Предел

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск

граница - сущность вещи.

этимология

др.-греч. πέρας

определение

«Пределом называется… сущность каждой вещи и суть ее бытия, ибо суть бытия вещи — предел познания, а если предел познания, то и предмета»[1].
«Не соблюдать собственных пределов и законов, установленных Богом, но преступать их, это не возвышение, а унижение. Как желающий чужого и похищающий не принадлежащее ему не приобретает, а унижается и теряет и то, что он имел, как, например, было в рае; так и жена в этом случае не приобретает себе благородства мужа, но теряет и благопристойность жены»[2].
«Бог прославляется в качестве Праведности, потому что воздает всем существам по достоинству надлежащую меру, красоту, благопорядочность, устройство, всякое распределение и расположение, определяя каждому из существ его подлинный, наиболее правильный предел и будучи Виновником самодейственности каждого из них. Ибо божественная праведность устрояет, определяет и сохраняет всякое существо отдельным от всего остального в состоянии несмешения и различия, и уделяет всякой вещи, соответственно достоинству каждой из них, то, что ей полагается… Божественная праведность именно потому является подлинной и истинной, что уделяет каждому существу то, что ему подобает соответственно его достоинству и сохраняет природу каждого в надлежащем порядке и силе»[3].
Бог-Отец «весь мир образовал Словом, — и в этом мире суть также и ангелы, — и всему миру Он дал законы, чтобы каждое пребывало в своей (области) и не переступало установленных Богом пределов, каждое совершая возложенное на него дело»[4].

неопределимое

«Неопределимое же таково не по отношению к другому, но само по себе представляемое избегает предела»[5].
«По природе и в собственном смысле неограниченно одно только то, что несозданно. Ибо всякое создание ограничивается создавшим его Богом»[6].

море как пример предела

Бог дал «морю устав, чтобы воды не переступали пределов его» (Притч. 8:29).

«Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева, когда Я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его, и сказал: доселе дойдешь, и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим?» (Иов. 38:8-11).

«Я положил песок границею морю, вечным пределом, которого не перейдет; хотя волны его устремляются, но превозмочь не могут; хотя они бушуют, но переступить его не могут» (Иер. 5:22).

Ангел говорит Ездре: «Вот, я отправился в полевой лес, и застал древа держащими совет. Они говорили: „придите, и пойдем объявим войну морю, чтобы оно отступило перед нами, и мы там возрастим для себя другие леса“. Подобным образом и волны морские имели совещание: „придите, — говорили они, — поднимемся и завоюем леса полевые, чтобы и там приобрести для себя другое место“. Но замысел леса оказался тщетным, ибо пришел огонь, и сжег его. Подобным образом кончился и замысел волн морских, ибо стал песок, и воспрепятствовал им. Если бы ты был судьею их, кого бы ты стал оправдывать или кого обвинять? Подлинно, — отвечал я, — замыслы их были суетны, ибо земля дана лесу, дано место и морю, чтобы носить свои волны» (3 Ездр. 4:13-19).

«Обрати свое внимание на море — оно ограничивается законом берега!»[7].

«Все это зависит от первого Божия глагола. Им дана воде сила течь… ибо если воды текут, то по Божию повелению, и если море заключено внутри своих пределов, то это есть следствие первого законоположения»[8].

«А в море, если бы не удивляла меня величина, я стал бы дивиться кротости, как оно и ничем не связано, и стоит в своих пределах. И если бы оно не удивляло меня кротостью, я стал бы дивиться его величине. Поскольку же удивляет тем и другим, то восхвалю силу, какая видна в том и другом. Что собрало в него воды? Что связало их? Отчего море и воздымается, и стоит в своем месте, как бы стыдясь смежной суши? Отчего и принимает в себя все реки, и не прибывает, по преизбытку ли своей величины, или, не знаю, какую еще сказать на это причину? Почему для него — столь огромной стихии — пределом песок?»[9].

«Не все ли мы справедливо удивляемся благодати Божией, когда примечаем, что бесчувственная природа чувственным неким образом удерживает волны, и вода познает свои границы?»[10].

«Море стыдится песка и пока не дошло до него предается ярости, но, как уздой удерживаемое Божиим пределом, смиряется потом и возвращается назад»[11].

См. также Cicero. De natura deorum. 2:45, 116

Григорий Нисский 1863, 110-111, Григорий Нисский 1863, 74-75, Григорий Нисский 1863, 98, Григорий Нисский 1864, 302-305, Дионисий Ареопагит 1957, 106a, Дионисий Ареопагит 1957, 94, Дионисий Ареопагит 1957, 95, Дионисий Ареопагит 1957, 95a, Дионисий Ареопагит 1957, 96

см. также



Сноски


  1.  Аристотель. Метафизика // Сочинения: В 4-х т. — М.: Мысль, 1975. — Т. 1. — С. 169—170.
  2. Иоанн Златоуст, св. цит. по  Феофан Затворник, св. Толкование Первого послания святого апостола Павла к коринфянам. — М., 1893. — С. 397.
  3.  Дионисий Ареопагит, св. О Божественных Именах / пер. о. Геннадия (Эйкаловича). — Буэнос-Айрес, 1957. — С. 94.
  4.  Ириней Лионский, св. Доказательство апостольской проповеди // Творения. — М.: Православный паломник, Благовест, 1996. — С. 574.
  5.  Григорий Нисский, св. Опровержение Евномия // Творения. — М., 1863. — Т. Ч. 5. — С. 98.
  6.  Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. — СПб., 1894. — С. 47.
  7.  Марк Минуций Феликс Октавий // Раннехристианские отцы Церкви. Антология. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1978. — С. 562.
  8.  Василий Великий, св. Беседы на Шестоднев. Беседа 4 // Творения: В 3-х т. — СПб., 1911. — Т. 1. — С. 36.
  9.  Григорий Богослов, св. Слово 28, о богословии второе // Собрание творений в 2-х т. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. — Т. 1. — С. 409.
  10.  Амвросий Медиоланский, св. Две книги о преставлении брата Сатира // Две книги о покаянии. — Нью-Йорк: Учебно-информационный экуменический центр ап. Павла, 1997. — С. 106.
  11.  Феодорит Кирский, блж. Толкование на Псалом 103 // Творения. — Троице-Сергиева Лавра, 1906. — Т. 3. — С. 169.