Профанация

Материал из Два града
(перенаправлено с «Кощунство»)
Перейти к: навигация, поиск
Данная статья является незавершённой и находится в процессе доработки.

осквернение святыни, соединение священного и профанного. Конечный результат обмирщения Церкви, понятого как религиозный долг лжехристианина. Профанация состоит в том, что мирское объявляется духовным и мистическим, а духовное - мирским и посюсторонним. Мирское и священное превращаются в однородную массу, священную в мирском смысле. Форма ухода от преследования, средство гностической самозащиты. Форма символического поведения.

Религия самоспасения является последовательной подменой всех сторон Христианства, когда через смешение священного с несвященным возникают: светские религии, светский культ, светские догматы, светское подвижничество и светская святость, светские заповеди, харизматическая иерархия и т.п.

Профанация Христианства наталкивается на непреодолимые препятствия, потому что Христианская Церковь исповедует вечные истины и следует путем исполнения Божественных заповедей. Церковь в ее нравственном учении абсолютно неприступна для осквернения и не может быть подвергнута обмирщению. Победить Христианство можно только на словах, а не в действительности.

идеологии

Кощунство в романе Ф. М. Достоевского «Бесы» изображено как форма символического поведения революционеров:

В одно утро пронеслась по всему городу весть об одном безобразном и возмутительном кощунстве. При входе на нашу огромную рыночную площадь находится ветхая церковь Рождества Богородицы, составляющая замечательную древность в нашем древнем городе. У врат ограды издавна помещалась большая икона богоматери, вделанная за решеткой в стену. И вот икона была в одну ночь ограблена, стекло киота выбито, решетка изломана и из венца и ризы было вынуто несколько камней и жемчужин, не знаю, очень ли драгоценных. Но главное в том, что кроме кражи совершено было бессмысленное, глумительное кощунство: за разбитым стеклом иконы нашли, говорят, утром живую мышь[1]:252-253.

Федька Каторжный, который и совершил ограбление, говорит Петру Верховенскому: «А ты пустил мышь, значит, надругался над самым Божиим перстом»[1]:428.

массовая культура

Профанация, как соединение священного и несвященного, совпадает с массовой культурой.

массовая религия

Житие протопопа Аввакума

Житие протопопа Аввакума является достаточно ранним примером профанации. «Житие» характеризуется как произведение, прямо противоположное всей древнерусской житийной традиции и в целом православной литературе, что указывает на обмирщение и псевдодуховность автора текста. Особо обращает на себя внимание нарушение традиционного принципа соответствия формы и содержания, когда об обыденном говорится возвышенно, а о высоком – обыденно, что считалось совершенно недопустимым в благочестивом древнерусском обществе и тем более в письменном творчестве. Приведя конкретные примеры из «Жития», О. Валентинова показала, что данный текст является свидетельством распада средневекового миросозерцания, где кощунственно совмещается священное и мирское и где библейские образы используются не как примеры для подражания, а как вспомогательные средства для самовозвеличивания[2].

о. Александр Шмеман

Для о. Александра Шмемана, как и для модернизма в целом, разрешение противоречия между Церковью и миром, между Градом Божиим и градом земным состоит в обмирщении Церкви.

Беззаконное смешение Церкви и мира становится универсальным ответом на все вопросы, а для слуха чувствительных христиан это смешение прикрывается фразами о «сочетании несочетаемого» и совпадении противоположностей.

О. Шмеман считает возможным освящение всего мира и поэтому выражает прямо противоположную надежду, нежели блж. Августин: не на то, что праведные будут вечно царствовать со Христом, а грешные вечно наказываться с диаволом. Нет, о. Шмеман предлагает псевдометафизическую схему, где «мир, который Бог создал и сделал хорошим, открывается нам как „вещество“ Царства Божия», где сам мир есть «Таинство Царства». И он же – этот самый мир, как подчеркивает о. Ш., – «открылся не просто как враждебный Богу, но как демонический и бессмысленный мир саморазрушения и смерти»[3]. В свою очередь Царство Божие «не есть „иной мир“, иное творение, приходящее на смену этому миру, а есть то же самое творение, но при этом освобожденное от князя мира сего, восстановленное в своей истинной природе и конечном назначении: когда „Бог будет все во всем“ (1 Кор. 15:28)»[4].

Церковная секуляризация в мировоззрении о. Шмемана занимает центральное место. Он не только лично чувствует потребность реформировать Церковь – но его к этому принуждает идеологический диктат: система взглядов, в которую он сам себя поместил, и идеологическое давление либерального общества. Он ищет нового единства в Церкви на новом уровне слияния личностей в гностическом коллективе. Он ищет и экуменического единства, но более всего он стремится преодолеть свой разрыв с мифическим «всем миром», со «всеми людьми» независимо от их убеждений, со всей одушевленной и неодушевленной тварью.

Реформа Православия приобретает для о. Шмемана существенный смысл, поскольку в этот «весь мир» и во «всечеловечество» не входят одни лишь православные христиане, поскольку они явно не «люди доброй воли», а люди истинной веры.

Весь идейный багаж, накопленный о. Шмеманом в ходе идеологической тренировки и «самостоятельного» творчества, ведет его не к мысли, а непосредственно к делу, к многоделанию, к активной жизни в Церкви. Мысленные и действительные реформы о. Шмемана коренным образом изменяют само направление веры: от Богопочитания – к религии человека, к новой религии гностического освящения и приобщения к миру, за которой тем не менее сохраняется имя «Православия» и «христианской Церкви».

