Введенский Александр Иванович

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Введенский Александр Иванович
 
Vvedenski sm.jpg

1889-1946

обновленчество

Сан: протоиерей

Сан в обновленчестве: митрополит

Год раскола: 1922

Окончил: историко-филологический факультет СПбГУ, СПбДА

Преподавал в: Московская богословская академия, Ленинградский богословский институт

Организации: Захарие-Елисаветинское братство, Союз демократического духовенства и мирян, Соборный разум (общество), Живая церковь

Пресса: Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви

Повлиял: Боярский Александр Иванович, Левитин Анатолий Эммануилович

Обновленчество

(18891946) — крупный деятель обновленческого раскола, пропагандист идей модернизма, представитель первого поколения модернистов. Мастер патологической речи.

влияние

Александр Введенский стал предшественником мирологии, квазирелигиозной концепции о. Александра Меня, воззрений митр. Антония (Блума) и др.

образование

Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. В годы учебы часто посещал литературный салон Д. С. Мережковского и 3. Н. Гиппиус.

В 1914 экстерном сдал экзамен за полный курс в СПбДА.

В период Гражданской войны, сдав экстерном экзамены в нескольких петроградских вузах, получил дипломы биолога, юриста, физика и математика.

иерархия

27 августа 1914 архиеп. Гродненским и Брестским Михаилом рукоположен во священника с назначением к церкви гвардейского запасного полка в Новгородской губернии.

С 1915 служил в церкви во имя святых Захарии и Елисаветы (СПб).

В 1921 Александр Введенский возведен в сан протоиерея.

церковные должности

В 1918 - 1922 Александр Введенский был активным инициатором разнообразных церковных мероприятий в Петроградской епархии, вместе с проф. Н. Егоровым участвовал в религиозных диспутах. В 1920 - 1922 возглавлял созданные им Захарие-Елисаветинское братство и церковно-богословские приходские курсы. В апреле 1920 являлся председателем 1-й конференции петроградских братств, проведение таких конференций началось по инициативе Александра Введенского.

пресса

В 1911 через газету «Русское слово» провел анкетирование нескольких тысяч представителей интеллигенции с целью выявления причин широкого распространения неверия.

В 1918 под руководством Александра Введенского выходила серия брошюр «Библиотека по вопросам религии и жизни». Опубликовал в издании общества «Соборный разум» свои сочинения «Социализм и религия» (1918), «Паралич Церкви» (1918), «Анархизм и религия» (1918), в которых порицалась Христианская Церковь и Христианская государственность со времен равноап. Константина Великого.

обновленчество

Во время Первой Мировой Войны Александр Введенский знакомится с будущими лидерами обновленчества о. Иоанном Егоровым и Александром Боярским, с чего начинается их тесное сотрудничество. После Февральской революции вместе с Александром Боярским и о. Иоанном Егоровым стал одним из основателей «Союза прогрессивного петроградского духовенства», преобразованного 7 марта в «Союз демократического православного духовенства и мирян». Секретарь «Союза».

Будучи клириком Ведомства протопресвитера военного и морского духовенства, выезжал на фронт, призывая войска продолжать войну «во имя защиты революции». В 1917 являлся также членом Всероссийского демократического совещания, заведовал внешкольным отделом Охтинского райсовета Петрограда. Признал Октябрьскую революцию.

Среди членов «Союза демократического православного духовенства и мирян» еще с осени 1917 начинает, по словам Александра Введенского, «созревать решение самостоятельно вести церковное дело, не считаясь с правящей иерархией. В. Лашнюков особенно энергично проводил эту мысль. После же избрания патриарха, когда самые мрачные принципы церковного консерватизма восторжествовали до конца, с особенной настойчивостью встала мысль о необходимости разорвать с официальной московской церковью. Инициатором явился протопресвитер Г. И. Шавельский, призвавший к себе прот. А. И. Боярского и меня для совещания. Вскоре на квартире покойного протоиерея И. Ф. Егорова было устроено совещание, где был выработан как подробный проект Основ новой церкви, так и план отделения от Москвы. По замыслу нашему, отделение от Тихона должно было одновременно начаться в Петрограде, Киеве и Одессе. Шавельский поехал в Москву переговорить с некоторыми церковными деятелями, чтобы совместно выработать план и детали выступления. Но оказалось, что время еще не пришло и наше предложение не встретило массового сочувствия».

