Абсолютная ценность человека

From Два града
Jump to: navigation, search
Абсолютная ценность человека
бесконечное значение человека, безусловное значение человека
Popova tractor.jpg

бесконечное значение человека, безусловное значение - разновидность мифа об абсолютной свободе человека.

определение

Абсолютно свободной личности в мифологии Нового времени приписывается абсолютная ценность. Человек – «ни к чему не сводимая и абсолютная ценность»[1]:75, что является прямой репликой «мистического анархизма» Вячеслава Иванова и Георгия Чулкова: «Под мистическим анархизмом я разумею учение о путях последнего освобождения, которое заключает в себе последнее утверждение личности в начале абсолютном»[2].

Такую абсолютную ценность самому себе приписывает сам человек. Откуда же возникает авторитетность его абсолютных суждений о самом себе? Либеральный идеолог сам выступает в роли Абсолюта и требует веры в себя, а значит он уже не человек, а бог, но бог слепой, не видящий, что его абсолютная ценность основана ни на чем, кроме его собственного своевольного «Будем как боги».

В рамках этой своеобразной нечеловеческой интроспекции, которая созерцает свое собственное абсолютное значение, в человека можно только верить: «Признать каждого человека абсолютной ценностью – это не только дать ему какие-то не зависящие от общества права, но – и это неизмеримо важнее – лишить абсолютного значения все остальное в мире, и прежде всего как раз само общество. Это значит поставить вниз головой все наши привычные представления, и это значит, наконец, признать человека выделяющимся из простого природного порядка, признать его существом высшим. А это про человека говорит только религия, научно вывести этого нельзя. В это можно только верить»[1]:126–127. Ничего подобного в идеологиях или массовой религии о Боге – что только Бог есть Абсолют и в Него можно только верить – не говорится.

Человек имеет не только абсолютную ценность, но и бесконечное значение, причем эта «бесконечность» охватывает собою Самого Бога. В частности, «абсолютный» человек вызывает уважение у Бога: «Изуродованный и искаженный, истекающий кровью и порабощенный, слепой и глухой, человек остается отрекшимся царем творения, объектом бесконечной Божественной любви и уважения»[3].

При таком подходе не может быть и речи ни о каком предстоянии человека пред Богом, как твари перед ее Творцом. Мир «находит свое средоточие в человеке, свободной личности, стоящей перед Личным Богом и перед Ним избирающей и решающей свою судьбу. Человек, его душа и тело, его любовь, грехи, стремления приобретают бесконечное значение, в нем мир отвечает Богу, борется с Богом, жаждет Бога и, наконец, соединяется с Ним в свободе, любви и истине»[4]:58. Грехи человека также приобретают «бесконечное значение».

Спасение по Владимиру Соловьеву – это «тройное торжество», когда «три начала бытия – божественное, материальное и человеческое, обнаруживают свое безусловное значение»[5]. Но на самом деле материя и тварь, будучи сотворенными из ничто, не имеют безусловного значения. Они даже не являются «началами», если сопоставлять их с Божественным Началом.

Уничтожая личность, Владимир Соловьев в то же время признает ее самоценность, поскольку в духе герметизма объявляет душу – частицей Божества (то есть всеединства). Для него «личность человеческая имеет безусловное значение. Человеческая личность только потому может свободно, изнутри соединяться с Божественным началом, что она сама в известном смысле божественна, или точнее – причастна Божеству»[6]. Однако трудно оценить, насколько велико это «безусловное» значение личности. Дело в том, что Владимир Соловьев уточняет, что для него вообще всё безразлично причастно Божеству, и поэтому «существа не имеют подлинного бытия в своей отдельности или в безусловном обособлении».

Соответственно мифу об абсолютном достоинстве человека меняется смысл Боговоплощения и богослужения.

Богослужение становится не только коллективистским «общим делом», но и прямым служением человеку. Богослужение отныне состоит в том, что не люди возносят Богу службу хвалы, а «ровно наоборот: богослужение – это когда Бог служит человеку»[7].

