Чернышевский Николай Гаврилович

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Николай Чернышевский.

Никола́й Гаври́лович Черныше́вский (24 июля 1828 года, Саратов — 29 октября 1889 года, там же) — гностик-созерцатель, революционер-демократ, публицист. Идеолог народничества. Атеист, псевдофилософ-монист.

влияние

Являлся последователем русской революционно-демократической мысли и французских материалистов XVIII в., социал-утопистов Фурье и Фейербаха). В университетские годы переживал недолгое увлечение гегельянством.

Отождествлял себя с Готхольдом Лессингом: «Почти все, что он говорит о характере литературной деятельности Лессинга, применимо к нему самому, и в этом смысле его суждения о Лессинге носят в известной степени и характер автобиографический»[1]:44. «Чернышевский видит в Лессинге не только собрата-просветителя (и создателя „реалистической“ эстетики), но и собрата-разночинца, который достиг высокого положения в обществе»[2]:205.

Революционер Н. Ишутин заявлял, что он знает лишь трех великих людей: Иисуса Христа, апостола Павла и Николая Чернышевского[3]. «Добролюбова мы читали и читали, но Чернышевский имел на нас более сильное и прямое влияние. Его мы знали наизусть, его именем клялись, как правоверный магометанин клянется Магометом, пророком Аллаха», - вспоминал другой народоволец, М. Ашенбреннер[1]:392.

Федор Достоевский пишет: «Чернышевский никогда не обижал меня своими убеждениями. Можно очень уважать человека, расходясь с ним в мнениях радикально» [4].

Г. В. Плеханов отмечал: «мое собственное умственное развитие совершилось под огромнейшим влиянием Чернышевского, разбор взглядов которого был целым событием в моей литературной жизни»[5].

Хотя либеральное студенчество кон. XIX века «Чернышевского уж не читало, но его не забыли… В студенческой песне сохранялся куплет:

«Выпьем мы за того,
Кто „Что делать?“ писал,
За героев его,
За его идеал!»[6].

По признанию Владимира Ленина, Чернышевский оказал на него определяющее влияние:

«Существуют музыканты, о которых говорят, что у них абсолютный слух, существуют другие люди, о которых можно сказать, что они обладают абсолютным революционным чутьем. Таким был Маркс, таким же и Чернышевский. По сей день нельзя указать ни одного русского революционера, который с такой основательностью, проницательностью и силою, как Чернышевский, понимал и судил трусливую, подлую и предательскую природу всякого либерализма»[7].

Памятник Чернышевскому создал скульптор В. В. Лишев (открыт на Московском проспекте в Ленинграде 2 февраля 1947 года).

Прометей русской революции
«Прометей русской революции, как удачно называет его Русанов, не жалел себя, отстаивая счастье родного народа и расчищая дорогу для грядущих борцов»[1]:35.

биография

Родился в семье протоиерея Александро-Невского кафедрального собора Саратова, Гавриила Ивановича Чернышевского (1793—1861). До 14-летнего возраста учился дома под руководством отца, многосторонне образованного и очень религиозного человека, и двоюродной сестры, Л. Н. Пыпиной. Архиепископ Никанор (Бровкович) указывал, что с раннего детства к нему был приставлен гувернер-француз, которому «в Саратове и приписывали первоначальное направление юного Чернышевского»[8].

В 1843 году поступил в Саратовскую духовную семинарию. В семинарии он пробыл три года; не окончив ее, в 1846 году он поступил в Петербургский университет на историко-филологическое отделение философского факультета.

Мировоззрение Чернышевского формировалось под влиянием атеизма Людвига Фейербаха[9]. Влияние на формирование его взглядов оказал кружок И. И. Введенского. В это время Чернышевский начал писать свои первые художественные произведения. В 1850 году окончив курс кандидатом, получил назначение в Саратовскую гимназию и весной 1851 года приступил к работе. Здесь молодой учитель использовал свое положение для проповеди революционных идей.

Переехал в Санкт-Петербург. Высочайшим приказом 24 января 1854 года Чернышевский был определен учителем во Второй кадетский корпус. После конфликта с офицером Чернышевский был вынужден подать в отставку[10].

пропаганда

Пропагандистскую деятельность начал в 1853 г. небольшими статьями в «Санкт-Петербургских Ведомостях» и «Отечественных Записках».

В начале 1854 г. он перешел в журнал «Современник», где в 1855—1862 годах являлся фактически руководителем журнала наряду с Н. А. Некрасовым и Н. А. Добролюбовым, вел борьбу за превращение журнала в орган революционной демократии, что вызывало протест литераторов-либералов ([В. П. Боткин, П. В. Анненков и А. В. Дружинин, И. С. Тургенев), сотрудничавших в «Современнике»[11].