18 февраля 1922 в газете «Петроградская правда» была опубликована статья Александра Введенского «Церковь и голод: Обращение к верующим», содержавшая обвинения в адрес петроградского духовенства. Данная публикация была одной в ряду многих, появление которых предшествовало изданию 28 февраля 1922 декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей.

В марте 1922 Александр Введенский вошел в «Петроградскую группу прогрессивного духовенства» (Владимир Красницкий, Евгений Белков, Александр Боярский, прот. Павел Раевский и др.). 24 марта 1922 вместе с членами группы подписал «Воззвание группы священников» («Письмо 12-ти»), в котором содержались обвинения духовенства в контрреволюционности и равнодушии к страданиям народа.

В связи с массовыми репрессиями духовенства в ходе кампании по изъятию церковных ценностей сщмч. Вениамин Петроградский обратился к Александру Введенскому с просьбой стать посредником при переговорах с представителями власти. Однако деятельность Александра Введенского, открыто поддерживавшего власти, лишь ухудшила положение, и 10 апреля 1922 на собрании петроградского клира митр. Вениамин обвинил Александра Введенского в предательстве, сказав, что по вине Александра Введенского и Александра Боярского арестовывают священников.

12 мая 1922 с одобрения и под контролем Антирелигиозной комиссии и ГПУ Александр Введенский вместе с другими деятелями обновленчества Александром Боярским и Евгением Белковым побывал у находившегося под домашним арестом св. Патриарха Тихона с целью убедить его передать им высшую церковную власть. Св. Патриарх ставит временно во главе церковного управления сщмч. Агафангела митр. Ярославского.

13 мая 1922 — воззвание группы «прогрессивного духовенства» (Антонин Грановский, Владимир Красницкий, Александр Введенский, Евгений Белков и др.), обвинявшее св. Патриарха Тихона в руководстве контрреволюцией. Обновленцы требовали «немедленного созыва поместного Собора для суда над виновниками церковной разрухи, для решения вопроса об управлении церковью и об установлении нормальных отношений между нею и Советской властью».

18 мая 1922 Александр Введенский вместе с Евгением Белковым и Сергеем Калиновским посещает св. Патриарха Тихона, находящегося под арестом. Получают разрешение принять синодские дела и передать их сщмч. Агафангелу. Итогом визитов обновленцев к св. Патриарху стало ужесточение условий содержания под арестом Патриарха, перемещенного в Донской монастырь, и образование антиканонического Высшего церковного управления (ВЦУ), что означало организационное оформление обновленческого раскола.

19 мая 1922 Александр Введенский вошел в состав ВЦУ. 28 мая 1922 сщмч. Вениамин Петроградский обратился к пастве с воззванием, в котором объявил о запрещении в священнослужении Александра Введенского и др. членов ВЦУ и отлучении их от Церкви за учиненный раскол. На следующий день Александр Введенский в сопровождении бывшего председателя петроградской ВЧК И. Бакаева посетил святителя, требуя снять запрещение. Сщмч. Вениамин отказался и 1 июня 1922 был арестован.

Александр Введенский неоднократно подчеркивал свою близость к органам государственной власти, в особенности карательным. На собрании петроградского духовенства 5 июня 1922 лидер обновленчества сделал доклад, в котором сказал, что расстрел пяти священников (2 июня 1922), после Московского процесса, - это ответ государства на его, Александра Введенского, отлучение и что, если пастырское собрание не сделает правильных выводов из этого факта, то это будет последнее пастырское собрание в епархии.

После совещания с другими викариями Петроградской епархии и по причине откровенного давления со стороны властей, угрожавших расстрелом сщмч. Вениамина, вступивший во временное управление Петроградской епархией Ямбургский еп. Алексий (Симанский) 4 июня снял с Александра Введенского запрещение. 10 июня 1922 начался судебный процесс над сщмч. Вениамином и клириками и мирянами Петроградской епархии. 6 июля, спустя день после вынесения судом смертного приговора сщмч. Вениамину и 10 обвиняемым, обновленческое ВЦУ постановило «лишить сана и монашества» осужденных клириков, а мирян — «отлучить от Церкви».

А. И. Введенский. 1934 год. Фотограф: Н. Свищов-Паола.

