Кьеркегор Серен

From Два града
Jump to: navigation, search
Кьеркегор Серен
 Kierkegaard Søren Aabye
Kierkegaard.jpg

1813-1855

Испытал влияние: Баадер Франц

Повлиял: Барт Карл

Направление: Отрицательное христианство

Kierkegaard Søren Aabye (1813 - 1855) — датский философ, предтеча религиозно-философского модернизма, экзистенциализма.

философия

Основным мотивом философствования Кьеркегора было разочарование в систематическом богословии и в абстрактных философских системах, поскольку непостижимые истины Христианства рассматриваются ими холодным рассудочным образом. В деятельности «систематиков и объективных философов» он видел кощунство и проявление лицемерия.

Кьеркегор считал своей миссией пробудить в современных ему христианах живое непосредственно-субъективное, иррационалистическоеотношение к религии, независимое от содержания вероучения, то есть от ее истинности или ложности.

Кьеркегор был автором целого ряда модернистских лозунгов, которые стали общими местами в религиозно-философской мысли XX - XXI веков.

Кьеркегор первым предложил в качестве орудия для разрушения догматического сознания и веры — провокационное различение «существования» и «бытия» (сущности), и, соответственно, «мысли» и «реальности». Он предлагает их развести и противопоставить так, что возникают два раздельных и противоборствующих мира. «Существование» относится к живому изменчивому миру личной субъективности, отношений личности с Богом и с другими личностями. «Бытие» — объективный, мертвый и неподвижный мир коллектива, Церкви, догматического знания о Боге и мире.

Этому странному и произвольному разделению суждена была долгая жизнь, поскольку оно в разных вариантах кочует из одной модернистской системы в другую. В этом Кьеркегор оказался предтечей как философии экзистенциализма, так и модернистского — протестантского, католического и «православного» — богословия.

Кьеркегор резко противопоставляет веру и знание. Никакое умозрение, никакая теория в его системе невозможна. Для религии не может быть указано никаких оснований. Одно из двух: либо имеешь веру, либо — знание о Боге. Поэтому, в системе Кьеркегора, вера — это и есть незнание, и даже, как ни парадоксально, неверие.

Кьеркегор резко критиковал современную ему Церковь за исповедание «мертвых» догм, за внутреннее несоответствие пастырей высокой миссии. Самого себя Кьеркегор явно считал бодрствующим среди спящих, поскольку дерзко признавал, что Христианство абсурдно, что вера не имеет никаких оснований или оправданий и является «прыжком в ничто». Кьеркегор смело смотрел в глаза тому, что Церковь якобы не может дать ответа окружающему миру на вопросы о том, во что Она верит. На своем неверии Кьеркегор утверждает абсурдную, неосновательную, субъективную веру. При этом Кьеркегор не различает веру, как сверхъестественный дар, от веры в догматы, и именно от догматической веры демагогически требует того, что присуще вере как дару Божию.

Кьеркегор верит несмотря на свое неверие, и это совсем не промежуточная ступень к более совершенной вере во Христа. Напротив, совершенная вера для него — это филистерство и пошлость. Кьеркегор, если можно так выразиться, наслаждается этим пребыванием в бездне неверия, именно «моим» пребыванием.

Исторические истины Христианства, и исторические факты вообще — также не доказывают никакой истины. Можно сказать, что для Кьеркегора, если что-либо понятно, то это уже не истина.

Кьеркегор настаивал на трагической в этом смысле сущности Христианства, поскольку оно, якобы, не основано ни на чем. В своей литературной деятельности Кьеркегор стремился к тому, чтобы непрямым художественным образом подтолкнуть своих сограждан к внутреннему принятию Христианства. Отказавшись от изложения понятных мыслей, Кьеркегор был вынужден неявным образом подводить читателя к краю той пропасти, которую он сам увидел и на грани которой он с замиранием сердца любовался самим собой.

Кьеркегор стремился пробудить сознание читателей, что ему в конце концов удалось. Но что значит «сознательное» отношение к Христианству, согласно Кьеркегору? Это субъективное отношение. Здесь коренится главный парадокс Кьеркегора — как может это быть именно сознательным принятием Христианства, если отрицается всякий предмет веры? Не сон ли это?

Кьеркегор был честнее многих модернистов, поскольку не стал создавать свою схоластику. Но его субъективность допускает по сути все, что бы мыслитель не захотел.