10 мая 1855 года в университете происходит защита диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности»[12]. Министр просвещения А. С. Норов помешал присуждению ученой степени, и лишь в 1858 году, когда Норова на посту министра сменил Е. П. Ковалевский, последний утвердил Чернышевского в степени магистра русской словесности.

В 1858 году он стал первым редактором журнала «Военный сборник». Ряд офицеров (Сигизмунд Сераковский, Константин Калиновский, Николай Шелгунов и др.), был вовлечен им в революционные кружки. Об этой работе Чернышевского были хорошо осведомлены Герцен и Огарев, стремившиеся привести армию к участию в революции. Вместе с ними является родоначальником народничества.

В 1860-е годы Чернышевский стал признанным лидером атеистической пропаганды. Главное философское сочинение Чернышевского — «Антропологический примат в философии» (1860). В нем изложена монистическая материалистическая позиция автора, направленная как против дуализма, так и против гегельянства. Определяя философию как «теорию решения самых общих вопросов науки», он обосновывал положения о материальном единстве мира, объективном (то есть независимом от Бога) характере законов природы[9].

Не входя формально в тайное революционное общество «Земля и воля», Чернышевский является его несомненным вдохновителем. Недаром же Маркс и Энгельс называли его «главой революционной партии»[13].

С сентября 1861 года находится под тайным надзором полиции. Шеф жандармов Василий Долгоруков дает такую характеристику Чернышевскому: «Подозревается в составлении воззвания „Великорусс“, в участии составления прочих воззваний и в постоянном возбуждении враждебных чувств к правительству»[14]. Подозревался в причастности к пожарам 1862 года в Петербурге[15].

В мае 1862 года журнал «Современник» был закрыт на 8 месяцев.

арест и следствие

12 июня 1862 года Чернышевский был арестован и размещен в одиночную камеру под стражей в Алексеевском равелине Петропавловской крепости по обвинению в составлении прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон».

В служебной документации и переписке между жандармерией и тайной полицией назывался «врагом Российской Империи номер один». Поводом для ареста послужило перехваченное полицией письмо Герцена к Н. А. Серно-Соловьевичу, в котором упоминалось имя Чернышевского в связи с предложением издавать запрещенный «Современник» в Лондоне.

Следствие продолжалось около полутора лет. Чернышевский вел упорную борьбу со следственной комиссией. В виде протеста против действий следственной комиссии Чернышевский объявил голодовку, которая продолжалась девять дней. За 678 суток ареста Чернышевский написал текстовых материалов в объеме не менее 200 авторских листов. Наиболее полномасштабно утопические идеалы арестантом Чернышевским были выражены в романе «Что делать?» (1863), опубликованном в 3, 4 и 5 номерах «Современника».

каторга и ссылка

7 февраля 1864 года сенатором М. М. Карниолиным-Пинским был объявлен приговор по делу Чернышевского: ссылка на каторжные работы сроком на 14 лет, а затем поселение в Сибири пожизненно. Александр II уменьшил срок каторжных работ до 7 лет, в целом Чернышевский пробыл в тюрьме, на каторге и в ссылке свыше двадцати лет.

19 (31) мая 1864 года в Петербурге на Мытнинской площади состоялась гражданская казнь[16]. Был отправлен в Нерчинскую каторгу в Кадаинскую тюрьму; в 1866 году переведен в Александровский Завод Нерчинского округа, в 1867 году в Акатуйскую тюрьму, по окончании семилетней каторги его переводят в 1871 году в Вилюйск. В 1874 году ему официально предложено освобождение, но он отказывается подать прошение о помиловании. В Александровском Заводе по сей день сохранился дом-музей Н. Г. Чернышевского — дом, в котором он жил.

Организатором одной из попыток освобождения Чернышевского (1871) из ссылки был Г. А. Лопатин. В 1875 г. освободить Чернышевского попытался И. Н. Мышкин. В 1883 г. Чернышевскому дозволено вернуться в европейскую часть России, в Астрахань.

псевдофилософ

Философия Чернышевского монистична и направлена против дуализма. В его философии безраздельно господствует «действительность», которая в зависимости от риторических целей принимает форму природы, сознания и научных законов.

За этим мировоззрением стоит гнозис, проникновение в царство свободы от социальных условностей.

Главенство действительности сводится у Чернышевского к свободе действовать, но не к свободе воли, которую Чернышевский категорически отрицал. Чернышевский был строгим детерминистом: «То явление, которое мы называем волею, является звеном в ряду явлений и фактов, соединенных причинной связью». Благодаря свободе выбора (при отрицании свободы воли!) человек двигается по тому или иному пути социального развития, а просвещение людей должно служить тому, что они научатся выбирать новые и прогрессивные пути, то есть становиться «новыми людьми», идеалы которых — «служение народу», «революционный гуманизм», исторический оптимизм.