Член петроградской группы «Живая церковь». 20 августа 1922 внутри «Живой Церкви» образовалась группы «Союза церковного возрождения», к которой Александр Введенский присоединился 5 сентября. Однако в октябре, из-за конфликта с лидером группы Антонином Грановским, Александр Введенский оставил «Союз церковного возрождения» и возглавил «Союз общин древлеапостольской церкви» (СОДАЦ), программа которого включала требования «обновления религиозной морали», введения женатого епископата, использования русского языка за богослужением, закрытия большей части «выродившихся» монастырей, воплощения идей «христианского социализма» во внутрицерковной и общественной жизни, участие на равных правах клириков и мирян в управлении делами общин.

Отсутствие в СОДАЦ епископов вынудило Александра Введенского восстановить общение с «Живой Церковью», и 16 октября 1922 он вновь вошел в состав ВЦУ и стал заместителем председателя.

6 декабря 1922 св. Патриарх Тихон предает анафеме обновленческое ВЦУ и всех имеющих с ним какое-либо общение.

В марте 1923 года участник Всероссийского съезда СОДАЦ.

Активно участвовал в работе обновленческого собора 1923, где 3 мая выступал с докладом, в котором настаивал на лишении сана св. Патриарха Тихона, называя Патриарха «изменником делу Христову». В тот же день «собор» принял постановление, разрешавшее брак епископам, и 4 мая 1923 Александр Введенский был избран «архиепископом Крутицким, первым викарием Московской епархии». «Хиротония» Александра Введенского прошла 6 мая в храме Христа Спасителя. В августе 1923 он вошел в состав образовавшегося обновленческого «Священного Синода». В начале 1924 Александру Введенскому также было поручено заниматься зарубежными делами с возведением его в сан «митрополита Лондонского и всея Европы». Однако попытка обновленцев получить хотя бы один храм за рубежом претерпела неудачу, и в середине 1924 Александру Введенскому был присвоен титул «митрополита-апологета и благовестника истины Христовой».

На открывшемся 1 октября 1925 обновленческом соборе Александр Введенский был избран «товарищем председателя Собора». Во вступительном докладе Александр Введенский зачитал заведомо лживое письмо обновленческого «епископа» Николая Соловья о том, что в мае 1924 св. Патриарх Тихон и митр. Петр (Полянский) якобы послали с Соловьём в Париж вел. кн. Кириллу Владимировичу благословение на занятие царского трона. Как и мн. др. устные и печатные заявления Александра Введенского, это выступление имело характер доноса и послужило причиной скорого ареста сщмч. Петра.

17 апреля 1926 г. избран делегатом на Вселенский Собор. В феврале 1927 года участник 1-го Всесоюзного миссионерского совещания.

В 1920-е Александр Введенский участвовал в диспутах на религиозные темы с наркомом просвещения А. В. Луначарским (диспуты: Христианство или коммунизм. Л., 1926; Личность Христа в современной науке или литературе. М., 1928). Являлся профессором (в 1932 - 1934 гг. ректором) обновленческих «Московской богословской академии» и «Ленинградского богословского института».

В 1935 вторично женился, называясь при этом «митрополитом». Со 2 декабря 1936 объявляет себя «настоятелем» церкви во имя прп. Пимена Великого в Москве. С апреля 1940 являлся заместителем обновленческого «первоиерарха» Виталия (Введенского). 10 октября 1941 Александр Введенский провозглашен «святейшим и блаженнейшим первоиерархом московским и всех православных церквей в СССР». В конце октября 1941 присвоил себе сан «патриарха» и 4 декабря 1941 инсценировал «патриаршую интронизацию», но вскоре был вынужден отказаться от этого сана и оставил за собой титул «первоиерарха» и «митрополита».

После распада обновленческого раскола искал возможность воссоединения с Московской Патриархией, настаивал на своем принятии в сане епископа. Отказался от предложения стать после покаяния мирянином с предоставлением места сотрудника «Журнала Московской Патриархии».

воззрения

3575026 original.jpg

Александр Введенский многое сделал для пропаганды самых крайних идей модернизма, приспособления Христианства к атеистическому мировоззрению. Обоснованию деятельности по разрушению Православной веры и Церкви посвящен ряд работ Александра Введенского 1922 - 1923 гг.: «О социально-экономическом вопросе с точки зрения Церкви», «Что нужно Церкви», «Церковь Патриарха Тихона», «Церковь и государство: (Очерк взаимоотношений церкви и государства в России, 1918-1922)», «За что лишили сана бывшего Патриарха Тихона?» и др.

