Новый человек

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Новый человек
сверхчеловек, массовый человек, всечеловек, человекобог, соборный индивидуум, идеолог, советский человек, новый итальянец
M2.jpg
Тип: миф
Направление: идеология, массовая культура, массовая религия
Cинонимы: глупец, идеолог
Антонимы: старый человек
Патологическая речь

сверхчеловек, массовый человек, всечеловек, человекобог, соборный индивидуум, идеолог, советский человек, новый итальянец - миф о сверхчеловеке, массовом человеке, всечеловеке, человекобоге. Глупец, символ антропологической революции, пропагандируемой в том или ином виде всеми гностическими идеологиями. Воля к созданию нового человека.

Один из символов единой природы. Суть этого лозунга сводится к абсолютной власти человека над самим собой, вплоть до изменения своей природы. Новый человек сам совершает свое спасение и в этом смысле занимает в светской религии место посюстороннего бога.

этимология

ит. uomo nuovo, uomo universale.

определение

Ключевой фигурой идеологии является новый массовый человек. Однако исследование массового человека наталкивается на целый ряд недоразумений. Под массой и массовостью следует понимать отнюдь не коллектив людей, объединенных чем-либо определенным, не народ и не общество. Различие здесь в том, что общество так или иначе структурировано, а масса определяется как отсутствие границ внутри объекта.

Один из пионеров в области этнопсихологии Густав Шпетт писал: «Задача изучения „массы“ есть задача индивидуальной психологии, которая должна рассматривать „массовые явления“ просто как некоторые исключительные состояния индивидуальной души».

Массовый человек, с этой стороны, отнюдь не «раб массы», а человек, разрушивший свои внутренние границы между добром и злом, истиной и ложью. Такой человек поклоняется массе как продолжению и отражению себя самого, что приводит к самообожествлению как идеолога, так и человека толпы.

Так, массовый человек не способен образовать общество в обычном понимании, поскольку массовость его дополняется атомарностью внутри анонимного общества равных. Эта невозможность занять свое место в обществе выражается как в своеобразном подчинении тотальности, переходящем в бунт против самое себя, так и в своеобразной власти над обществом, растворяющей личность фюрера в этой массе.

Глупец, символ антропологической революции, пропагандируемой в том или ином виде всеми гностическими идеологиями. Суть этого лозунга сводится к абсолютной власти человека над самим собой, вплоть до изменения своей природы.

«Окончательный миф» об абсолютной свободе человека, который должен устранить все остальные мифы, возникает в немецком идеализме нач. XIX века. В этом мифе познающий субъект окончательно утверждает свою власть над предметом познания. Продолжая эту линию, Карл Маркс утверждает: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» [1], то есть совершить метафизическую революцию.

В несколько ином виде новый человек был известен и древности. Хотя Божественная Премудрость взывает ко всем людям: «Кто неразумен, обратись сюда… оставьте неразумие, и живите, и ходите путем разума» (Притч. 9:4-6), глупец в Библейском смысле — это тот, кто следует зову Глупости: «Кто глуп, обратись сюда!» (Притч. 9:16).

Как говорит древнегреческий мудрец, должно следовать общему, но хотя разум общ, большинство живет так, как если бы у них был особенный рассудок [2]. Глупец не задается теоретическими вопросами, а действует так, словно его личная глупость является законом для мира. В этом состоит известное лжеощущение автономной личности, о котором говорит Лев Тихомиров.

Аристотель приводит слова из Гесиода, согласно которому существуют три рода людей: знающие; не знающие, но слушающие знающих; и те, кто "не смыслит и сам ничего и чужого совета в толк не берет". Последний и есть тип нового человека, по Гесиоду: "человек пустой и негодный" [3].

Новый человек идеологий является пародией на Новый Завет и призван подменить собой человека, созданного по Богу в Таинствах (Еф. 4:24). Взамен благодатного рождения в жизнь вечную идеологии выдвигают актуальную политическую задачу сотворения новой человеческой природы.

В лозунге антропологической революции светская мистика, которая одухотворяет идеологии, обнаруживает свой подлинный революционный смысл. Перед нами призыв к радикальной перемене сущности человека, общества и мира. Новый человек рождается вместе с «новым миром» в результате посюстороннего мирского «чуда»: революции или прогресса.

Новый человек - миф, поскольку на самом деле он никогда не возникает. Природа человеческая не изменяется и остается всегда такой, как ее сотворил Господь Бог.

«Любая попытка познать природу человека, исходя из его истории, обречена на неудачу. История - неопределенна. У нее нет сущности, и все, что мы можем постичь - это ограниченный ее отрезок. Но внутри нашего исторического горизонта мы не видим никакого изменения человеческой сущности» [4].

Человек имеет возможность пойти против общей для всех истины и против своей природы, то есть он может убить свою душу, что и является главным признаком возникновения нового человека.

«Тот, кто понимает национал-социализм только как политическое движение,— заявлял Адольф Гитлер,— почти совсем не разбирается в нем. Он более чем религия: он воля к созданию нового человека».