Монизм Чернышевского - это цепь мнимых антиномий, где всё переходит во всё: действительность в идеал, идеал в искусство, искусство в действительность.

В его системе все доказательства являются мнимыми. Например, Чернышевский дает определение прекрасного:

«Самое общее из того, что мило человеку, и самое милое ему на свете — жизнь; ближайшим образом такая жизнь, какую хоте­лось бы ему вести, какую любит он; потом и всякая жизнь, по­тому что все-таки лучше жить, чем не жить: все живое уже по самой природе своей ужасается погибели, небытия и любит жизнь. И кажется, что определение:
„прекрасное есть жизнь“;
„прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, ка­кова должна быть она по нашим понятиям; прекрасен тот пред­мет, который выказывает в себе жизнь или напоминает нам о жизни“, —
кажется, что это определение удовлетворительно объясняет все случаи, возбуждающие в нас чувство прекрасного»[17].

Из такого амбивалентного определения («прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, ка­кова должна быть она по нашим понятиям». - Выд. нами. Ред.) вытекает мнимоосмысленное определение искусства:

«Назначение искусства — ставить знак качества на явления действительности, выносить им высший суд, утверждая их ценность и подтверждая самый факт их бытия. В конечном счете, мысль Чернышевского описала круг: начав с утверждения о превосходстве действительной жизни над искусством, он пришел к заключению, что жизнь оценивается, а соответственно переживается через искусство.
Такой круг нередко встречается в его аргументации. Так, он начинает с утверждения, что жизнь, а не искусство является истинным и высшим проявлением красоты. Затем, желая продемонстрировать, что понятие красоты зависит от непосредственного жизненного опыта, он противопоставляет крестьянский и светский идеалы женской красоты (не сознавая, что при этом переходит на уровень идеала). Для простых людей, говорит он, признаки красоты — это крепкое сложение и „румянец во всю щеку“, результат физического труда на свежем воздухе. Поселянину „полувоздушная“ светская красавица кажется решительно „невзрачна“, „производит на него неприятное впечатление“, он привык считать „худобу“ следствием болезненности или „горькой доли“. „Одним словом, в описаниях красавицы в народных песнях не найдется ни одного признака красоты, который не был бы выражением цветущего здоровья“ (2:10). Тем самым, он приводит пример не из области жизни, а из области искусства — народной песни. Затем он описывает светский идеал красоты, приводя в качестве примера балладу Жуковского (2:11). Он пользуется образами шекспировских героев (Юлия Цезаря, Отелло, Дездемоны, Офелии), чтобы проиллюстрировать понятие трагического и возвышенного в действительности (2:20). Действительность сливается с литературой. Фактически, порочный круг (действительность объявляется идеалом при том, что идеал — это действительность) содержится уже в исходном тезисе его диссертации: „прекрасное есть жизнь, прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь, какова должна быть она по нашим понятиям“ (2:10)»[2]:140-141.

Он устанавливает свой произвольный закон о второстепенной роли пропаганды по сравнению с «действительностью», но для обожаемого им Лессинга готов «сделать исключение из устанавливаемого им общего социологического закона, говорящего о второстепенной и подчиненной роли литературы»[1]:41. «Правда, говорить он, таких исключений, когда литература является главною двигательницею исторического развитія, очень немного, и эпоха Лессинга как раз является одним из таких исключеній. От начала деятельности Лессинга до смерти Шиллера, в течение 50 лет, развитие одной из величайших европейских наций, будущность стран от Балтийского до Средиземного моря, от Рейна до Одера, определялась литературным движением»[1]:42. Здесь уверенность Чернышевского «в могуществе разума и силе знания взяла в нем перевес над его материалистическими взглядами в социологии», - отмечает Стеклов[1]:42.

идеология

крестьянский вопрос

В опубликованных в 1858—1859 гг. трех статьях под общим названием «О новых условиях сельского быта» Чернышевский в подцензурной форме и внешне благонамеренном тоне проводил идею немедленного освобождения крестьян с землей без всякого выкупа, тогда сохранится общинное владение землей, что постепенно приведет к социалистическому землепользованию. По словам Ленина, этот утопический подход мог провести решительную ломку феодальной старины, что привело бы к наиболее быстрому и прогрессивному развитию «капитализма».

