Чудо (посюстороннее)

From Два града
Jump to: navigation, search
Данная статья является незавершённой и находится в процессе доработки.

Плакат Виктора Корецкого. 1960.
У этого термина существуют и другие значения, см. Чудо (значения).

естественное чудо - мнимая чудесность всего в мире. Разновидность естественного сверхъестественного. Противоположно чуду в собственном смысле.

определение

В массовой религии всех видов и направлений всё естественное и сверхъестественное одинаково чудесно, что понуждает к вере в «полноту» мироздания.

идеология

марксизм

Чудеса трудового героизма[1].

массовая религия

магия

Магия, в том числе сциентистская, устанавливает естественный закон «чудесных» взаимовлияний между миром Божественным, человеческим и природным. То есть это некоторое различение чуда от природы, но таким образом, что для мага чудо есть момент технический, а не сверхъестественный. Связь с Божественным миром здесь не христианская, а магическая, поскольку представляется как обоюдная взаимозависимость.

Магия отрицает вместе и естественный порядок, и Божественный порядок, и порядок в душе человека. Она указывает человеку совершенно неподобающее ему место, отчуждая его от жизни в Боге и от жизни сознания.

славянофилы

У славянофилов обнаруживается отчетливое отторжение от православного понимания чуда, которое именуется магизмом. Вместо этого предлагаются разные естественные объяснения чудес. В частности, Иван Киреевский так рассуждает о чудотворных иконах:

Я раз стоял в часовне, смотрел на чудотворную икону Богоматери и думал о детской вере народа, молящегося Ей; несколько женщин, больные, старики стояли на коленях и, крестясь, клали земные поклоны. С горячим упованием глядел я потом на святые черты, и мало-помалу тайна чудесной силы стала мне уясняться. Да, это не просто доска с изображением... века целые поглощала она эти потоки страстных возношений, молитв людей скорбящих, несчастных; она должна была наполниться силой, струящейся из Нее, отражающейся от нее на верующих. Она сделалась живым органом, местом встречи между Творцом и людьми. Думая об этом, я еще раз посмотрел на старцев, на женщин с детьми, поверженных в прахе, и на святую икону, - тогда я сам увидел черты Богородицы одушевленными, она с милосердием и любовью смотрела на этих простых людей.. и я пал на колени и смиренно молился Ей [2].

— Александр Герцен

Алексей Хомяков:

Прибавлю несколько слов о чуде. Во-первых, я нахожу, что вы совершенно верно называете видимое чудо еще грубым проявлением воли Божией (точнее: проявлением для грубых). Св. Писание называет его знамением. Помните, что я писал в другом, вам известном, пись­ме о страсти некоторых людей к чудесам известного рода. Такова причина, почему я не допускаю, или, лучше сказать, с досадою отвергаю в Христианстве все эти периодические чудеса (яйцо пасхальное, воду Богоявленскую, и пр.), до которых много охотников. Это все, мало-помалу, дало бы, раз допущенное, самому Христианству ха­рактер идолопоклонства и, как вы говорите, немало было и есть еще попыток обращать веру в магию, или, по моему названию, в Кушитство. К этому особенно склонны паписты; но из них некоторые постигали опа­сность и восставали против зла, напр. Боссюэт смело ска­зал: „il y en a qui Christ même se fout une idole“ (есть люди, которые даже из Христа делают себе идола). Но вообще, о чуде, miraculum, можно сказать только то, что сказано в самом его названии: вещь удивительная. Те­перь, почему вещь удивительная должна считаться частным нарушением общих законов? — я не вижу. В Аме­рике вам показывают толстый брус железа, который висит на воздухе. Приглашают вас его опустить; вы налегаете, он подается и потом вас поднимает, и про­исходит забавная борьба между вами и висящим брусом. Ну не чудо ли это? Нет, говорит Б… это гальванизм. Правда; но оно не чудо потому, что вы знаете силу, ко­торою производится частное явление, по-видимому, наруша­ющее общий и непреложный закон тяжести. Отнимите ва­ше знание, и остается дело колдовства, магии, чудо [3].

о. Павел Флоренский

Для о. Павла Флоренского нет ничего сверхъестественного, а только сверхнормальное или субнормальное, а лучше всего противоестественное («антиномии»). Магическая вселенная – место, где может произойти все что угодно. Такое нарушение порядка понимается в магическом мировоззрении как свобода (магическая свобода). Мало того, магическое действие, магическое знание воспринимается как вторжение человека в Божественную жизнь.

В этом состоит противоречие и полная несовместимость магии и чуда, поскольку чудо есть проявление не беспорядка, а порядка в Боге, Его благой воли. Подлинное чудо – это сверхъестественное событие, действие Божией благодати, необъяснимое природными законами. Магическое «чудо» нарушает именно Божественный благой порядок установленный Им в мире.

