Политическая теология

From Два града
Jump to: navigation, search
Данная статья является незавершенной и находится в процессе доработки.

teologia politica, theologia civilis, иначе гражданская теология. Составная часть древнего язычества. В религии самоспасения Нового времени роль политической теологии играют массовые гностические идеологии. Антоним — политическая философия.

определение

По изложению блж. Августина, в языческих обществах «политическая» или «гражданская теология» существовала в связи с двумя другими частями языческого учения о богах: «философской» или «физической теологией» и «теологией театра».

Святой отец ссылается на книгу Марка Теренция Варрона «Человеческие и божественные древности»:

«По словам Варрона, есть три рода теологии, то есть теории, дающей объяснение о богах, из которых один называется мифическим, другой физическим, третий гражданским: что такое эти три рода теологии? Тот род теологии, который у Варрона поставлен первым, по-латыни мы назвали бы сказочным; но будем называть его баснословным, так как мифическим назван он от басен: греческое слово mythos значит басня. Второй пусть называется естественным, согласно обычному словоупотреблению. Третий, наконец, сам Варрон называет по-латыни гражданским. „Мифическим, – говорит затем Варрон, – называется тот род, который преимущественно в употреблении у поэтов; физический – у философов; гражданский – у народов. В том роде, который я назвал первым, многое измышлено противное достоинству и природе бессмертных“» [1]:312.

Варрон придает особое значение гражданской (политической) теологии:

«Третий род должны знать и ведать граждане, а особенно жрецы в гражданских обществах. В нем говорится о том, каких богов надлежит почитать публично, какие совершать каждому из них обряды и жертвоприношения… Первая теология приспособлена по преимуществу к театру, вторая – к миру, третья – к обществу гражданскому» [1]:314.

Блж. Августин, в свою очередь, делает упор на критике гражданской теологии как центральной для устройства языческого общества, потому что в ней смыкаются философская и поэтическая теологии:

«Желание отделить естественный [род теологии] от гражданского чем иным назвать, как не выражением признания, что и сам гражданский ложен? В самом деле, если он естественен, то что же в нем заслуживает порицания, за что бы исключить его? С другой стороны, если так называемая теология гражданская – теология не естественная, то в чем ее заслуга, за что бы принимать ее? Вот где настоящая причина, почему Варрон писал о человеческих вещах прежде, а о божественных после: она в том, что в вещах божественных он имел дело не с природой, а с установлениями человеческими» [1]:314.

Блж. Августин делает свой вывод относительно политической теологии:

«Я показал, полагаю, достаточно ясно, что и гражданская и театральная теология принадлежат одинаково к теологии гражданской. А так как обе они одинаково мерзки, нелепы, непристойны и ложны, – то благочестивым людям не след ожидать вечной жизни ни от той, ни от другой» [1]:328.

Политическая теология, и в особенности верующая в миф об абсолютной свободе, погружает человека в замкнутый таинственный мир, где только человек и может абсолютно властвовать.

Таков безошибочный симптом духовной смерти гностика: демоническая закрытость новорожденного homo clausus. Эрих Фогелен описывал это состояние:

«Обожествление (divinization) секулярной иерархии, посюсторонняя замкнутость такого порядка и одновременное его обезглавливание через Богоубийство: всё это требует исполнения многих предварительных условий. Замкнутость общества обусловлена, прежде всего, тем, что общество переживается как сущность с центром существования внутри себя. Естественным корнем, из которого произрастает отдельное, посюстороннее, сакрально-политическое примитивное сообщество, всегда является генеалогия» [2].

политическая теология и политическая философия

Политическая философия и политическая теология кардинально различно подходят к анализу смешения религии и политики. Политическая философия разоблачает это смешение как неистинное, а политическая теология сама является примером такого смешения.

Если политическая философия исследует порядок в мире, в душе и в обществе, то ее антипод – политическая теология – делает то же самое, но с другим результатом. Там, где философы отличали истинное Благо от благ неистинных, преходящих, политическая теология их принципиально и сознательно смешивала.

Там, где – по крайней мере, в душе философа – был порядок, установленный Творцом, возникает порядок посюсторонний, в котором смешано истинное и ложное, благое и дурное. Этот «порядок» политическая теология поддерживает, пытается увидеть в нем смысл и внушить этот смысл обществу.

разновидности

Богословие Майдана

представители

источники

  •  Августин Иппонийский, блж. О Граде Божием // Творения. Ч. 3. — К., 1910.
  •  Вершилло, Роман. Православная Церковь и гностическая политика. — М.: Антимодернизм.Ру, 2015.


Сноски


  1. 1,0 1,1 1,2 1,3  Августин Иппонийский, блж. О Граде Божием // Творения. Ч. 3. — К., 1910.
  2.  Voegelin, Eric. The political religions // Modernity without restraint. The collected works of Eric Voegelin V. 5. — Columbia, Mo, London: Columbia University Press, 2000. — P. 44.