Горичева Татьяна Михайловна

From Два града
Jump to: navigation, search

(12 июля 1947) — псевдофилософ-гностик, защитница прав животных.

влияния

Его я по праву могу назвать своим первым учителем. Это был наш профессор, Борис Михайлович Парамонов. Он случайно оказался преподавателем на философском факультете, долго не продержался, теперь эмигрант, живет в Америке[1]:61.

биография

20 июля 1980 года, в первый день московской Олимпиады, выслали за пределы Советского Союза.

Оказавшись в Европе, Горичева стала известна благодаря своим книгам и многочисленным выступлениями. Ее приглашали католики, протестанты, православные, различные университеты и религиозные движения в десятках стран мира (Европа, Бразилия, Чили, Эквадор, Южная Корея, Канада и др.).

В 1988 году Горичевой было разрешено вернуться в Россию. Вернувшись в Санкт-Петербург, Горичева продолжала выступать с лекциями в России и на Западе, издавать и писать книги и статьи, собирать вокруг себя представителей самых разных религиозных и творческих кругов, организуя круглые столы и конференции. Главным направлением ее работы в последние годы стала деятельность в области экологии и защита животных.

образование

Училась в ленинградской школе № 261, после семи классов поступила в Радиополитехникум при заводе «Светлана», закончила его с дипломом технического переводчика с немецкого. Затем училась на философском факультете ЛГУ, специализируясь по дисциплине «современная буржуазная философия», по индивидуальной программе изучала работы Шопенгауэра, Дильтея, Макса Шелера, Гуссерля, Хайдеггера и др.

Училась в католической семинарии святого Георгия (Philosophisch-Theologische Hochschule Sankt Georgen, Франкфурт-на-Майне, Германия).

В 1981 году поступила в Парижский богословский институт, слушала лекции в Сорбонне.

пресса

Совместно с Виктором Кривулиным выпускала самиздатский религиозно-философский и культурный журнал «37».

В 1979 совместно с Юлией Вознесенской, Натальей Малаховской, Татьяной Мамоновой выпустила первый независимый женский журнал Альманах «Женщины и Россия», который стал широко известен за рубежом. Журнал рассказывал о положении советской женщины и отстаивал духовные ценности перед лицом официальной пропаганды.

На свои средства организовала религиозно-философское издательство «Беседа», выпускала одноименный журнал (всего вышло тринадцать номеров). В издательстве печатались книги Елены Шварц, Виктора Кривулина, Олега Охапкина, «Философский дневник» Бориса Гройса и др.

организации

В 1974 ездила на Всемирный гегелевский конгресс в Москве.

В Ленинграде в своей квартире организовала центр встреч для «второй культуры» (культурного андеграунда советских времен). Каждую неделю она проводила религиозные семинары.

В Германии спонтанно возникло движение, назвавшее себя «Секретариат Татьяны Горичевой», которое организовывало материальную и духовную помощь России. Еще до падения железного занавеса в Германии издавались и отправлялись в Россию литургические книги, Добротолюбие, православный катехизис, книги старцев, богословская литература. На пожертвования Секретариата восстанавливались церкви и монастыри, осуществлялась помощь приходам и отдельным людям.

Является вице-президентом Русско-Французского общества защиты животных.

В 1974 ездила на Всемирный гегелевский конгресс в Москве, там познакомилась с друзьями Хайдеггера, которые передали немецкому философу ее письмо, между ними завязалась переписка (через ГДР). Незадолго до смерти Хайдеггер вспоминал, что большой радостью для него было знакомство с молодым русским философом. В одном из писем Хайдеггер прислал Горичевой свои поздние стихи, еще нигде на тот момент не опубликованные.

Каждую неделю она проводила религиозные семинары, а Виктор Кривулин — поэтические. Участвовали в основном православные неофиты, творческая интеллигенция (Лев Александрович Руткевич, Евгений Пазухин, Галина Григорьева, Борис Гройс, поэты Василий Филиппов, Сергей Стратановский, Олег Охапкин, литераторы Вячеслав Долинин, Борис Останин, художник Анатолий Васильев, были и священники — Тео Ван дер Форт, баптисты, Виктор Антонов, Виктор Алымов, Николай Симаков и др.) Семинар регулярно проводился в течение почти десяти лет и продолжался после высылки Горичевой за границу.

патологическая речь

Мастер патологической речи, владеет гностическим жаргоном.