Видимо, сам Кьеркегор не хотел, чтобы его поняли так, будто он отрицает истину как таковую. Он отрицает лишь объективную истину, внешнюю по отношению к человеку. Равным образом и мораль есть закон по своей сути, но закон внутренний, то есть установленный личностью для себя самой. В этом узаконении человеком истины для самого себя состоит усвоение истины, согласно Кьеркегору. Такая концепция выглядит весьма странной, поскольку понимание человеком общей независимой от него истины не составляет какой-либо сложной или неразрешимой проблемы.

Это еще одна общая мысль модернизма — об отрицании внешнего закона. Этот антиюридизм глубоко неверен. Ведь понимание Истины происходит в страхе Божием, и усвоение происходит через согласование себя с Божественными законами, а не наоборот. Кьеркегор объявляет точкой отсчета человека, а не истину. Во главу угла ставится человек, и даже не весь человек, а только интимная, эмоциональная его сторона. Отсюда любое понимание истины становится проблематичным, перестает быть долгом и становится личным подвигом и даже чудом. Нравственность также не отменяется, но заповеди теряют свой объективный статус, а становятся продуктом внутренней жизни человека.

Защитники учения Кьеркегора говорят, однако, что для Кьеркегора заповеди остаются теми же, что в объективной религии. Но это всего лишь уловка, поскольку, в таком случае, для чего Кьеркегором проделана столь разрушительная для религии работа?

Личность для Кьеркегора не «есть», а «становится», что вводит развитую позднее Бердяевым и экзистенциалистами тему «свободы», «трагического бремени» свободы.

Единственным признаком истинности религиозных убеждений для Кьеркегора становится не соответствие объективной Истине, а искренность религиозных чувств и степень их напряжения. Теория — это отвлеченность, а страсть — вовлеченность, что и составляет суть религии для Кьеркегора. Поэтому вера для него — это не вера в Кого или во что. Важно лишь: какая вера, насколько сильная. «Язычник, который молится в духе и истине, хотя бы даже объектом его молитвы был ложный бог, на самом деле верит в Истинного Бога, тогда как, с другой стороны, христианин, который не искренно молится Истинному Богу — на самом деле верит в идола».

Кьеркегор задолго до современных модернистов довел до логического конца адогматическую тенденцию, поскольку искреннее и предельно наряженное следование путем лжи и греха также объявляется религией, и даже лучшей, нежели Церковное Христианство. Все это мотивы очень ярко выразившиеся позднее у Федора Достоевского и послужившие одним из оправданий экуменизма или религиозного индифферентизма.

патологическая речь

штампы

риск
Без риска нет веры. Вера есть именно противоречие между бесконечной страстью внутренней природы индивида и объективной недостоверностью.

основные сочинения

  •  Кьеркегор Серен Om Begrebet Ironi («О понятии иронии») (1841)
  •  Кьеркегор Серен Enten-Eller («Или — или») (1843)
  •  Кьеркегор Серен Frygt og Baeven and Gjentagelsen («Страх и трепет») (1843)
  •  Кьеркегор Серен Philosophiske Smuler («Философские крохи») (1844)
  •  Кьеркегор Серен Begrebet Angest («Понятие страха») (1844)
  •  Кьеркегор Серен Afsluttende uvidenskabelig Efterskrift («Заключительное ненаучное послесловие») (1846)
  •  Кьеркегор Серен Sygdommen til Døden («Болезнь к смерти») (1849)
  •  Кьеркегор Серен Indøvelse i Christendom («Введение в Христианство») (1850)

источники

  •  Роде, Петер П. Серен Киркегор сам свидетельствующий о себе и о своей жизни / Пер. Н. Болдырева. — Челябинск: Урал LTD, 1998.
  •  Чертков Л. Н. Серен Киркегор в русской литерaтуре // Вестник РХД. — № 148 (III - 1986). — С. 27-55.
  •  Charlesworth, M. J. Philosophy and religion from Plato to postmodernism. — Oxford: Oneworld, 2002.
  •  Furtak, Rick Anthony. Kierkegaard's 'Concluding unscientific postscript'. A critical guide. — Cambridge, New York: Cambridge University Press, 2010.
  •  Kangas, David J. Kierkegaard’s instant. On beginnings. — Indiana University Press, 2007.
  •  Routledge Encyclopedia of Philosophy. — London: Routledge.
  •  The Blackwell Guide to Continental Philosophy / ed. Robert C. Solomon and David Sherman. — Blackwell Publishing, 2003.
  •  Watts, Michael. Kierkegaard. — Oxford: Oneworld, 2003.


Сноски