Компромисс

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Приспособление к противоречию добра и зла. Указ «О поминовении за богослужениями» от 21 октября 1927 года, предписывающий поминовение советских властей. Экземпляр для рассылки архиереям.

беспринципность, оппортунизм, приспособление к миру, конформизм, коллаборационизм, мимикрия - действенное приспособление к противоречию истины и лжи и добра и зла. Пребывание между противоположностями. Антоним нонконформизма.

определение

Не прогресс, а компромисс, как все большее смешение, является содержанием человеческой истории, стремящейся ко все большему отпадению от Бога.

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

— Еккл. 1:9-10

Все уже было, и даже зло не совершенствуется. Поэтому последующее поколение идеологов или представителей массовой религии менее радикально по сравнению с предыдущим.

Карл Маркс гораздо радикальнее Ленина, Ленин - Иосифа Сталина и т. п. О. Александр Шмеман менее радикален, чем о. Сергий Булгаков, о. Булгаков - чем Владимир Соловьев, Соловьев - чем Федор Достоевский, Достоевский - чем Шарль Фурье, Фурье - чем представители радикального Просвещения.

То, что этим более «мягким» революционерам удается достигать бóльших разрушений, это попущение Божие за грехи наши, а не следствие их большей радикальности. Напротив, любые успешные революционеры: Ленин, или современные деятели реформы Русской Православной Церкви, - идут на огромные уступки косной реальности, и на этом пути обретают успех.

Компромисс обычно существует в противоречивом сочетании с агрессией, вызовом, эпатажем.

Компромисс является закономерным в идеологической сфере, так как оформляется в терминах мнений и терпимости к мнениям, традиции и ценностей.

Когда рассуждения в терминах ценностей «переносятся на общество, подорванное и зараженное идеологией, то возникает ровно столько различных определений, сколько наличествует идеологических ценностей. Наука превращается в апологию различных идеологий... Во время одной из дискуссий в Гейдельберге мне стал возражать молодой человек из Института Альфреда Вебера, который настаивал на том, что социолог может оставаться объективным, только если он занимается наукой в духе своего времени, потому что для выбора и исследования своего предмета у нас нет других критериев, кроме ценностей, признаваемых нашим обществом в настоящее время. Иными словами, когда он ставит себя вне духа своего времени и вносит онтологические критерии, тогда это субъективизм. А если исследователь субъективно и произвольно примыкает к какой-либо идеологии своего времени, тогда-то он объективен» [1].

Диалектика политики и аполитичности в сергианстве также сводится в итоге к беспринципности.

уход от преследования

Смешение правды и лжи является одним из наиболее распространенных приемов ухода от преследования. В этом уравнении ложь до конца убивает правду. Если правду человек может говорить из конформизма, то ложь в фундаментальных вопросах можно истолковать только как исповедание подлинных убеждений человека. Думать иначе значит превращать разговор об истине в фарс.

Патологическая речь открывает возможность управлять людьми с помощью лжи или истины, в которую сам идеолог не верит. Хотя сегодня такая ситуация является нормой, это на самом деле совершенно противоестественное положение вещей, возможное только внутри общественно индуцированного сатанизма. Блж. Августин указывает на общественный характер такого обмана: «Как демоны могут обладать только теми, кого прельщают обманом, так точно и люди-правители – конечно, не справедливые, а подобные демонам – то, что знали за ложное, выдавали народу от лица религии за истинное, связывая его через это как бы более тесным гражданским союзом, чтобы подобно демонам повелевать покорными» [2].

Между противоположностями нет середины, и компромисс сводится к уничтожению истины:

Кто не знает, что как Сущему противополагается не сущее, так и всякому благому предмету и наименованию - противоположное по мысли, как, например, добру - зло, истине - ложь, свету - тьма, и все, что подобным образом относится друг к другу противоположно?! Кто не знает, далее, что между противоположностями нет средины, что нельзя допустить одинакового бытия двух противоположностей в одном и том же предмете, одной с другою, но что присутствие одной из них уничтожает другую и с удалением другой происходит явление противной?[3].