С одной стороны, в духе Дмитрия Мережковского Александр Введенский полностью отождествляет цели и идеалы Христианства с прогрессом, социальным и культурным: «Христианство хочет Царства Божия не только в загробных высях, но здесь, в нашей больной, серой, плачущей, страдающей земле. Христос принес на землю социальную правду». С этой гностической точки зрения Александр Введенский осуждает Христианство и христиан: «Христиане не Христовы, Церковь не живет Христом». Единственная надежда в религиозном смысле слова – на атеистическое государство и неверующее общество: «Марксисты, коммунисты, Советская власть не идут за Христом. Марксисты, коммунисты, Советская власть работают для исполнения заветов Христа… А между тем Церковь и до сих пор не выявила своего отношения к этому строительству. Церковь не сказала своего слова правды. Марксисты не верят в Бога, но творят дела во имя того братства, о котором говорил Христос». Отсюда вывод: следует присоединиться к деятельности атеистического государства и безбожному прогрессу вообще.

творчество

Введенский пытался представить обновленчество как гностическое творчество, с характерной терминологией типа «динамизма», «активности» и т.п.

Евангелие насквозь проникнуто динамикой, на это указал в свое время прот. Егоров. В 1917 году в Ленинграде мы издавали газету «Вестник труда» — журнал чисто общественный. И Егоров, рассуждая о труде с точки зрения христианства, приводит цитату из евангелия Иоанна: «Отец Мой доселе делает и Я делаю». Мы придумали за Бога, что он ничего не делает, а все время отдыхает. Это — не трудовая точка зрения на Божество. Ясно, что это — измышление не богословия, а богословов комнатного типа, как выражается Джемс. Творческая энергия Божества; процесс творчества проходит через все Евангелие от начала до конца. Сам Христос говорит о Себе, как о величайшем активисте. И надо было иметь Толстовскую близорукость для того, чтобы представлять Христа в виде религиозного квиэтиста, который пребывает в религиозном «Dolce far niente» (сладком ничегонеделании), как выражаются итальянцы. Это и заставило мир идти своей дорогой, а мы, церковники, остались в хвосте жизни, потому что забыли динамический принцип Евангелия. А Христос всюду выявляет этот принцип... Всюду Господь проводит принцип творчества, динамики, активности... Потому мы должны в наше понимание христианства вложить принцип творчества. Всегда в недрах жизни совершается тот процесс, который Бергсон охарактеризовал как жизненный порыв, как взлет энергии. Это есть сущность всякой жизни, как таковой. И я полагаю, что только от нашей мудрости, такта и общечеловеческой культурности будет зависеть проведение этого принципа в жизнь. Мы можем здесь указать на историю соборов как на определенную цепочку творческих актов. Звено за звеном ковал небесный ювелир новое понимание истины на вечных началах. Начало одно, фундамент заложен Христом, зернышко горчичное есть абсолютная истина, в которой мы не должны сомневаться. Но из всего этого получились цветы разной формы и разного аромата, но цветы живые. Мы должны понять православие как живой поток Божественной правды — это лежит в основе обновления. Кто так понимает этот принцип, только тот и есть истинный обновленец, только тот и есть христианин. Но, конечно, мы должны понять христианство с точки зрения мощного православного творчества, а не строить церковную жизнь по принципу индивидуального усмотрения[1]:268–269.
соборность

Демократический принцип, «соборность» также привязывается Введенским к творчеству и динамизму:

