там, то здесь появляются немногочисленные новообращенные, которые видят в Христианстве нечто свежее, которые находят в Христианстве нечто несообразное обыденному о нем мнению. И все же мало, очень мало вдохновляющего в этом мире, если взглянуть на него глазами Православия...

Сам феномен Апостасии, феномен отпадения от Истины, заключается в том, что люди не могут свежо воспринять Благовестие. Они уже слышали о нем, и у них есть прививка против него [2].

Утратив веру, человек не остается без веры, однако эта вера более не обращена за пределы видимого мира, а заключена в нем и в его предметах и событиях, прошлых, настоящих и будущих.

Несмотря на этот разрыв с истинным Христианством, Новое время остается религиозным в своем основании. Вера в неотмирную Истину Христианства заменяется универсальной посюсторонней религией — верой в земное как в идеальное, в видимое как в невидимое.

Выступая под именем Христианства или под именем светских идеологий, эта религия отрицает отделение друг от друга «души» и «тела», «духовного» и «материального», «священного» и «профанного», «религиозного» и «мирского». Весь человек освящен и помазан, чтобы во всей полноте быть храмом Божиим, служением Богу и миру [3].

Такая безразлично всеосвящающая религия уже была в истории человечества — во времена язычества. В эпоху Нового времени возвращается именно языческое универсалистское восприятие мира, неизвестное Христианству, различающему святое от несвятого и обращение души к Богу — от обращения души к тварному миру. Так происходит ре-дивинизация, повторное «околдовывание» мира. Теперь всё — и мир, человек с его развлечениями и его технологиями — становится священным, хотя и в мирском светском смысле.

Эта религия во всех своих формах делает шаг не назад к язычеству, а вперед — к богоборчеству. Новая религия — это путь к абсолютной свободе от добровольного рабства Христу, каковая «свобода» и воспринимается как «спасение».

самоспасение

См. основную статью Самоспасение

Посюстороннее, коллективное спасение, даруемое участием в идеологической, массовой религиозной и масс-культурной деятельности. Третья, завершающая часть трехчастного мифа.

самоисследование

См. основную статью Самоисследование противозаконное

структура

В религии самоспасения миф о единой природе играет роль посюстороннего бога, тавтологически равного себе посюстороннего центра бытия, центр которого везде, а окружность нигде.

три части религии самоспасения

По объяснению блж. Августина, в языческих обществах политическая теология существовала в связи с двумя другими частями языческого учения о богах: философской теологией и теологией театра. Вместе политическая, философская и теология театра и составляли язычество как таковое.

Таким образом, все стороны Нового времени являются политическими в той же мере, в какой и религиозными.

В частности, и марксизм и позитивизм предлагают самообожествление и самоспасение человека, потому что сверхъестественный Логос здесь заменяется посюсторонним логосом человеческого сознания.

В новой религии самоспасения и способности к самоспасению человек является священным и Божественным центром мира:

Отныне храмом становится человек, отныне не камни и не алтари, а человек – его душа, его тело и вся его жизнь – вот священный и Божественный центр мира, вот его „святое святых“... В мир входит учение, не ставящее ничего выше человека, ибо Сам Бог принимает человеческий образ, чтобы явить, что назначение человека, призвание его – Божественное. С этого момента начинается свобода человека. Нет ничего над ним, ибо сам мир для него – дар Божий, данный ему для исполнения Божественной судьбы своей [4].

— о. Александр Шмеман

Здесь самопоклонение достигает своего полного осознания. Вместо даруемого Богом спасения по вере, новая религия ставит перед человеком задачу самоспасения, максимально далекую от христианского понятия о спасении. Причем это отрицание спасения имеет две стороны:

  • человеку доступно спасение своими силами;
  • спасение человеку вовсе не нужно и спасаться ему не от чего.

Вместо спасения души в жизнь вечную религия ставится на совершенно иную основу: спасение человеческой души становится лишь средством для «искупления мира»:

«Это – новая жизнь и потому искупление всей жизни, всего бытия человека. И эта всецелая человеческая жизнь и есть тот мир, в котором и которым он живет. Через человека Церковь спасает и искупает мир» [5].

При всей новизне Нового времени и его религии религия самоспасения не обещает своим адептам ничего нового, а дарует исключительно самотождество, позволяет человеку стать тем, кем он есть.

Нацистский идеолог Альфред Розенберг мечтает о германском нордическом возрождении:

Это мечта, достойная изучения и жизни. И это испытание, и эта жизнь уже есть отражение предчувствуемой вечности, таинственной миссии на этом свете, предначертанной нам, чтобы мы стали тем, что мы есть.

Такого рода тавтологические обещания проходят сквозь все сочинение идеолога:

Этот старо-новый миф приводит в движение и обогащает уже миллионы человеческих душ. Сегодня тысячью языками он говорит, что мы не «кончились в 1800 году», а с возросшим сознанием и взволнованной волей впервые хотим стать самими собой как целый народ: «единый с самим собой», чего добивался Мейстер Экхарт.

В книге Розенберга мы сталкиваемся с «самосознанием», «самоопределением», «самоощущением», «самореализацией», «саморазвитием» и «самоощущением».

Такая «самодеятельность» и «самореализация» не только символизирует посюстороннее «спасение», но и указывает на демоническую замкнутость идеолога, мотивирует его безудержное и безграничное творчество в мире сем.

мифы религии самоспасения

абсолютная свобода человека

Абсолютная свобода является «окончательным мифом» Нового времени [6]. В этом мифе познающий субъект окончательно утверждает свою власть над предметом познания, сам восхищая свою абсолютную свободу. Это миф о самосотворении, о рождении человеком самого себя.

трехчастный миф

Основным космогоническим мифом религии самоспасения является так называемый трехчастный миф о 1) первоначальном единстве (миф о единой природе), 2) разделении (космический грех) и 3) возвращении к началу (миф возрождения). Космическая драма о сотворении мира, грехопадении и спасении, как мистическом браке сознания и природы.

борьба с религией самоспасения

Можно отослать к верной констатации Джона Гресама Мейчена, сделанной им еще в 1923:

Великая Искупительная религия, которая всегда была известна под именем Христианства, борется против совершенно отличного типа религиозного верования, тем более разрушительного для христианской веры, что оно употребляет традиционную христианскую терминологию. Эта современная неискупительная религия именуется «модернизмом» или «либерализмом» [7].

В самом деле, самоспасение – это не спасение, как самоискупление – не Искупление, а его прямая противоположность, которая является прямым и бессильным вызовом Самому Богу.

С гностической политикой как практической деятельностью по имманентному самоспасению Христианская Церковь не может находиться даже в состоянии временного перемирия, а вынуждена противостоять этому бессознательному подчинению массового человека власти идеологической конструкции.

Это борьба не практическая или информационная, а борьба веры.

источники



Сноски


  1. Августин Иппонийский, блж.
  2. Seraphim (Rose), Fr. In Step with Sts. Patrick and Gregory of Tours // Orthodox Word. 1987. № 136. P. 256-274, 287-290
  3. Шмеман, Александр о.
  4.  Шмеман, Александр о. Воскресные беседы. — Paris: YMCA-Press, 1989. — С. 246.
  5.  Шмеман, Александр о. Церковь, мир, миссия: Мысли о Православии на Западе. — М.: ПСТБИ, 1996. — С. 252.
  6.  Blumenberg, Hans. Work on myth. — Cambridge, Mass: MIT Press, 1990. — P. 266.
  7.  Machen J. Gresham. Christianity and liberalism. — Grand Rapids, Mich: William B. Eerdmans Pub. Co., 2009. — P. 2.