— Св. Григорий Нисский

Св. Марк Ефесский:

Но, быть может, ты скажешь, что сделанное изменение не превратилось в противоположное (мнение), но мы ищем нечто среднее и соглашение. - Никогда, о человек, то, что относится к Церкви (ta ekklesiastika) не исправляется чрез компромиссы: нет ничего среднего между Истиной и ложью, но как находящийся вне света по необходимости будет во мраке, так и немного отступивший от Истины, предоставлен подлежать лжи, если будем говорить правду; и хотя возможно сказать, что между светом и тьмой есть середина - называемая вечерними и утренними сумерками, однако между Истиной и ложью, как бы кто ни старался, не выдумает нечто среднее[4].

Сопротивляться компромиссу следует делом:

Св. Марк Ефесский не допускал никакого компромисса в делах веры. Марку кричали: «Найди нам выход, икономию». Марк отвечал: «Дела веры не допускают икономии. Это все равно, что сказать: отруби себе голову, и иди куда хочешь»[5].

— Архим. Амвросий (Погодин)

Латинствующие приступали к Марку, умоляя его смягчиться, но он отвечал им, «что в защите веры нет снисхождения», а когда уверяли его, что различие между двумя исповеданиями так незначительно, что если он только пожелает, можно будет утвердить соглашение, Марк возражал: «Вспомните, как уговаривал правитель области св. Феодора Студита только однажды сообщиться с еретиками и потом делать все, что ему угодно, и как отвечал ему святой: "Знаешь ли на что похоже твое предложение? Позволь отрубить тебе голову и потом иди куда хочешь"; ибо часто в догматах весьма важно то, что кажется для некоторых неважным»[6].

— о. Константин Зноско

идеология

национал-социализм

«Gleichschaltung» - «политическая консолидация, координация». Приспособление политических, общественных, культурных и религиозных организаций к политике национал-социалистов [7].

марксизм

Лев Троцкий (1924):

Никто из нас не хочет и не может быть правым против своей партии. Партия в последнем счете всегда права, потому что партия есть единственный исторический инструмент, данный пролетариату для разрешения его основных задач... Я знаю, что быть правым против партии нельзя. Правым можно быть только с партией и через партию, ибо других путей для реализации правоты история не создала. У англичан есть историческая пословица: права или не права, но это моя страна. С гораздо большим историческим правом мы можем сказать: права или не права в отдельных частных конкретных вопросах, в отдельные моменты, но это моя партия [8].

Георгий Пятаков:

Большевизм – есть партия, несущая идею претворения в жизнь того, что считается невозможным, неосуществимым и недопустимым... Ради чести и счастья быть в ее рядах мы должны действительно пожертвовать и гордостью, и самолюбием, и всем прочим. Возвращаясь в партию, мы выбрасываем из головы все ею осужденные убеждения... Небольшевики и вообще категория обыкновенных людей не могут сделать мгновенного изменения, переворота, ампутации своих убеждений... Мы – партия, состоящая из людей, делающих невозможное возможным: проникаясь мыслью о насилии, мы направляем его на самих себя, а если партия этого требует, если для нее нужно и важно, актом воли сумеем в 24 часа выкинуть из головы идеи, с которыми носились годами... Подавляя свои убеждения, выбрасывая их, нужно в кратчайший срок перестроиться так, чтобы внутренне, всем мозгом, всем существом быть согласным с тем или иным решением, постановлением партии. Легко ли насильственное выкидывание из головы того, что вчера еще считал правым, а сегодня, чтобы быть в полном согласии с партией, считать ложным? Разумеется, нет. Тем не менее насилием над собой нужный результат достигается... Я слышал следующего вида рассуждения: она (партия) может жестоко ошибаться, например, считать черным то, что в действительности явно и бесспорно белое... Всем, кто подсовывает мне этот пример, я скажу: да, я буду считать черным то, что считал и что могло казаться белым, так как для меня нет жизни вне партии, вне согласия с ней [9]

сергианство

«Декларация митрополита Сергия» 29 июля 1927 года. Листовка для распространения в приходах.