Теоретик патологической речи:

Господь дает мне такие возможности, что я, живя во Франции, могу слушать интереснейших философов, таких, как Делез, Деррида, слушала Фуко. И я видела, как эти люди апофатически, негативно подходят к тайне, к Богу. Как они крутятся вокруг Бога и какие сальто-мортале, прыжки и фокусы выделывают и как это все блестяще, но вместе с тем это может дать нам, православным, новую артикуляцию, новый язык. Я уже говорила раньше, что не только русский народ безмолвствует, но и немецкий, и французский, и итальянский. Раскол между культурой и Церковью начался еще в XIX веке. Культура совершенно отошла от Церкви, особенно на Западе. Но у нас в России сейчас начинается возврат, а там нет. Значит, нужно найти новый язык для описания, для обозначения того, где мы находимся в конкретной ситуации. Язык, который был бы духовным, христианским, и вместе с тем абсолютно точным, иерархичным, как у Святых Отцов[2]:36.

мифы

возрождение

Глеб Анищенко. — Все-таки религиозное возрождение это реальность?

Татьяна Горичева. — Конечно, реальность, и я сама «продукт» этого возрождения[2]:26.
женщина
О ее мудрости и терпении, о том, что на женщине нынче держится семья и работа, держится и наша Церковь, о том, что женщина — носительница Жизни и Воскресения, хотелось рассказать в новом журнале[1]:93.

штампы

софийность
  • Один из самых «сокровенных» людей русской литературы — Василий Розанов. Розанов — гений софийной, райской субъективности[3]:62.
  • Он (князь Мышкин. - Ред.) уже пережил смерть и встречался там, в другом мире, с вечной, софийной красотой — поэтому он сразу же узнает ее в земном о поруганном виде, когда встречает Настасью Филипповну[3]:70.
космический
апофатичность
  • Одна из самых сокровенных черт русской философии, ее особая апофатичность, связанная, конечно, с апофатичностью православной мысли[3]:63-64.

Это метод философской апофатики. Следуя ему, можно безошибочно узнать, что не есть рай, что не есть свобода. Мы найдем омертвелость, инерцию и ложь там, где большинство усматривают истину.

Пафосом апофатичности жили и другие русские писатели. Разве не этим пафосом объясняется та неумолимая настойчивость, с которой разоблачал лицемерие и ложь Лев Толстой?[3]:65
срывать все и всяческие маски
  • В толстовском «срывании всех и всяческих масок» скрыта тоска по подлинности, чистоте и простоте изначально райской жизни, где не было инертной и жесткой формы, где все происходило впервые[3]:65.
смысл
  • Обломов же не просто жаждет раствориться в вечном лете и веселии. Он ищет смысл[3]:69.
эон
  • Высшее напряжение жизни и выход во «внешний» зон ему (Обломову. - Ред.) удается найти в любви[3]:69.
  • Князь Мышкин (как Обломов, как Дон-Кихот) не может разрушить стенку между двумя зонами, соединить внутреннее с внешним[3]:70.
экзистенциальный

Экзистенциальный паралич[3]:77.

ругательные слова

индивидуализм
  • Его (человека из подполья Ф. Достоевского. — Ред.) желание «по своей глупой воле пожить» вовсе не означает индивидуализма[3]:65-66.
юридизм
  • Характерной особенностью западного религиозного сознания всегда было слишком буквальное, юридическое толкование духовных вопросов, доставшееся в наследство еще от римского права[4].

эпитеты

мощный
  • Русская мысль всегда искала рая. Можно говорить о бесконечном многообразии этих поисков, часто утопических, с тяжелой «кармой» нигилизма, но нередко и глубоких, мощных, вдохновленных Святым духом[3]:61-62.

приемы патологической речи

страдательный залог вместо активного
  • Материя теряет самое себя. Потеряны не только Бог, не только человек, не только душа, но и материя[2]:25.

