Доказательство

From Два града
Jump to: navigation, search
Данная статья является незавершённой и находится в процессе доработки.

Доказательство
У этого понятия нет изображения

доказывающее знание - знание, принудительное для ума, вывод следствий из посылок, каждая из которых является первым понятием или правильно выведена из первых понятий. На доказательствах основывается доказывающая наука и возможность убеждения другого в диалоге.

необходимость

Необходимость — отличительное свойство доказательства:

Хотя из истинных (посылок) можно вывести заключение и не доказывая, но из необходимых (посылок) нельзя вывести заключение, не доказывая, ибо необходимость - это уже (отличительное) свойство доказательства[1]:268.

— Аристотель

первые понятия

Доказательство ведется из общих всем положений (аксиом)[1]:274-275.

«Доказывающее знание необходимо исходит из истинных, первых, неопосредованных, более известных и предшествующих [посылок], то есть из причин заключения. Ибо такими будут и начала, свойственные тому, что доказывается. В самом деле, силлогизм может быть и без них, доказательство же не может, так как [без них] не создается наука... Из первых же недоказуемых посылок [доказательство должно вестись] потому, что иначе не знали бы их, не имея их доказательства. Ибо знать то, для чего имеется доказательство, и не привходящим образом - это и значит иметь доказательство»[1]:259.

определение

Доказательство служит обретению знания:

Имеем знание и посредством доказательства. Под доказательством же я разумею научный силлогизм. А под научным я разумею такой силлогизм, посредством которого мы знаем благодаря тому, что мы имеем этот силлогизм[1]:259.
три стороны доказательства

«В доказательствах имеются три [стороны]: во-первых, доказываемое, то есть заключение, — то, что какому-нибудь роду присуще само по себе; во-вторых, аксиомы (аксиомы — то, на основании чего [ведется доказательство]); в-третьих, род как подлежащее, состояния и свойства которого, сами по себе присущие ему, выявляются доказательством»[1]:270-271.

Доказательство ведется «от причин к следствиям или от следствий к причинам»[2].

Для доказательства необходимо, чтобы человеческое слово что-либо означало. Тем самым во-первых, дается почва для рассуждения, а во-вторых, это означает принятие по крайней мере одного первого понятия.

Возможность доказательств вытекает из того, что все слова имеют свой определенный смысл:

И бездушные вещи, издающие звук, свирель или гусли, если не производят раздельных тонов, как распознать то, что играют на свирели или на гуслях? И если труба будет издавать неопределенный звук, кто станет готовиться к сражению? Так если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите? Вы будете говорить на ветер. Сколько, например, различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения. Но если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец.

— 1 Кор. 14:7-11

При диалоге с теми, кто отрицает существование первых понятий и отрицают то, что слова имеют смысл, следует добиваться от них признание того, «что сказанное им хоть что-то означает и для него, и для другого; это ведь необходимо, если только он что-то высказывает, иначе он ничего не говорит ни себе, ни другому. Но если такую необходимость признают, то доказательство уже будет возможно; в самом деле, тогда уже будет налицо нечто определенное. Однако почву для ведения доказательства не тот, кто доказывает, а тот, кто поддерживает рассуждения: возражая против рассуждений, он поддерживает рассуждение. А кроме того, тот, кто с этим согласился, согласился и с тем, что есть нечто истинное и помимо доказательства»[3].

Доказательством может служить слово Священного Писания, как содержащее свидетельство Истины, очевидное каждому непредубежденному человеку, как имеющее превосходный авторитет Писания.

см. в притче о Лазаре:

Тогда сказал он (богач. - Ред.): так прошу тебя, отче (Аврааме.- Ред.), пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.

— Лк. 16:27-31

Для уверения иудеев в Божестве Своем, Спаситель указывал им на пророчества и прообразования о Нем в Св. Писании: «Испытайте писаний,- говорил Он, — яко вы мните в них имети живот вечный: и та суть свидетельствующая о Мне»…

Отец Небесный, Отец Господа нашего Иисуса Христа употребил все, чтобы уверить людей в Божестве Его и чтобы убедить нас слушаться Его во всем, как возлюбленного Сына Своего[4].

— св.

доказательства в проповеди, миссии

В словах Самого Христа мы видим указание на доказательную силу суждения: «Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете» (Ин. 3:11).

В словах Спасителя мы обнаруживаем явное указание на силу доказательств и убеждения: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:15–17).

Господь приводит в молчание саддукеев доказательством из Писания: «О воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22:31–32).

Спаситель говорит, что не Он будет судить отвергнувших Его слово, но их будет судить само слово Спасителя: «Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день. Ибо Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить» (Ин. 12:48–49). Св. Иоанн Златоуст добавляет: «Он и сказал так, показывая, что для них тогда не будет возможности говорить это, но слова, которые Я изрек ныне, предстанут вместо обвинителя, будут обличать их и отнимут у них всякое оправдание»[5].

Тем, кто не веровал Его словам, Господь предлагает в качестве доказательство чудеса, Им творимые: «Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне» (Ин. 10:25).

Мало того, в Деяниях Апостольских прямо говорится, что Господь явил Себя Своим ученикам со многими доказательствами: «Явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» (Деян. 1:3).

Отправляя апостолов на проповедь, Спаситель говорит им: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). Поэтому укрепляемые благодатию Духа Святаго апостолы не только говорили, что Христос воскрес, а доказывали это своим свидетельством (Деян. 2:32; 3:15; 10:39).