миф об общине

Для Чернышевского община — патриархальный институт русской жизни, в общине существует «товарищеская форма производства» параллельно с капиталистическим производством, которое со временем будет упразднено. Тогда будет окончательно утверждено коллективное производство и потребление, после чего община как форма производственного объединения исчезнет. Срок перехода от обработки земли частными силами отдельного хозяина к общинной обработке целой мирской дачи он оценивал в 20-30 лет. Использовал идеи Фурье и его главного ученика Виктора Консидерана. В «Очерках из политической экономики» с некоторыми оговорками передает учение утописта о труде, указывая на необходимость крупного производства, и разъясняет невыгодность труда наемного. Чернышевский считал, что «потребитель продукта должен являться и его хозяином-производителем». Согласно воззрениям Фурье, Чернышевский указывал на преувеличенное значение торговли в современном обществе и недостатках ее организации. В романе «Что делать?» прямо изобразил фаланстер (Четвертый сон Веры Павловны).

Чернышевский отстаивал революционную переделку общества, для чего необходимо готовить новых людей.

аморалист

Монистическая система развертывается у Чернышевского в цепь антиномий, в том числе нравственного свойства, которые несут значительный отпечаток декадентской морали.

Свобода действовать, разрушая социальную действительность, получает псевдоосмысление в концепции «разумного эгоизма». Человек принадлежит к миру природы, определяющем его «сущность», и состоит в общественных отношениях с другими людьми, в которых он реализует изначальное стремление своей «натуры» к удовольствию. Чернышевский утверждает, что индивидуум «поступает так, как приятней ему поступать, руководится расчетом, велящим отказываться от меньшей выгоды и меньшего удовольствия для получения большей выгоды, большего удовольствия», только тогда он достигает пользы. Личный интерес развитого человека побуждает его на акт благородного самопожертвования, дабы приблизить торжество выбранного идеала.

Добро и зло возникает из самой многоликой и всемогущей действительности: «при известных обстоятельствах человек становится добр, при других — зол»[18].

Ирина Паперно отмечает, что «особая способность превращать те или иные черты в их противоположность — это одна из самых важных черт новых людей. Например, то, что другому могло бы показаться жертвой или лишением (вроде отказа от жены и передачи ее другому), для нового человека — удовольствие. То, что все считают альтруизмом, в романе рассматривается как удовлетворение своих личных интересов, тогда как эгоизм оказывается формой альтруизма. (На этом принципе Чернышевский основывает свою знаменитую теорию разумного эгоизма.)»[2]:155.

В романе «Что делать?» «для полной ясности Чернышевский обобщает основной принцип взаимозаменимости двух полюсов оппозиции в математической формуле (в главе под названием „Теоретический разговор“): „А на месте В есть В, если бы на месте В не было В, то оно еще не было бы на месте В, ему еще недоставало бы чего-нибудь, чтобы быть на месте В“…

В общем виде, сообщение, передаваемое такими операциями, можно прочесть следующим образом: из того, что человек не обладает некоторым качеством, следует, что человек обладает этим качеством. Мы знаем, что такой способ рассуждения проявился уже в диссертации Чернышевского. Однако если там такие выводы возникали как результат ошибки в доказательстве, в романе он является результатом сознательно и тщательно разработанного принципа, своего рода алгоритма уравнивания противоположностей. Последовательно используя этот механизм, Чернышевский продемонстрировал, что его метод можно применить практически к любой ситуации и что, следовательно, он представляет собой мощный инструмент для разрешения конфликтов»[2]:156.

реабилитация плоти

Проповедник раскрепощения личности в духе сен-симонистской реабилитации плоти, которая для него является средством социальной организации.

«Реакционеры, враждебные эмансипации женщины, как и раскрепощению личности вообще, инсинуировали, будто Чернышевский в „Что делать?“ проповедует так наз. „свободную любовь“. Разумеется, это клевета или органическая неспособность понять психологию новых свободных людей»[1]:37.

Для Чернышевского безнравственность оправдывается тем,что она есть проявление коллективизма:

«Совместная жизнь (в романе «Что делать?». - Ред.) — эмоционально, физически и экономически (обе четы живут в одном доме и ведут совместное хозяйство) — создает гармонию и благословенное состояние целостности, которые недостижимы ни при каком другом устройстве человеческих отношений. И в отличие от «Новой Элоизы», гармония не нарушается дальнейшим ходом событий.
Чернышевский видел в таком устройстве человеческих отношений прообраз нового социального устройства, гармонический рай на земле, основанный на приложении принципа коллективизма ко всем областям человеческой жизни, личной и общественной, — что продемонстрировано в Четвертом сне Веры Павловны, в картине коммунального устройства будущего общества... принцип коллективизма имел твердый психологический фундамент: общественная гармония рассматривалась как продолжение гармонии семейной, которая, в свою очередь, была результатом практической реализации идеи о том, что любовь — опосредованное чувство — имела, по своему существу, коллективистскую природу»[2]:134.

гностический пророк

Чернышевский оказался главным кандидатом в гностические пророки от Русского освободительного движения.