Свернуть
Развернуть
сочинения

на иностранных языках
  •  Горичева Т. М. Nous, convertis d’Union Sovietique. — P.: Nouvelle cite, 1983.
  •  Горичева Т. М. Von Gott zu reden ist gefährlich. Meine Erfahrungen im Osten und im Westen. — Freiburg: Herder Verlag, 1984.
  •  Горичева Т. М. Talking about God is Dangerous. — L., 1986.
  •  Горичева Т. М. Die Kraft der Ohnmächtigen. — Weisheit aus dem Leiden. SCM R. Brockhaus; Auflage: 3. Aufl. (1988)
  •  Горичева Т. М. Unaufhörlich sucht der Mensch das Glück. — Freiburg: Herder, 1989.
  •  Горичева Т. М. Nadjeschda heißt Hoffnung. — Freiburg: Herder, 1990.
  •  Unverhoffte Freude von Tatjana Goritschewa von Scm R. Brockhaus (1990).
  •  Горичева Т. М. Heilige Mutter Erde. — Kösel, 1993.
на русском
  •  Горичева Т. М.; Мамлеев, Юрий Новый град Китеж (философские работы). — Париж, 1988.
  •  Горичева Т. М. Православие и постмодернизм. — Л.: ЛГУ, 1991.
  •  Горичева Т. М. Дочери Иова. Христианство и феминизм. — СПб.: СП «Алга-Фонд»; ТПО «Ступени», 1992.
  •  Горичева Т. М. Дневник путешествий. — СПб.: Ступени, 1993.
  •  Горичева Т. М. Святые животные. — СПб., 1993.
  •  Горичева Т. М. Христианство и современный мир. — СПб.: Алетейя; Ступени, 1996.
  •  Горичева Т. М. Христианство и женщина // Русская женщина и Православие. Богословие, философия, культура / Сост. Горичева Т. М.. — СПб.: Ступени, 1996. — С. 77-84. — 270 с. — ISBN 5-87290-020-9.
  •  Горичева Т. М. Анна, Эмма и другие // Русская женщина и Православие. Богословие, философия, культура / Сост. Горичева Т. М.. — СПб.: Ступени, 1996. — С. 132-144. — 270 с. — ISBN 5-87290-020-9.
  •  Горичева Т. М. Об обновленчестве, экуменизме и политграмотности верующих. Взгляд русского человека, живущего на Западе. — СПб.: Сатисъ, 1997. — 47 с.
  •  Горичева Т. М.; Кузнецова, А. Письма о Любви. — СПб.: Алетейя; Ступени, 1998.
  •  Горичева Т. М.; Орлов, Даниэль; Секацкий, Александр. От Эдипа к Нарциссу. Беседы. — СПб.: Алетейя, 2001.
  •  Горичева Т. М.; Иванов, Н.; Орлов, Д.; Секацкий, А. Ужас реального. — СПб.: Алетейя, 2003.
  •  Горичева Т. М. Только в России есть весна! Дневники 1980—2003. — М.: Русский Хронограф, 2006. — 446 с.
  •  Горичева Т. М. Молчание животных. — СПб.: Самиздат, 2008.
  •  Горичева Т. М. Блажен иже и скоты милует. — Любляна: LOGOS, 2010.
  •  Горичева Т. М. Собр. соч. в одном томе: О священном безумии. Христианство в современном мире. — СПб.: Алетейя, 2015. — 585 с.
составитель
  • Русская женщина и Православие. Богословие, философия, культура / Сост. Горичева Т. М.. — СПб.: Ступени, 1996. — 270 с. — ISBN 5-87290-020-9.

Свернуть
Развернуть
источники



Сноски


  1. 1,0 1,1 Горичева, Татьяна. Взыскание погибших // Логос. - 1984. - № 41-44.
  2. 2,0 2,1 2,2 «Беседа» в гостях у «Выбора». Интервью с Татьяной Горичевой и Павле Раком (август 1988 года) // Выбор. – 1990.
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 Горичева, Татьяна. В поисках рая // Беседа. - 1985. - № 3.
  4. Об обновленчестве, экуменизме. 1997.
Владение патологической речьюМастер патологической речи +
Год рождения1,947 +
ЖаргонГностицизм/Патологическая речь +
ИмяГоричева Татьяна Михайловна +
МифВозрождение (миф) + and Женщина (миф) +
НаправлениеЭкологическое сознание +
Окончил учебное заведениеИнститут святого Георгия + and Парижский богословский институт +
Поколение модернистовТретье поколение модернистов +
Приемы патологической речиСтрадательный залог вместо активного +
Ругательные словаИндивидуализм (ругательное слово) + and Юридизм (ругательное слово) +
РуководительБеседа (журнал) +
Сотрудничал со СМИБеседа (журнал) +, Вестник РХД +, Логос (журнал) + and Континент (журнал) +
ШтампАпофатичность +, Софийность +, Космический +, Полнота (штамп) +, Пафос +, Срывать все и всяческие маски +, Смысл +, Эон + and Экзистенциальный +
ЭпитетБлестящий + and Мощный +
ЮрисдикцияРусская Православная Церковь +