Боюсь, что если мы уничтожим славянское богослужение, то из этого ничего хорошего не выйдет. Я не отрицаю русского языка, но нужна большая осторожность. Следовательно, требуется найти что-то среднее, а это будет уже соборным приятием. Когда соборно осознается, когда соборно сопереживется, только тогда и можно будет проводить это в жизнь. Вот почему мы все наше обновленческое движение полагаем как соборный момент. Для нас все попытки того или иного человека объявить себя вождем православия не приемлемы. Нет такого человека, в котором бы сидело православие. Это — католическая точка зрения. Там истина сидит, ночует рядом с папой. У этой близости между метафизической истиной и персональной значимостью нет. Но, увы, этот принцип папизма начинает давать сейчас некоторые отвратные ростки и у нас. Следовательно, единственно-православный принцип выдвигала, выдвигает и будет выдвигать только соборность. Широкий принцип соборности должен быть самой характерной чертой нашей внешней сущности. Это показывает нам и сама психология жизни. Нам важно принять правильные выводы соборности в широком смысле слова, нам важно демократическое понимание христианства. Христос, обращаясь к своим ученикам, сказал: а вы не называйте себя учениками и учителями, потому что вы все - братья. Разрешите напомнить, что слова — мы все братья — должны быть характернейшим признаком обновленческой идеологии, в ее внешнем отношении к церковной жизни. С принципом соборности мы можем подойти и к текущему моменту. Что требует сейчас от нас жизнь? Жизнь быстро движется вперед, ее нельзя заставить вести себя спокойно и смирно, как нельзя заставить течь смирно весной речку, только что вырвавшуюся из ледяных оков. Жизнь есть живой поток, и если бы мы хотели задержать его, то все равно ничего бы не вышло. Поэтому я полагаю, что обновленчество не может и не должно иметь никаких программ, никаких настольных книжек — вообще ничего внешнего. У нас должен быть соборный принцип, принцип выявленный, выполненный до конца, заложенный в Евангелии, то что имплицете — заложенное внутри переводится в эксплицете[1]:270.
антиформализм
Обновленчество не может и не должно иметь никаких программ, никаких настольных книжек — вообще ничего внешнего[1]:270.

патологическая речь

Введенский - мастер патологической речи.

приемы

придание смысла
Мы хотим вернуться к первохристианскому совершенству. Но если вы поймете это, как своего рода реконструкцию христианства, будет не совсем правильно. Потому что из 20-го века в первый как не перескочишь, ибо 20-й век есть век аэропланов, а первый - есть век лодок с веслами. Поэтому не надо понимать обновленчество как полный возврат к первохристианству как таковому, а надо в условия современной жизни влить первохристианский дух[1]:270-271.

штампы

борьба, борьба за Церковь
  • Это борьба за церковь! И мы – воины[2].
  • Борьба за бедных – основной принцип социализма – это и наша христианская борьба.
  • Обновленчество есть борьба за культурное, честное, честное христианство.
  • Обновленчество есть борьба за возвращение в церковь Христа.
  • По просьбе митрополитанского управления, я дал ряд директив по борьбе с тихоновщиной.
византизм
  • Византизм характеризуется связью церкви с государством[3].
ересь жизни
  • Собор 1923 года раз и навсегда, от лица Христова, осудил служение капитализму, как тягчайший смертный грех. Этим Собор 1923 года смыл то позорное пятно, которое жизнь Церкви наложила на Нетленный Лик Спасителя. Здесь догмат жизни оформляется с исчерпывающей полнотой и математической краткостью и ясностью. Уступки, тем паче потакательство капитализму, той системе, где одним – победителям – всё, а другим – побеждённым – ничего, объявляется ересью жизни. И в противовес этой ереси жизни – точная православная догма жизни: торжествующая заповедь любви во всём, следовательно, и в области экономических взаимоотношений[4].

сочинения

  •  Введенский А. И. Причины неверия. По данным религиозной анкеты. Изложение причин и разбор их // Странник. май 1911. С. 682-696; июнь 1911. С. 878-889; декабрь 1911. С. 705-729
  •  Введенский А. И. Божественная литургия и Иоанн Кронштадтский // Божия Нива. 1918. № 3-5. С. 36-37
  •  Введенский А. И. Гражданский брак и Церковь // Соборный разум. 1918. № 1-2, 8 (21) апреля. С. 8-10
  •  Введенский А. И. Смерть религии // Соборный разум. 1918. № 3-5. С. 5-7
  •  Введенский А. И. Анархизм и религия. Пг.: Соборный разум, 1918
  •  Введенский А. И. Церковь и голод (1922)
  •  Введенский А. И. Церковь и революция (1922)
  •  Введенский А. И. Программа союза общин Древле-Апостольской Церкви // За Христа. Пермь. 1922. № 1-2. С. 22-24
  •  Введенский А. И. Что нужно церкви? // Живая церковь. 1922. № 2. С. 2-4
  •  Введенский А. И. Автокефалисты // Соборный разум. 1922, № 1. С. 3-4
  •  Введенский А. И. Еще об «автокефалистах» // Соборный разум
  •  Введенский А. И. Что должен сделать грядущий собор? // Живая церковь. С. 4-6
  •  Введенский А. И. О социально-экономическом вопросе с точки зрения Церкви // Живая церковь. № 2. С. 14-18
  •  Введенский А. И. Кто пойдет путем обновления церкви? // Живая церковь. 1922. № 3. С. 2-4.
  •  Введенский А. И. Церковь Патриарха Тихона (1923)
  •  Введенский А. И. Церковь и государство: Очерк взаимоотношений церкви и государства в России, 1918-1922 (1923)
  •  Введенский А. И. За что лишили сана бывшего Патриарха Тихона? (1923)
  •  Введенский А. И. Христианство или коммунизм (1926)
  • Введенский А. И. К празднику нашего дела // Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. - 1927. - № 4. - С. 8.
  •  Введенский А. И. Доклад на пленуме Священного Синода 22 ноября 1927 г. // {{{заглавие}}} / Сост. авт. вступ. с. о. Александр Мазырин, О. В. Косик. — М.: ПСТГУ, 2011. — С. 254–275. — 424 с. — (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви). — ISBN 978-5-7429-0441-3.
  •  Введенский А. И. Личность Христа в современной науке или литературе (1928)