Пророк (1874)
  • Его еще покамест не распяли,
  • Но час придет — он будет на кресте;
  • Его послал бог Гнева и Печали
  • Рабам земли напомнить о Христе[19].

патологическая речь

«Как профессиональный писатель, Чернышевский был чрезвычайно плодовит. В годы активной работы в „Современнике“ (1855—62) он заполнял номер за номером — почти в одиночку вел раздел критики, библиографии и (с 1859 года) политики, а также подготовлял для журнала переводы сочинений по истории и политэкономии. Житейской причиной такой интенсивной работы — помимо требований, которые предъявлялись к нему как к редактору, — было желание иметь твердый и удовлетворительный заработок (к чему он стремился, главным образом, ради жены — сам он отличался аскетическими наклонностями). Друзьям и знакомым он запомнился как человек, писавший почти непрестанно: разговаривая с посетителями, во время поспешных трапез и даже шумных вечеринок, которые устраивала его жена. Друг Чернышевского вспоминал: „Бывало и ночью проснется, вскочит и начнет писать“. Он не переставал писать все 22 месяца, которые просидел в Петропавловской крепости (1862—64). По подсчетам П. Щеголева, написанное Чернышевским в то время составляло 11 печатных листов в месяц.

В Сибири, в течение почти 20 лет каторги и ссылки, он писал непрерывно — и для того, чтобы скоротать время, и в надежде, что написанное удастся опубликовать и помочь семье материально. В ссылке Чернышевский писал в иные годы не менее 15 часов в день, причем иногда и по ночам. Он написал сотни страниц беллетристики и обещал своему двоюродному брату и душеприказчику, Александру Пыпину, выслать „гору“ написанного (14:619) и „затопить“ русскую литературу своими сочинениями (14:496), как только цензоры вновь позволят ему печататься (чего так и не произошло): „Я пишу все романы. Десятки их написаны мною. Пишу и рву. Беречь описи не нужно: остается в памяти все, что раз было написано. И как я услышу от тебя, что могу печатать, буду посылать листов по двадцати печатного счета в месяц“ (15:87). Память у него и в самом деле была исключительная; по возвращении из Сибири Чернышевский мог читать на память целые главы сочиненных там романов. Видя что ни одно из его сочинений не появляется в печати (те, что посылались по почте, не доходили до адресата), Чернышевский уничтожал рукописи и снова брался за перо. Им владело непреодолимое желание писать, и те из его сибирских рукописей, которые сохранились (и были опубликованы посмертно), свидетельствуют — и по количеству и по качеству — о его графомании.

На каторге, в Александровском заводе (1864—70), в кругу заключенных Чернышевский импровизировал бесконечные истории с разветвленными сюжетами и психологической мотивировкой, глядя в пустую тетрадь и притворяясь, что читает по заранее написанному. Характерно, что он предпочитал такую форму сочинительства, и в последующие годы в Астрахани и Саратове (1883—1889) все диктовал стенографу. В результате он мог работать еще быстрее; так, за четыре дня до смерти, уже тяжело больной, Чернышевский надиктовал восемнадцать страниц перевода „Всеобщей истории“ Георга Вебера»…

Чернышевский был весьма заинтригован возможностями стенографии и часто упоминал ее в своих сочинениях. Герой романа «Вечера у княгини Старобельской» (1888) Вязовский — персонаж автобиографический, старый ученый и писатель, приглашен проводить беседы с группой аристократов, собирающихся слушать его импровизации. Его истории записывает целая команда стенографов, местонахождение которых в комнате описано с большой топографической точностью:

«Между эстрадой и передним полукругом аудитории, несколько правее и левее эстрады, стояли два стола, за тем, который был налево перед эстрадой (если смотреть из середины полукругов к эстраде), сидели шесть стенографов, все шестеро были молодые люди, за Другим пять стенографисток и мужчина лет тридцати пяти или несколько побольше, он, очевидно, был главой этого общества стенографисток и стенографов» (13:788).

Эпизоду этому Чернышевский придавал столь большое значение, что продолжал работать над ним даже после того, как отослал Рукопись в «Русскую мысль» в надежде на публикацию. Ошибочно предполагая, что рукопись ушла в печать, он посылал вставки, уточняющие местоположение стенографов.

Как замечает в своих воспоминаниях о Чернышевском один из товарищей по заключению, слушавший его импровизации: "Писать для Николая Гавриловича… значило жить"»[2]:44-46.

роман «Что делать?»