Для идеологий все является политикой. Что бы ты ни сделал в какой угодно области — всё это вмешательство в политику. Декларация митр. Сергия (Страгородского) о лояльности советскому правительству — политика. Но и позиция свв. Новомучеников и Зарубежной Церкви — тоже политика. Как же быть?

Правда, митр. Сергий (Страгородский), пользуясь свой властью менять значение слов, говорил, что его деятельность как раз не политика, а политиканы — только его оппоненты. «Мы лояльные граждане режима, а вы вносите политику в церковную ограду». Это, конечно, чистая демагогия, потому что и формулировки декларации, и последующие разъяснения, вплоть до книги «Правда о религии в России», показывают, что это, конечно, политика, и притом просоветская. Другое дело, что это политика мистическая, политика «спасения». В беседе с Петроградским духовенством в 1927 году митр. Сергий (Страгородский) говорит: «Я спасаю Церковь». Позже он утверждал: «Моя программа — программа Духа Святого, я действую сообразно нуждам каждого дня».

Компромисс зачастую оправдывается прямо аморальными соображениями:

«Лучше грешить с эпохой, чем отделяться от нее, считая себя лучше других» (священник Павел Флоренский об отношении к Декларации митр. Сергия (Страгородского)).

За «Декларацией» последовал указ «О поминовении за богослужениями» от 21 октября 1927 года[10]. Во Втором письме изгнанников с Ангары в связи с этим указом отмечалось:

«Что же касается поминовения за богослужением власти, то это „деяние” м. Сергия и не нарушает какого-либо церковного правила, но оно осуждается голосом христианской совести.

<...>

Каково же настоящее отношение православной церкви к сов. власти, чтобы поминать её за богослужением? Если мне возразят, что Христос заповедал молиться о врагах и гонителях, то я отвечу: пусть нам укажут молитву о власти, а они пользуются для этого прежней формулой возношения. При том для меня не понятно, как быть со следующим за сим прошением: „о пособити и покорити под нозе его всякого врага и супостата”? Ведь оно ни кем доселе не отменено… Быть может и его читать? Но тогда, о чём мы молим и против кого направляем свои прошения?.. Удивления достойно то обстоятельство, что молиться о властях заставляют нас тогда, когда этого моления не желают ни сама власть, ни верующие. Почему же так ратуют о сем наши архипастыри? Не думаем, чтобы от них требовала этого сов. власть, ибо безбожникам не нужна и молитва; что же касается духовенства и народа, то у них предполагаемое поминовение за богослужением сов. власти вызывает одно только негодование и возмущение. Быть может, наши первоиерархи пришли к убеждению в необходимости молиться о власти, тогда пусть они возьмут на себя труд составить такие прошения, которые были бы приемлемы верующими и в устах их были бы действительно молитвами; как, например: „Еще молимся: о еже во власти сущих, да Господь Бог избавит их от всех бесовских наваждений, приведет к покаянию, исправлению, возглаголет в сердцах их мир и благое о церкви Своей святей”»[11].

патологическая речь

Компромисс, как духовно-патологическое состояние, порождает соответствующую его целям патологическую речь, которая сама собой должна служить средством «примирения».

Наша задача - преодолеть раскол, собрать народ воедино. И этой цели мы не сможем достичь, признав историческую правоту только одной из сторон гражданской войны. Завершение этой войны в умах и сердцах людей возможно только тогда, когда мы перестанем искать в ней победителей и поймем, что обе стороны исторически проиграли [12].

А. В. Щипков

Идеолог видит, что в обществе царит несогласие. Он не хочет усиления этого несогласия. Он стремится к примирению сторон, чтобы выпутаться из неудобной для его ума ситуации: что существуют противоположные и непримиримые утверждения.

