Свойства патологической речи

From Два града
Jump to: navigation, search
Свойства патологической речи
Popova tractor.jpg

свойства патологической речи. Свойствам соответствуют приемы патологической речи.

Политическая речь - это речь 1) иррациональная, 2) духовно нездоровая, 3) нравственно, идеологически и формально поврежденная.

свойства

  • Иррациональная речь:
    • Лишенная логоса (не сообщающая смысла, субъективно кажущаяся «пустой»):
      • понятна помимо ума (образует безразличную понятность),
      • не обращается к природе языка как такового, помимо вещественного (обыденного) значения,
      • бессознательно произносимая, автоматическая,
      • служит для рассуждений вне силлогизма;
      • запрет на определения, доказательства;
      • служит для остановки мысли, запрета на мысль.
    • Не подвергнутая критике:
      • грубая, явно фальшивая лесть, панегирик,
      • незаслуженное, необоснованное оскорбление, пасквиль.
    • Тавтологическая, клишированная, не сообщающая нового.
    • Сообщает мнения, а не истину.
    • Обыденная речь:
      • речь неспециалиста, речь человека, не знающего предмет, о котором он говорит, речь больного духовной болезнью неграмотности,
      • неопределенная, избыточная, безответственная, не освещающая предмет по существу и со всех сторон.
  • Духовно нездоровая речь:
    • символ абсолютной свободы человека;
    • вводит во вторую реальность, отделяя от первой;
    • служит для решения задач не политических в строгом смысле, а культурных: спасение западной цивилизации и т.п.;
    • эмоциональная (гностически опьяненная):
      • ругательные слова, похвалы, сквернословие, насмешка, вульгарная, обсценная речь;
      • переходит в речь эмоционально стертую, стереотипную (гностический сон).
    • Служит для демонстрации (представления по типу театрального) и общественного воплощения духовных болезней:
      • речь наглядная, иносказательная, образная: в символах, метафорах.
    • Демонически закрытая речь:
      • Обобщает:
        • сообщает не смысл, а, например, «целостную органическую истину»;
        • служит орудием для достижения синергии, слияния с предметом, соучастия.
        • Обобщение в политической речи имеет социально-принудительный характер.
      • Отказывается от обобщения:
        • обобщает все, что принадлежит ко второй реальности, а все, что принадлежит к первой реальности не обобщает совершенно;
        • доступна только буквальному воспроизведению;
        • сознательно ограничен круг вопросов.
    • Язык борьбы, практическая деятельность, проявление болезни многоделания.
      • В качестве ложной альтернативы языку борьбы в политической речи выдвигается язык компромисса.
    • Свидетельствует об отсутствии внутреннего содержания высказывания и о степени духовного разрушения личности.
  • Речь поврежденная:
    • идеологически.
      • В массовом обществе речь перестает служить средством сообщения истины. Истину она отвергает или искажает.
      • Играет роль практическую, служит освоению в наличной ситуации.
      • Массовая, а не личная.
      • Индивидуалистическая, то есть не сообщающая общей для всех истины.
    • Нравственно:
      • устанавливает принцип полезности, прагматической целесообразности там, где нужно бескорыстное следование чистой истине,
      • запрет на вопросы о сущности, на определения, опирающиеся на сущность предмета, неприятие абстракции;
      • вместо квалификации предметов и явлений служит приспособлению говорящего к конкретной ситуации;
      • жестокая, грубая, насмешливая, «искренняя».
    • Формально:
      • Страдающая разрывом между формой и содержанием.
      • Новая, предлагающая новые необычные термины.
      • Субъективно кажущаяся «бедной».
      • Речь с избыточным смыслом, кажущаяся чрезмерно «богатой»:
      • Не соответствующая предмету:
      • Хаотическая.
        • Неточная.
        • Неопределенная.
        • Поток возбужденной яростной или сентиментальной речи.
      • Скандированная.
      • «Слово-двигательная»[1]: для понимания политической речи надо учитывать поведение оратора, оформление сцены, мимику, жесты, тон, символику действий.
      • Излишне замедленная или ускоренная.

сообщает мнения, а не истину

Разумная речь сообщает истину, а патологическая речь - мнения. Поэтому патологическая речь о Боге невозможна. Она всегда будет только о человеке или о языке. О Боге возможна только здравая речь.

Писание защищено от профанации, и поэтому еретики терзают тело Писания, не имея силы убить душу. «Телом всего Священного Писания, Ветхого и Нового Заветов, служит историческая буквальность Его; душой же - смысл написанного, который и является целью устремлений ума»[2].