См. основную статью Что делать? (роман)

сочинения

романы

  •  Чернышевский Н. Г. Что делать? Из рассказов о новых людях. — 1862−1863
  •  Чернышевский Н. Г. Повести в повести (незаконч.) — 1863
  •  Чернышевский Н. Г. Пролог. Роман из начала шестидесятых годов. (незаконч.) — 1867−1870

повести

  •  Чернышевский Н. Г. Алферьев  — 1863.
  •  Чернышевский Н. Г. Мелкие рассказы — 1864.
  •  Чернышевский Н. Г. Вечера у княгини Старобельской (не было напечатано) — 1889.

литературная критика

  • 1849 —  Чернышевский Н. Г. О «Бригадире» Фонвизина. Кандидатская работа.
  • 1854 —  Чернышевский Н. Г. Об искренности в критике.
  • 1854 —  Чернышевский Н. Г. Песни разных народов.
  • 1854 —  Чернышевский Н. Г. Бедность не порок. Комедия А. Островского.
  • 1855 —  Чернышевский Н. Г. Сочинения Пушкина.
  • 1855−1856 — Чернышевский Н. Г. Очерки гоголевского периода русской литературы.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Александр Сергеевич Пушкин. Его жизнь и сочинения.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Стихотворения Кольцова.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Стихотворения Н. Огарева.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Собрание стихотворений В. Бенедиктова.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Детство и отрочество. Военные рассказы графа Л. Н. Толстого.
  • 1856 —  Чернышевский Н. Г. Очерки из крестьянского быта А. Ф. Писемского.
  • 1857 —  Чернышевский Н. Г. Лессинг. Его время, его жизнь и деятельность.
  • 1857 —  Чернышевский Н. Г. «Губернские очерки» Щедрина.
  • 1857 —  Чернышевский Н. Г. Сочинения В. Жуковского.
  • 1857 —  Чернышевский Н. Г. Стихотворения Н. Щербины.
  • 1857 —  Чернышевский Н. Г. «Письма об Испании» В. П. Боткина.
  • 1858 —  Чернышевский Н. Г. Русский человек на rendez-vous. Размышления по прочтении повести г. Тургенева «Ася».
  • 1860 —  Чернышевский Н. Г. Собрание чудес, повести, заимствованные из мифологии.
  • 1861 —  Чернышевский Н. Г. Не начало ли перемены ? Рассказы Н. В. Успенского. Две части.

публицистика

  • 1856 — Обзор исторического развития сельской общины в России Чичерина.
  • 1856 — «Русская беседа» и ее направление.
  • 1857 — «Русская беседа» и славянофильство.
  • 1857 — О поземельной собственности.
  • 1858 — Откупная система.
  • 1858 — Кавеньяк.
  • 1858 — Июльская монархия.
  • 1859 — Материалы для решения крестьянского вопроса.
  • 1859 — Суеверие и правила логики.
  • 1859 — Капитал и труд.
  • 1859−1862 — Политика. Ежемесячные обзоры заграничной политической жизни.
  • 1860 — История цивилизации в Европе от падения Римской империи до Французской революции.
  • 1861 — Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов Г. К. Кэри.
  • 1861 — О причинах падения Рима.
  • 1861 — Граф Кавур.
  • 1861 — Непочтительность к авторитетам. По поводу 'Демократии в Америке' Токвиля.
  • 1861 — Барским крестьянам от их доброжелателей поклон.
  • 1862 — В изъявление признательности Письмо к г. З<ари>ну.
  • 1862 — Письма без адреса.
  • 1878 — Письмо сыновьям А. Н. и М. Н. Чернышевским.

мемуары

  • 1861 — Н. А. Добролюбов. Некролог.
  • 1883 — Заметки о Некрасове.
  • 1884−1888 — Материалы для биографии Н. А. Добролюбова, собранные в 1861—1862.
  • 1884−1888 — Воспоминания об отношениях Тургенева к Добролюбову и о разрыве дружбы между Тургеневым и Некрасовым.

философия и эстетика

  • 1854 — Критический взгляд на современные эстетические понятия.
  • 1855 — Эстетические отношения искусства к действительности. Магистерская диссертация.
  • 1855 — Возвышенное и комическое.
  • 1855 — Характер человеческого знания.
  • 1858 — Критика философских предубеждений против общинного владения.
  • 1860 — Антропологический принцип в философии. «Очерки вопросов практической философии». Сочинение П. Л. Лаврова.
  • 1888 — Происхождение теории благотворности борьбы за жизнь. Предисловие к некоторым трактатам по ботанике, зоологии и наукам о человеческой жизни.

переводы

  • 1858—1860 — «История восемнадцатого столетия и девятнадцатого до падения Французской империи» Ф. К. Шлоссера.
  • 1860 — «Основания политической экономии Д. С. Милля» (со своими примечаниями).
  • 1861—1863 — «Всемирная история» Ф. К. Шлоссера.
  • 1863—1864 — «Исповедь» Ж. Ж. Руссо.
  • 1884−1888 — «Всеобщая история Г. Вебера» (со своими статьями и комментариями успел перевести 12 томов).