Он твердо сознает, что реформа Православной Церкви – дело нестоящее и мало или вовсе ничего не обещающее. Участвуя в церковной революции, агент обмирщения самым определенным образом приносит в жертву свой разум и совесть. Его жизнь – цепь абсурдных актов, бессмысленных и в этом смысле совершенно бескорыстных. Его мысль – цепь ложных и противоречивых положений, которых сам он, к тому же, зачастую и не придерживался. За счет этого его мысль вполне идеальна, поскольку устранена от какой-либо действительности, от любой критики и проверки.

О. Шмеман свободно творит будущее внутри Православной Церкви, но, разумеется, не в одиночку. В XX веке поворот к обмирщению Церкви происходит во всех православных юрисдикциях и по всем направлениям: в области вероучительной, богослужебной и в области нравственности. Более того, обмирщение Православия проходит на фоне общего падения веры и благочестия в церковном народе, то есть уничтожения страха Божия как нормы жизни христианина и утверждения в качестве нормы адогматической «веры» и аморальной «любви». Это бесстрашие «розового христианства» и становится новой базой для слияния с миром.

Скромные усилия о. Шмемана влились в общемировой процесс Апостасии, то есть создания универсальной светской религии одухотворенной мировой жизни. Как показал XX в., деятельность по разрушению Православной Церкви и подмене ее лжецерковью может принимать формы как модернистского «богословского» образования и пропаганды, так и псевдоправославных юрисдикций, типа Американской автокефальной церкви, а также сотрудничества с оккультизмом и гностическими идеологиями. О. Шмеман испробовал все эти пути.

Путь примирения Церкви с миром может прикрываться авторитетом Патриархов или быть канонизирован в конце концов на Восьмом Вселенском (Великом Всеправославном) Соборе 2016 года, и все равно этот путь является эксцентричным. Он отмечен неустранимой несерьезностью и разъедающей душу иронией. Нужна ли такая новая светская религия вообще? Вот вопрос, на который церковные реформаторы отвечать не дерзают. Православным христианам обмирщенная вера непосредственно враждебна. Внешние для Церкви лица и так ее исповедуют, и их не нужно обращать в новую веру.

Зачем реформировать Церковь? Что это дает такому человеку, как о. Шмеман, если он и так может жить, как «все люди», то есть без Бога и Церкви? Зачем трудиться над изменением Церкви в соответствии с миром, когда мир и так благополучно существует помимо Церкви, и чем дальше он от Церкви, тем безопаснее себя чувствует? Для реформаторов Церкви общеисторическая ситуация складывается настолько хорошо, что их собственная деятельность становится прямо-таки избыточной, чисто декоративной по отношению к мощным работам по возведению колосса новой религии поклонения человеку.

Обмирщенная или Небесная – Церковь современному миру одинаково не нужна. Вот обо что разрушается церковная реформа, которой посвятил свою жизнь о. Ш., а не о сопротивление верующих, которого нет, или протесты православных полемистов, которые совершенно не слышны. Вместе с тем такая несерьезная вера модернистов и такая их суетная деятельность по обмирщению Церкви дает им в душевном плане очень многое, максимум того, что мир может дать гностику, – ощущение причастности к общемировой жизни и развитию.

примеры

молодежная акция «Ночь в храме»
Молодежная акция «Ночь в храме».

В ночь с 6 на 7 марта 2016 г. в хабаровском храме преподобного Серафима Саровского (настоятель — о. Виталий Кудря) состоялась молодежная акция «Ночь в храме», прошедшая впервые не только в Хабаровске, но и в России. Для праздных посетителей были приготовлены различные «площадки», из которых особое внимание привлекает кощунственная экспозиция в духе радикальной внешности под названием «Алтарь»[5]. По итогам второго этапа всероссийского фестиваля достижений молодежи «Славим Отечество» (2016 г.) акция «Ночь в храме» стала лауреатом в номинации «Организация социально-значимого досуга молодежи»[6].

см. также

источники

  •  Валентинова О. И. «Житие протопопа Аввакума». История русского средневекового литературного языка сквозь призму жанра жития. — М.: Российский университет дружбы народов, 2012. — ISBN 978-5-209-04204-4.
  •  Вершилло, Р. А. Мировоззрение протоиерея Александра Шмемана / Ред. Игорь Рысин. — М.: Антимодернизм.Ру, 2015. — (Богословский модернизм в идеологии Нового времени).
  • Scandalizing Jesus? Kazantzakis's The last temptation of Christ fifty years on / Middleton, Darren J. N.. — London: Continuum, 2005. — 336 p. — ISBN 0-8264-1607-1.


Сноски


  1. 1,0 1,1  Достоевский, Федор. Бесы // Полное собрание сочинений: В 30-ти т. — Л.: Наука, 1974. — Т. 10.
  2. Валентинова О. В. При столкновении высокого и низкого, низкое никогда не поднимается до высокого, а высокое разрушается // Антимодернизм.ру. - 2012. - 24 февраля.
  3.  Шмеман, Александр о. Церковь, мир, миссия / Пер. Ю. С. Терентьева. — М.: ПСТБИ, 1996. — С. 177.
  4.  Шмеман, Александр о. Водою и Духом. О Таинстве Крещения = Sсhmemann, Aleksandr. Of water and the spirit. A liturgical study of baptism. Crestwood, N.Y.: St. Vladimir's Seminary Press. 1974 / Пер. И. З. Дьяковой. — М.: Паломник, 2001. — С. 114.
  5. Ночь в храме // Антимодернизм.ру. – 2016. – 14 марта. – Дата обращения: 15.5.2017.
  6. Кощунство вознаграждено. На фестивале «Славим Отечество» // Антимодернизм.ру. – 2016. – 25 октября. – Дата обращения: 15.5.2017.