Апостол Петр говорит собравшимся в дому Корнилия сотника: «Мы свидетели всего, что сделал Он в стране Иудейской и в Иерусалиме, и что наконец Его убили, повесив на древе. Сего Бог воскресил в третий день, и дал Ему являться не всему народу, но свидетелям, предъизбранным от Бога, нам, которые с Ним ели и пили, по воскресении Его из мертвых. И Он повелел нам проповедывать людям и свидетельствовать, что Он есть определенный от Бога Судия живых и мертвых» (Деян. 10:39–42). И даже этого личного свидетельства недостаточно: апостол Петр прибегает тут же к доказательству из Писания: «О Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его» (Деян. 10:43).

Об апостоле Аполлосе особо указано, что он «сильно опровергал Иудеев всенародно, доказывая Писаниями, что Иисус есть Христос» (Деян. 18:28).

Апостол Иоанн Богослов неоднократно говорит о доказательстве в своем 1-ом послании: «Жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1 Ин. 1:2); «и мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру» (1 Ин. 4:14); «если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие - больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его» (1 Ин. 5:9-11).

Св. Григорий Нисский говорит о месте доказательства в деле христианской проповеди:

«Не всем приступающим к просвещению приличен будет один и тот же образ научения, но, по различию верований, должно изменять оглашение, имея в виду одну и ту же цель наставления, но неодинаково пользуясь доказательствами. Ибо иными понятиями водится иудействующий, и иными живущий в эллинстве. Да и аномей, и манихей, и маркиониты, и последователи Валентина и Василида, и прочие сонмы заблуждающихся еретиков, водящиеся особыми понятиями, заставляют порознь вступать в борьбу с их мнениями. Поэтому по роду болезни должно употреблять и способ врачевания. Не одним и тем же уврачуешь многобожие эллина и неверие иудея в Единородного Сына [Божия], и не одним и тем же ниспровергнешь обольстительные, вымышленные басни заблудших еретиков относительно догматов. Ибо чем кто мог бы исправить савеллия, то самое не принесет пользы аномею, и борьба с манихеем бесполезна против иудея, но должно, как сказано, смотреть на понятия людей и предлагать наставление сообразно внутреннему заблуждению каждого, полагая наперед для каждой беседы некоторые верные начала и положения, чтобы на основании признаваемого с обеих сторон могла быть последовательным образом раскрыта мысль»[6]:2–3.

Св. Григорий указывает на то, что в миссионерской проповеди следует использовать доказательства от общих понятий, «полагая наперед для каждой беседы некоторые верные начала и положения, чтобы на основании признаваемого с обеих сторон могла быть последовательным образом раскрыта мысль»[6]:3.

цитаты

Глагола к нему епарх (Трокл): «Общаешися ли сей Церкви [константинопольской]? Или ни?» Отвеща святый, глаголя: «Не общаюся». Глагола епарх: «Почто?» Отвеща святый: «Понеже отверже православные соборы». Глагола ему епарх: «Аще Церковь наша отверже соборы, то како тии обретаются в диптихе месяцесловном?» Глагола святый: «Кая польза от имен и воспоминания оных, егда догматы тех суть отвержены?» Глагола епарх: «Можеши ли яве показати, яко нынешняя Церковь отверже догматы преждебывших святых соборов?» Отвеща старец: «Аще простите ми и повелите, то удобно могу показати».

— Житие прп. Максима Исповедника

полемика против доказательств →

патологические виды доказательства

Существуют и ложные виды доказательства, которые обычно являются тавтологическими, то есть не сообщают ничего нового:

А что по кругу вообще нельзя доказывать, - это ясно, так как доказательство следует вести из предшествующего и более известного. Ведь невозможно, чтобы одно и то же для одного и того же было в одно и то же время и предшествующим и последующим, разве только пользуются другим способом, основывающимся на различии между предшествующим для нас и предшествующим безусловно, каким именно способом дает знание наведение. Но если это так, то не надлежащим образом было бы определено безусловное знание, а оно [понималось бы] двояко, или другой способ доказательства, основывающийся на более известном для нас [то есть индукция-наведение], не был бы [способом] доказательства в безусловном смысле. Те же, кто признает доказательство по кругу, не только [стоят перед трудностью], о которой только что было сказано, но они и не могут сказать ничего другого, как только то, что это есть, если это есть. Но так можно легко доказать все[1]:262.

— Аристотель

источники

  •  Ивин А. А.; Переверзев, В. Н.; Петрова В. В. Логический словарь ДЕФОРТ. — М.: Мысль, 1994.


Сноски


  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5  Аристотель. Вторая Аналитика // Сочинения: В 4-х т / Пер. Б. А. Фохта, испр.. — М.: Мысль, 1978. — Т. 2.
  2.  Лейбниц Г. В. Об основных аксиомах познания // Сочинения: В 4-х т. — М.: Мысль, 1984. — Т. 3. — С. 141.
  3.  Аристотель. Метафизика // Сочинения: В 4-х т. — М.: Мысль, 1975. — Т. 1. — С. 126-127.
  4.  Иоанн Кронштадтский, св. Катехизические беседы, говоренные в Кронштадтском Андреевском соборе. — Кронштадт: Тип. Василья Керр, 1859. — С. 164. — 176 с.
  5.  Иоанн Златоуст, св. Беседы на Евангелие Святого Апостола Иоанна Богослова // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1902. — Т. 8. — С. 460.
  6. 6,0 6,1  Григорий Нисский, св. Пространное огласительное слово / Пер. Ивана Златообразова. — М., 1859.
Доказательство +