Смысл Боговоплощения видится в смирении Бога и достоинстве человека:

Мы говорим с вами о Рождестве Христовом, и говорим о том, что оно заключается не в печеном гусе с яблоками, не в гаданиях, а в чем-то большем — в жажде познания вечных истин. Мы утверждаем смирение Бога и достоинство человека (о. Виктор Теплицкий)[8].

политическое содержание мифа об абсолютной ценности человека

Понятие об абсолютной свободе, абсолютной ценности приобретает конкретный политический смысл. Христианское государство несовместимо с понятием абсолютной свободы:

Понадобились столетия, чтобы то новое понимание личности, которое всеми своими корнями вырастает из Евангелия, проросло постепенно и в новое понимание государства, ограничило его неотъемлемыми правами этой личности. Мы знаем теперь, сколь мучительным оказался этот процесс, знаем, увы, и то, что сами христиане далеко не всегда были в нем носителями именно христианской, евангельской истины. Не состоит ли трагедия новой истории, прежде всего, в том, что самая христианская из всех идей нашего мира, идея абсолютной ценности человеческой личности, исторически оказалось выдвинутой и защищаемой против церковного общества, роковым символом борьбы против Церкви? А случилось это как раз потому, что с самого начала сознание христиан заворожено было обращением Константина; оно-то и помешало Церкви пересмотреть в евангельском свете теократический абсолютизм античной государственности, а, напротив, его самого слишком надолго сделало неотъемлемой частью христианского восприятия мира. И в свете этого теократического самосознания Константина, в котором государство мыслится «носителем» религии, потому что оно непосредственно отражает и воплощает в человеческом обществе Божественную волю о мире, только и можно правильно истолковать свободу Миланского эдикта[4]:95-96.

Учение об абсолютной ценности личности (якобы евангельское) было отвергнуто именно и исключительно христианской Церковью и христианским государством, но зато восторжествовало в атеистических режимах Нового времени.

В том же политическом смысле мирология исповедует абсолютную ценность и безусловную необходимость человеческого мира и жизнедеятельности : «Ценность бытия, мира и человека как творения Бога находит свое выражение в признании абсолютной ценности человеческой личности… И мир и жизнь человека в мире получают свое оправдание в силу безусловной необходимости с точки зрения высшего смысла и блага»[9].

лозунг
Человек это звучит гордо (Максим Горький).

цитаты

Что за создание человек! Как он благороден разумом! Как безграничен в своих способностях! Как изумительно изящен и видом, и движениями! Как подобен ангелам своими деяниями, а разумением - самому Богу! Он - краса вселенной: венец творения! И все же, что мне эта квинтэссенция праха?[10].

источники



Сноски


  1. 1,0 1,1  Шмеман, Александр о. Проповеди и беседы / Сост. С. А. Шмеман, о. Александр Пискунов. Ред. Е. Ю. Дорман. — М.: Паломникъ, 2003.
  2.  Чулков, Георгий. О мистическом анархизме. — СПб.: Факелы, 1906. — С. 28.
  3.  Шмеман, Александр о. Водою и Духом. О Таинстве Крещения = Sсhmemann, Aleksandr. Of water and the spirit. A liturgical study of baptism. Crestwood, N.Y.: St. Vladimir's Seminary Press. 1974 / Пер. И. З. Дьяковой. — М.: Паломник, 2001. — С. 108–109.
  4. 4,0 4,1  Шмеман, Александр о. Исторический путь Православия / Ред. Е. Ю. Дорман. — М.: Паломник, 2003.
  5.  Соловьев, В. С. Духовные основы жизни. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1982. — С. 95.
  6.  Соловьев, В. С. Чтения о богочеловечестве // Сочинения: В 2-х т. — М.: Правда, 1989. — Т. 2. — С. 20.
  7. Уминский, Алексий о. Община – это не кружок по интересам // sobor.by. – 2013. – 6 марта. – Дата обращения: 9.12.2016.
  8. «Утверждая смирение Бога и достоинство человека»: филологической секцией завершилось направление «Церковь и культура» Чтений // Красноярская епархия. – 2016. – 13 января. – Дата обращения: 9.12.2016.
  9. Пастырское служение и миротворчество // Настольная книга священнослужителя: В 8-ми т. — М., 1988. — С. 696. — 684-710 с.
  10. Шекспир У. Гамлет