Любовь (гностическая)

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Любовь (гностическая)
Jughe love.jpg

одна из трех главных гностических добродетелей наряду с верой и надеждой. Растворение личности в коллективном беспорядке и бессмыслице. Противоположность христианской любви.

история

Отдельное понятие о любви в гностическом смысле возникает в эпоху «Бури и натиска» из характерной для предромантизма и романтизма оппозиции «чувства» — «рассудку». «Чувство» (sentiment) впоследствии конкретизировалось под именем «любви».

Отсутствие «любви», то есть единства несмотря на различие лжи от истины и зла от добра, воспринимается гностиками как мировая драма, которая должна разрешиться во всеобщем политическом или теургическом единении.

Гностическая любовь является выходом из всех нравственных тупиков, созданных аморализмом и утверждением греха как нормы.

иррационализм

Требование специфической аморальной любви и беспринципной терпимости означает принципиальную борьбу с истиной, поскольку любовь к истине разрушает единство антигосударства и лжецеркви.

аморализм

В целом гностическая любовь является проявлением аморализма религии самоспасения и всех ее частей: идеологии, массовой культуры и массовой религии.

идеологии

Любовь играет ключевую роль в идеале нового государства у романтиков, о. Флоренского.

В либерализме гностическая любовь принимает форму толерантности.

Любовь движет революционерами:

Я молнией блеснул для всех, кто вдаль глядели,
Я озарил им путь к возвышенной их цели.
Мне помогли не ум, не знанье, не расчет, —
Мне лишь одна любовь дорогу указала
И воедино мир, весь мир со мной связала.
Я меж людьми все грани стер, —
Блуждавших розно, как в тумане,
Собрал я в стройный, мощный хор.
Я уготовил смерть былой Оппидомани,
Низвергнул догматы, убил стяжанье, гнет!
Из недр грядущего она теперь взойдет,
В громах рожденная и, наконец, — моя,
Моих заветных дум являя воплощенье,
В огне души моей изведав очищенье,
Чтоб солнцем воссиять во мраке бытия[1].

— Эмиль Верхарн. Зори

русское освободительное движение

Огонь святой любви к свободе
Всегда силен, всегда живуч;
Всегда таится он в народе,
Как под землею скрытый ключ.

— П. Орлов. Революция (1878)

марксизм

Марксизм предписывает советскому человеку испытывать любовь к партии, к народу, ЦК, вождям и т. п.

Эту любовь может испытывать не только отдельный человек, но и коллектив:

Мы можем ответственно заявить: враг разгромлен и уничтожен, наши партийные организации серьезно окрепли и беспредельно любят Сталинский Центральный Комитет партии, нашего вождя и учителя — товарища Сталина[2]:275.
«Уважаемый и любимый Маршал-отец посетил наш детский сад». Акварель (1971 год).

Из кинофильма «Великий гражданин» (1937):

У него была великая вера, великая любовь и великая ненависть. Вера в победу, ненависть к врагам, любовь к народу, к партии, к Сталину[3].

Пантелеймон Пономаренко:

Все эти успехи породили глубокое морально-политическое единство нашего народа, сплотили его вокруг партии, Центрального Комитета, товарища Сталина, воспитали в нем беззаветную любовь к родине, к партии и ее вождю[2]:123.

массовая культура

Аморализм массовой культуры принимает различные формы, в том числе форму порнографии.

массовая религия

Церковь

Через гностическую любовь славянофилы, а впоследствии нравственные монисты, толковали Христианскую Церковь как гностический коллектив, экуменический или нет:

Сущность Церкви Хомяков видел в силе любви, соединяющей многочленную общину в единый живой организм, а сущность ереси видел не в той или иной богословской ошибке, но в глубинной ошибке, состоящей в отсутствии любви, приводящей к тому, что определенная часть Церкви получает свою отдельную доктрину. (Правильную или ложную — этот аспект для Хомякова не играл решающей роли). И эта доктрина противопоставляется всеобщему («соборному») сознанию Церкви. Хотя Хомяков именно с этой точки зрения резко критиковал западные исповедания, однако его идея, ставящая любовь в Церкви выше теоретической истины или, вернее, ставящая в зависимость истину теоретическую от потенциала любви, эта идея открыла широко дорогу для православного сознания к принятию экуменизма не только в его теоретическом варианте, но также в виде практического христианства, ставящего общие усилия, объединенные любовью, выше усилий по преодолению различий в теории[4].

О любви Божией митр. Сергий (Страгородский) предлагает извращенное представление, когда пишет:

Любовь Божия и не ставит греха безусловным препятствием для сближения Бога с человеком; всюду, где есть смиренный и сокрушенный сердцем, где заметно желание бросить грех и быть с Богом, любовь Божия не оставляет без помощи[5].

сострадательная любовь

Особую роль в вероучении нравственного монизма играет сострадательная любовь.

См. основную статью Сострадательная любовь

разновидности

Любовь к кому/чему: свободе • Советскому Союзу • великому Сталину • Коммунистической партии (славной нелегальной РСДРП) • природе • революционной теории • своему коллективу • социалистической Родине• советскому народу.

см. также

источники



Сноски


  1.  Верхарн, Эмиль. Зори // Эмиль Верхарн, Морис Метерлинк: Стихотворения. Зори. Пьесы. — М.: Художественная литература, 1972. — С. 331.
  2. 2,0 2,1  Мехлис. XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 10 - 21 марта 1939 г. Стенографический отчет (1939). — М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1939.
  3.  Блейман М., Большинцов М., Эрмлер Ф. Великий гражданин // Избранные сценарии советского кино. — М.: Госкиноиздат, 1949. — Т. 2. цит. по  Максименков Л. В. Сумбур вместо музыки. Сталинская культурная революция 1936-1938. — М.: Юридическая книга; ЧеРо, 1997. — С. 132–133.
  4. Dwie postacie prekursorow prawoslawnej odnowy // O istocie prawosławia. Wybór pisem. — Warszawa: Instytut Wydawniczy PAX, 1983. — P. 270—275.
  5.  Сергий (Страгородский), митр. Православное учение о спасении. — Казань, 1898. — С. 164.