источники

  •  Галутва Г. В. Вершины и пропасти Александра Введенского, митрополита и человека. — М.-Таруса, 2015.
  •  Губонин М. Е. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917–1943 гг. — М.: ПСТБИ, 1994.
  •  Данилушкин М. Б., Шкаровский М. В. История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней. — СПб.: Воскресение, 1997.
  •  Из показаний прот. П. Кедринского на Петроградском процессе 1922 г.- Архив УФСБ по С.-Петербургу и Ленинградской обл. Д. 89305. Т. 17. Л. 75-76
  •  Кривошеева Н. А. Религиозные диспуты в Москве в 1923 году // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2006. № 2 (19). С. 215–225.
  •  Лавринов, Валерий о. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. — М.: Общество любителей церковной истории, 2016. — 734 с. — (Материалы по истории Церкви). — 1 000 экз.
  •  Левитин А. Э., Шавров В. М. Очерки по истории русской церковной смуты. — М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1996.
  •  о. Сергий Желудков. К воспоминания об Александре Боярском
  •  Политбюро и Церковь 1922-1925 гг. — Новосибирск, М.: Сибирский хронограф, РОССПЭН, 1997.
  •  Православная энциклопедия. — М.: Церковно-научный центр РПЦ Православная энциклопедия, 2000. — Т. VII.
  •  Регельсон Л. Л. Трагедия Русской Церкви 1917-1945. — М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1996.
  •  Суздальцева Татьяна. Из истории борьбы с обновленчеством. Архивные документы. Часть 1 // Православие.Ru. - 2009.
  •  Федоров В. А. Всероссийский союз демократического духовенства и мирян // Православная энциклопедия. - 2014.
  •  Шкаровский М. В. Обновленческое движение в РПЦ в XX в. — СПб., 1999.


Сноски


  1. 1,0 1,1 1,2 1,3  Введенский А. И. Доклад на пленуме Священного Синода 22 ноября 1927 г. // Алчущие правды. Материалы церковной полемики 1927 года. — М.: ПСТГУ, 2011. — 254–275 с.
  2. Введенский А. И. Что же делать? // Церковное обновление. – Рязань, 1925. - 10 января. – № 1.
  3. Введенский, Александр. Кто губит Церковь. Диспут в Москве 11 декабря 1924 г.
  4. Введенский А. И. К празднику нашего дела // Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. - 1927. - № 4. - С. 8-10.
Второбрачие духовенствада +
Год рождения1889 +
Год смерти1946 +
Год ухода в раскол1922 +
Женатый епископатда +
ИмяВведенский Александр Иванович +
Оказал влияние наБоярский Александр Иванович + и Левитин Анатолий Эммануилович +
Окончил светское учебное заведениеисторико-филологический факультет СПбГУ +
Окончил учебное заведениеСПбДА +
Поколение модернистовПервое поколение модернистов +
Преподавал в учебном заведенииМосковская богословская академия + и Ленинградский богословский институт +
РуководительМосковская богословская академия +
Сан в Православной Церквипротоиерей +
Сан в обновленчествемитрополит +
Сотрудничал со СМИВестник Священного Синода Православной Российской Церкви +
УчастникВсероссийский съезд СОДАЦ +, Обновленческий собор 1923 года +, Обновленческий собор 1925 года + и 1-е Всесоюзное миссионерское совещание +
Член организацииЗахарие-Елисаветинское братство +, Союз демократического духовенства и мирян +, Соборный разум (общество) + и Живая церковь +
ЮрисдикцияОбновленчество +