Если чудо есть действие Божества, то магия непременно предполагает человеческое содействие, синергию. Магия в этом отношении – это любезная о. Павлу Флоренскому практическая теоретичность. Модернизм явно и неявно отрицает такую возможность чудесного действия Божией благодати и такого полного предания себя на волю Божию. Модернист согласен признать чудо веры лишь отдельной способностью человека, частью его внутренней жизни. Да! Разумеется, очень удивительной частью жизни человека, не существующей иначе, как только в мечтах гордых людей!

о. Александр Шмеман

О. Александр Шмеман учит в духе Нью-Эйдж о тотальной чудесности всего в мире и именно на этой чудесности основывает возможность веры: «Все во Христе преображается в чудо. В сиянии Его мир преодолевает свою „обыденность“»[4].

Таинственен и является предметом веры о. Шмемана только «весь» мир, а всечудесная всеполнота – она же и всетайна: «Все в мире и вся жизнь есть откровение, все чудо, все – тайна, к которой обожествленная таблица умножения (то есть Христианство. – Ред.) не имеет никакого отношения»[5]:28.

Рождение любого человека – это «чудо», потому что мир дается человеку как его «творчество»: «Рожденье в мир, в жизнь нового человеческого существа – это чудо всех чудес, чудо именно разрывающее обыденность, ибо тут начало, у которого уже нет и не будет конца. Начало единственной, неповторимой человеческой жизни, возникновение новой личности, в появлении которой как бы заново творится мир, и вот – дарится, дается этому новому человеку как его жизнь, как его путь, как его творчество»[5]:236.

В движении литургического обновления Литургия ставится в центр Христианства и одновременно объявляется всего лишь средством. Таким образом, магическое, теургическое понимание Литургии, например у о. Флоренского, приводит к утрате понятия о святыне Таинства. Если в мире все чудесно, то и Литургия так же чудесна и магична, как и любые действия человека в мире сем. В этом смысле для о. Флоренского христианское богослужение – это такая полнота жизни, которая совпадает с обыденной жизнью.

примеры
Что по сравнению с этим успех, деньги, карьера, даже собственное здоровье? Как все это может сравниться с появлением нового человека, душа которого больше, чем вся эта видимая вселенная? Душа, которая из ничего создается Богом, приходит в этот мир через нас, родителей, – это чудо возникновения новой жизни – одна из самых главных радостей на свете, и вы знаете эту радость[6].

— еп. Пантелеимон (Шатов)

массовая культура

Воля и труд человека
Дивные дивы творят!

Н. А. Некрасов. Дедушка (1870 г.)

массовая песня

Герои спорта, Дела колхозные, День моей страны, Елочная песня, Есть у нас смекалка, есть и сила, Земля моя раздольная, Марчук играет на гитаре, Песенка о чудесах, Песня о Сталине (Много песен...), Юность верит в чудеса

патологическая речь

В попытках сказать меньше, чем требуется или вовсе не сказать ничего, проявляется еще одна важная задача патологической речи, не только уход от преследования, а также и остановка мысли (thought-stopping patterns), в частности, слово «чудо», если оно употребляется в естественно-сверхъестественном смысле, ничего не прибавляет к сообщению о событии.

в речи мастеров

Некрасов Николай Алексеевич

см. также

лозунги
Да здравствует гений всемирных чудес, могучий творческий труд.
Докажем, что на поприще мирного труда мы сумеем проявлять ещё большие чудеса героизма и победы, чем на поприще войны.
Мы дива дивные творим!

источники

  •  Abrams, M. H. Natural supernaturalism. Tradition and revolution in romantic literature. — New York: W. W. Norton, 1971.
  •  Carlyle, Thomas. Sartor Resartus and On Heroes. — London; New York: E.P. Dutton; J. M. Dent & sons Ltd., 1908.


Сноски


  1. История Коммунистической партии Советского Союза. — Изд. 4-е. — М.: Политиздат, 1972. С. 536.
  2.  Герцен, Александр. Былое и думы. — М.: Художественная литература, 1969. — Т. 1. — С. 459–460.
  3.  Хомяков, Алексей. Собрание сочинений. — М., 1900. — Т. 7.
  4.  Шмеман, Александр о. За жизнь мира = Schmemann, Alexander. For the life of the world. New York: National Student Christian Federation, 1963 / Пер. Ларисы Волохонской. — New York: Religious Books for Russia, 1983. — С. 58.
  5. 5,0 5,1  Шмеман, Александр о. Воскресные беседы. — Paris: YMCA-Press, 1989.
  6. Епископ Пантелеимон: Чудо новой жизни – самое радостное, что есть на свете // Православие.ру. – 2017. – 25 октября. – Дата обращения: 25.10.2017.