Занять одну сторону он не может в принципе, в результате ему остается самому совершать примирение внутри своего речевого потока, или, как это обычно называется, заниматься осмыслением, которое, впрочем, не имеет никакого интеллектуального содержания, а является чистой практикой:

Осмыслить причины катастрофы 1917 года, сделать выводы из последовавших за ней событий — задача не теоретическая, а практическая. При ее решении важно избегать как принижения или забвения подвига нашего народа, всего того светлого, что имело место в прошедшие годы, так и умаления и затушевывания бед и нестроений, которые претерпела наша Родина после 1917 года[13].

Раскол по политическим направлениям существует реально, а лекарство от этого гностик прописывает чисто словесное: «с одной стороны, должно признаться, хотя, с другой стороны, нельзя не сознаться»[14].

см. также

источники

  •  Александров К. М. Под немцами. Воспоминания, свидетельства, документы: историко-документальный сборник. — СПб.: Скрипториум, 2011.
  •  Ковалев Б. Н. Коллаборационизм в России в 1941-1945 гг.: типы и формы. — Великий Новгород: НовГУ, 2009.
  •  Ковалев Б. Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России, 1941-1944. — М.: ООО Издательство АСТ, 2004.
  •  Недосекин, Павел о. Неизвестный текст известного документа (письмо афонских монахов Гитлеру) // Богослов.Ru. 24.04.2014
  •  Семиряга М. И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. — М.: РОССПЭН, 2000.
  •  Cobb Matthew. The Resistance. The French fight against the Nazis. — London, New York: Pocket Books, 2010.


Сноски


  1.  Voegelin, Eric. Liberalism and Its History // Published Essays, 1953–1965. The collected works. — Columbia, Missouri: University of Missouri Press, 2000. — Vol. 11. — P. 98.
  2.  Августин Иппонийский, блж. О Граде Божием // Творения. Часть 3. — Киев, 1906. — С. 229.
  3.  Григорий Нисский, св. Опровержение Евномия // Творения. Ч. 6. — М., 1864. — С. 164.
  4.  Амвросий (Погодин), архим. Марк Ефесский, св. Послание к Георгию Схоларию // Святой Марк Ефесский и Флорентийская уния. — Jordanville, N.Y.: The Holy Trinity Monastery, 1963. — С. 340.
  5.  Амвросий (Погодин), архим. Святой Марк Ефесский и Флорентийская уния. — Jordanville, N.Y.: The Holy Trinity Monastery, 1963. — С. 226.
  6.  Зноско, Константин о. Исторический очерк церковной унии. Ее происхождение и характер. — М., 1993. — С. 55-56.
  7.  Michael Robert, Doerr Karin. Nazi-Deutsch/Nazi-German. An English lexicon of the language of the Third Reich. — Westport, Conn: Greenwood Press, 2002. — P. 192.
  8. Тринадцатый съезд РКП(б). Май 1924 года. Стенографический отчет. Москва: Государственное издательство политической литературы, 1963. С. 158
  9. Валентинов Н. Пятаков и большевизм // Новый журнал. 1958. № 52. С. 148.
  10. Вслед за июльской Декларацией / Публ. вступл. и прим. А. Мазырина и О. Косик // Богословский сборник. — М.: Изд-во ПСТБИ. — 2002. — Вып. 9. — С. 297-322
  11. власть. советская власть. молитва // Антимодернизм.ру
  12. Щипков А. В. Необходим мораторий на любую войну с политическими символами в России // Интерфакс-Религия. – 2017. – 16 марта. – Дата обращения: 17.3.2017.
  13. Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на Епархиальном собрании г. Москвы (22 декабря 2016 года) // Патриархия.ru. – 2016. – 22 декабря. – Дата обращения: 18.2.2017.
  14.  Салтыков-Щедрин М. Е. Благонамеренные речи // Собрание сочинений: В 20-ти т. — М.: Художественная литература, 1971. — Т. 11. — С. 251.