Память о Чернышевском

Память о Николае Гавриловиче Чернышевском увековечена различными способами:

Географические названия

В честь писателя назван ряд улиц, площадей и переулков во многих городах бывшего СССР, включая Саратов, Санкт-Петербург, Астрахань и Иркутск, где жил и бывал писатель.

С 1940 по 1992 ул. Покровка в Москве носила имя Чернышевского. На площади Покровских Ворот, через которую проходит улица, был поставлен памятник Н. Г. Чернышевскому.

Поселок городского типа Чернышевский, расположенный на реке Вилюй выше по течению от Вилюйска — места ссылки писателя.

Памятники

Памятник Чернышевскому в Саратове. Скульптор А. П. Кибальников. Открыт в 1953 году.

Памятники Н. Г. Чернышевскому установлены в Саратове (на одноименной площади, а также на могиле писателя), а также в Санкт-Петербурге, Вилюйске, Москве и поселке Чернышевский.

В филателии

Почтовые марки с портретом Н. Г. Чернышевского были выпущены в 1939, 1953, 1957, а также в 1978 году. Также в 1978 году был издан художественный маркированный конверт, посвященный писателю.

Прочее

Также имя Н. Г. Чернышевского носят:

  • В Санкт-Петербурге: станция метро «Чернышевская» на проспекте Чернышевского
  • Борисоглебский муниципальный драматический театр имени Н. Г. Чернышевского.
  • Государственная республиканская библиотека имени Н. Г. Чернышевского (город Бишкек).
  • Саратовский государственный университет (с октября 1923 года).
  • Вилюйское педагогическое училище.
  • Забайкальский государственный университет.
  • С 1928 года имя писателя носит средняя школа № 1 города Семипалатинска (Казахстан).
  • Музеи имени Н. Г. Чернышевского работают в Саратове, Вилюйске, а также в селе Александровский Завод.
  • Чернышевский послужил прототипом Чернова — героя повести С. В. Ковалевской «Нигилист»[20].

источники

  •  Богословский Н. В. Николай Гаврилович Чернышевский / Н. Богословский. — М.: Молодая гвардия, 1955. — 576 с. — (Жизнь замечательных людей). — 90 000 экз. (в пер.)
  •  Богословский Н. В. Жизнь Чернышевского. — М.: Детгиз, 1958.
  •  Бороздин А. Чернышевский, Николай Гаврилович // Русский биографический словарь / изд. под наблюдением председателя Императорского Русского исторического общества А. А. Половцова. — СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1905. — Т. 22 : Чаадаев — Швитков. — С. 284–293.
  •  Водолазов Г. Г. От Чернышевского к Плеханову. — М., 1969.
  •  Денисюк Н. Ф. Критическая литература о произведениях Н. Г. Чернышевского. — М., 1908.
  •  Денисюк Н. Ф. Николай Гаврилович Чернышевский. Его время, жизнь и сочинения. — М.: Издание А. С. Панафидиной, 1908.
  •  Каменев Л. Б. Чернышевский. — 1933. — 196 с. — («Жизнь замечательных людей»).
  •  Ланщиков А. П. Н. Г. Чернышевский. — М.: Современник, 1982.
  •  Лебедев А. Красота и ярость мира. Очерки становления русской материалистической эстетики (Чернышевский — Плеханов — Луначарский). — М., 1989.
  •  Паперно, Ирина. Семиотика поведения. Николай Чернышевский - человек эпохи реализма = Paperno, Irina. Chernyshevsky and the age of realism. A study in the semiotics of behavior. Stanford, Calif: Stanford University Press, 1988 / Авторизованный перевод с английского Т. Я. Казавчинской. — М.: Новое литературное обозрение, 1996.
  •  Розенталь М. М. Философские взгляды Н. Г. Чернышевского. — М., 1948. — 312 с.
  •  Савченко В. Властью разума. Повесть о Николае Чернышевском. — М.: Политиздат, 1986. — 396 с. — («Пламенные революционеры»).
  •  http://archvs.org/chern.htm Что делать с утопией Чернышевского? Савченко В. 2004 Архив Всеволода Сахарова
  •  Сердюченко В. Футурология Достоевского и Чернышевского // Вопросы литературы. 2001. № 3 доступно по адресу http://www.philology.ru/literature2/serdyuchenko-01.htm
  •  Стеклов, Ю. М. Н. Г. Чернышевский, его жизнь и деятельность (1828 - 1889). — СПб.: тип. т-ва «Общественная польза», 1909.
  •  Федоров К. «Жизнь великих людей. Н. Г. Ч.». 2-е изд.. — СПб., 1905.
  •  Черепахов М. С. Н. Г. Чернышевский. — М.: Мысль, 1977. — 213 с.
  •  Чернышевский, Николай Гаврилович // Большая энциклопедия: Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания / под ред. С. Н. Южакова. СПб. : Библиографический институт (Мейер) в Лейпциге и Вене; Книгоиздательское товарищество «Просвещение» в С.-Петербурге, 1906. Т. 20 : Чахотка легких — Ѵ [ижица]. С. 62-70.
  •  Топорков А. Л. А. Н. Афанасьев в полемике с Н. Г. Чернышевским? (Эпизод из журнальной полемики 1850-х гг.) // Из истории русской фольклористики. СПб., 2013. Вып.8. С.369-418.
  •  Клочков В. М. Об этических взглядах Н. Г. Чернышевского и Л. Фейербаха // Вопросы философии 1957. № 6.
  •  Paperno, Irina Chernyshevsky and the Age of Realism: A Study in the Semiotics of Behavior. — Stanford: Stanford University Press, 1988.
  •  Pereira, N.G.O. The Thought and Teachings of N.G. Černyševskij. — The Hague: Mouton, 1975.
  •  Чернышевский Н. Г. Сочинения. — М.: Мысль, 1986—1987. на сайте Руниверс
  •  Рудницкая Е. Л. Чаадаев и Чернышевский: цивилизационное видение России // Вопросы истории. — 2003. — № 8. — С. 37-55.
  •  Электронное научное издание «Н. Г. Чернышевский»