идеологическая речь

Идеология, с одной стороны, предлагает развернутое обоснование того, почему не верит в ту или иную истину Откровения или разума. С другой стороны, идеология пытается скрыть свое неверие в эти истины. Эти две цели противоречат друг другу: пропагандировать неверие и одновременно скрывать его. Например, богословский модернизм стремится сказать мирскому человеку то, что он хочет услышать. И в то же время в задачу модернизма входит скрыть от православных то, чего они не хотят услышать.

По этой причине патологическая речь либо говорит слишком мало, либо слишком много, и в любом случае не служит рациональному рассуждению.

Идеологическая речь - речь коллективная:

Ритм (массовых праздников.- Ред.) есть, в сущности, «слово» массы, коллектива. Там, где индивидуальный герой вынужден — потому что не может иначе — прибегать к словам как к орудию убеждения и проявления страсти и одушевляющей идеи,- там герой коллективный может быть представлен лишь в общих родовых признаках, как имя нарицательное, а не собственное. У этого родового, нарицательного, многоголового существа настроения, чувства, положения могут выражаться лишь общим, родовым коллективным языком[3].

безнравственная прагматическая коммуникация

Человек, говорящий на патологическом языке, транслирует вовне свою внутреннюю пустоту и свою одержимость. Речь пустослова указывает на его безнравственность, на его намерение игнорировать различие между добром и злом.

Эрих Фогелен указывал: «Нравственность неотделима от разумности рассуждения – „разумности“ в ее исходном смысле „правдивости“. Если язык, используемый в общении, является иррациональным, то от этого страдает и нравственность такого общения, и точно в ту меру, в какую язык является иррациональным»[4]:55.

Эрих Фогелен анализирует эту духовную болезнь и духовное преступление: «Если „мнение“ рождается из онтологического искажения учения о природе человека и о порядке в обществе, то знание о сути бытия будет грубо искаженным. И если такие повреждения определяют интеллектуальный климат в обществе, как это происходит в нашем плюралистическом обществе, то мнения, которыми люди обмениваются, становятся иррациональными, а акты общения между людьми – морально ущербными в меру своей иррациональности. Такое общение будет не формировать, а разрушать личность. Более того, прагматическая коммуникация приобретает тоталитарный смысл, поскольку протекает в области ложных сущностей. Общение уже никого не убеждает в платоновском смысле, но только рождает конформные состояния разума и поведения.

Коммуникация, если она стала чисто прагматической, не может более полагаться на доводы разума, поскольку разум обезглавлен. Чтобы достичь своих целей, прагматик вынужден полагаться на арсенал психологических трюков: suppressio veri и suggestio falsi, повторение одного и того же, „большая ложь“ и т. д. – чтобы эмоционально отвлечь человека, чтобы тот не мог подвергнуть сомнению внушаемые ему мнения. По этой причине прагматическая коммуникация всегда тяготеет к духовному опьянению»[4]:57–58.

Безнравственная, то есть прагматическая коммуникация несовместима с бескорыстным стремлением к истине. Потребитель идеологических сочинений воспринимает свои мнения как частные, а мнения идеолога как коллективные, или даже «церковные» в случае богословского модернизма. На самом же деле идеологическая речь не есть «метанаррация», то есть явление более высокого и общего порядка, а всего лишь манипулируемый хаос.

источники

  •  Вершилло Р. А. Политическая речь. Программа исследований. — М.: Антимодернизм.Ру, 2017. — 119 с. — (Политическая речь Нового времени).


Сноски


  1.  Jousse, Marcel. Études de psychologie linguistique. Le Style oral rythmique et mnémotechnique chez les Verbo-moteurs. — Paris: Gabriel Beauchesne, 1925.
  2.  Максим Исповедник, св. Мистагогия // Творения. — Мартис, 1993. — Т. 1.
  3.  Кугель А. Р. Утверждение театра. — М., 1923. — С. 173-174.;  Глебкин В. Ритуал в советской культуре. — М.: Янус-К, 1998. — С. 88.
  4. 4,0 4,1  Voegelin, Eric. Necessary moral bases for communication in a democracy // Published Essays, 1953–1965. The collected works / Eds. Ellis Sandoz, Thomas W. Heilke, John von Heyking,. — Baton Rouge: Louisiana State University Press, 2000. — Vol. 11. — 47–58 p. — ISBN 978-0826212825.
НазваниеСвойства патологической речи +