Сноски


  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6  Стеклов, Ю. М. Н. Г. Чернышевский, его жизнь и деятельность (1828 - 1889). — СПб.: тип. т-ва «Общественная польза», 1909.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5  Паперно, Ирина. Семиотика поведения. Николай Чернышевский - человек эпохи реализма = Paperno, Irina. Chernyshevsky and the age of realism. A study in the semiotics of behavior. Stanford, Calif: Stanford University Press, 1988 / Авторизованный перевод с английского Т. Я. Казавчинской. — М.: Новое литературное обозрение, 1996.
  3.  Стеклов, Ю. М. Н. Г. Чернышевский. Его жизнь и деятельность. 1828-1889. — М. Л., 1928. — Т. 2. — С. 216.
  4.  Достоевский, Федор. Дневник писателя. 1873 г. Нечто личное // Полное собрание сочинений: В 30-ти т. — Л.: Наука, 1980. — Т. 21. — С. 29.
  5. Юдин П. Ф. Философские взгляды Г. В. Плеханова. С. 94.
  6.  Маклаков, В. А. Власть и общественность на закате старой России. Воспоминания: В 3-х т. — Париж, 1936. — Т. 1. — С. 87-88. — (Библиотека «Иллюстрированной России»).
  7.  Валентинов, Н. Встречи с Лениным. — Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1953. — С. 35.
  8. О значении семинарского образования // Московский журнал. 2010. № 2—3
  9. 9,0 9,1 http://hrono.ru/biograf/bio_ch/chernyshevski12.php //Русская философия. Энциклопедия / Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. — Изд. второе, доработанное и дополненное. — М., 2014. — С. 763-764.
  10. Смирнов А. В. Николай Гаврилович Чернышевский (биографические и библиографические сведения) // Русская старина. — 1890. — № 5. — С. 451
  11. Тургенев и круг «Современника». — М.-Л., 1930.
  12.  Н. В. Шелгунов. Воспоминания. — М.-П.: ГИЗ, 1923.
  13. http://hrono.ru/biograf/bio_ch/chernyshevski6.php Социалист-утопист // Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. Ред. А.И. Володина. — М.: Политиздат, 1982. — С. 427-430.
  14. О внутреннем состоянии России в 1861—1862 годах — 1862.
  15. Чернышевский . Мои свидания с Ф. М. Достоевским — 1888.
  16. http://az.lib.ru/k/korolenko_w_g/text_0810.shtml Гражданская казнь Чернышевского. Короленко, Владимир Галактионович. 1904 http://www.webcitation.org/65CEkwHmz%7Carchivedate=2012-02-04
  17.  Чернышевский, Николай. Эстетические отношения искусства к действительности // Полное собрание сочинений: В 15-ти т / Ред. Н. М. Чернышевская. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1949. — Т. 2. — С. 10. — 5–92 с.
  18.  Чернышевский Н. Г. Антропологический принцип в философии // Полное собрание сочинений: В 15-ти т / Ред. Н. М. Чернышевская, С. С. Борщевский. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1950. — Т. 7. — С. 264. — 222-295 с.
  19. Некрасов Н. А. Пророк // http://www.biblioteka-poeta.ru/prorok/nekrasov-n-a
  20. Lib.ru-Классика Ковалевская Софья Васильевна. (Нигилист)