Согласно Ларисе Рейснер, «„надо создать тип женщины русской революции. Французская революция свой тип создала. Надо и нам“. Это вовсе не значит, что Лариса собиралась писать роман о женщинах русской революции. Ей хотелось создать прототип, и себя она предназначала для этой роли. Для этого она переходила через фронты, ездила в Афганистан и в Германию. С семнадцатого года она нашла свой путь в жизни — этому помогли традиции семьи: профессор Рейснер еще в Томске сблизился с большевиками, и Лариса оказалась в среде победителей... На постройку „женского типа“ Лариса употребила сходный с Блюмкиным материал. С теми, кто вздыхал в подушку, сетуя на свою беспомощность, ей было не по пути — в ее среде процветал культ силы. Спокон века право использовать силу мотивируется пользой народа — надо успокоить народ, надо накормить народ, надо оградить его от всех бед… Подобной аргументацией Лариса пренебрегала и даже слово „народ“ из своего словаря исключила. В этом ей тоже чудились старые интеллигентские предрассудки. Все острие ее гнева и разоблачительного пафоса было направлено против интеллигенции. Бердяев напрасно думает, что интеллигенцию уничтожил народ, ради которого она когда-то пошла по жертвенному пути. Интеллигенция сама уничтожила себя, выжигая в себе, как Лариса, все, что не совмещалось с культом силы» [5].

Николай Бердяев выступает в качестве идеолога либерализма, когда пишет: "В моем философском существовании у меня не было желания лишь познать мир, но желание познания всегда сопровождалось желанием изменить мир". Либерализм, в самом деле, принципиально отказывается от постижения действительности и радикально изменяет действительность этим своим непониманием, поскольку так человек отрекается от Божественной власти над собой. Он отрекается и от своей власти над природой, которая вручена была ему Богом, и заменяет ее властью, завоеванной им самим.

В марксизме социальная революция также является лишь средством изменения природы человека, то есть прорыва к мистическому новому совершенному миру. Как пишет православный социалист Геннадий Шиманов, "человеческая природа пластична, и наука не знает границ её изменчивости. Её формируют не только условия жизни, при всей их важности. В одних и тех же условиях люди ведут себя по-разному, потому что по-разному видят мир и имеют разные установки. Из чего следует, что господство лучших идей в обществе должно улучшить саму человеческую природу" [6].

Антропологическая революция с целью создания нового человека есть бунт против Бога, сатанинская попытка самообожествления и самоспасения. Согласно определению Эриха Фогелена, «Сверхъестественный Логос здесь заменяется посюсторонним логосом человеческого сознания».

"Человек, существующий по милости кого-либо другого, является зависимым, и я живу целиком по милости Того, Кто сотворил мою жизнь, и Источник моей жизни находится вне меня",- поясняет Эрих Фогелен. Но в идеологиях не так: "Маркс кратко сформулировал связь между своей идеей социальной революции и своим исходным бунтом против Бога: «Какое-нибудь существо является в своих глазах самостоятельным лишь тогда, когда оно стоит на своих собственных ногах, а на своих собственных ногах оно стоит лишь тогда, когда оно обязано своим существованием самому себе»".

В указанном выше смысле новый человек возникает через участие в массовой гностической политике и бизнесе, а также через потребление продуктов пропаганды и массовой культуры. Такое участие в жизни общества представляется религиозным — в мирском смысле — долгом личности.

Символом нового человека и его новой жизни становятся новые имена, в частности новые советские имена.

идеологии

русское освободительное движение

Роман Николая Чернышевского «Что делать?» имеет подзаголовок «Из рассказов о новых людях».

марксизм

Мистика сотворения нового социалистического человека, человека будущего находится в центре марксистского мировоззрения.

То-то родится в усильях железных, то-то взойдет и возвысится, гордо над миром взовьется, вырастет новый, сегодня не знаемый нами, краса-восхищенье, первое чудо вселенной, бесстрашный работник - творец-человек[7].

Алексей Гастев. Рельсы (1913 г.)

Человек, как животный вид, развивался в естественных условиях не по плану, а стихийно, и накопил в самом себе много противоречий. Одно из таких тяжелых противоречий, не только общественных, но и физиологических, выражается в половом вопросе, который болезненно отражается на молодежи. Вопрос о том, как воспитать и урегулировать, как улучшить и «достроить» физическую и духовную природу человека, является колоссальной проблемой, серьезная работа над которой мыслима только на основах социализма. Мы можем провести через всю Сахару железную дорогу, построить Эйфелеву башню и разговаривать с Нью-Йорком без проволоки, а человека улучшить неужели же не сможем? Нет, сможем! Выпустить новое, «улучшенное издание» человека — это и есть дальнейшая задача коммунизма. А для этого нужно первым делом человека знать со всех сторон, знать его анатомию, его физиологию и ту часть физиологии, которая называется психологией. Пошляки-мещане говорят, что социализм — это строй полного застоя. Вздор, тупоумнейший вздор! Только с социализма и начнется настоящее движение вперед. Человек взглянет впервые на себя самого, как на сырой материал, или, в лучшем случае, как на полуфабрикат, и скажет: «Добрался я, наконец, до тебя, многоуважаемый homo sapiens, теперь возьму я тебя, любезный, в работу!». При помощи самых разнообразных комбинированных средств усовершенствовать организм человека, урегулировать кровообращение, утончить нервную систему и в то же время закалить, укрепить организм, сделать его гибче и выносливее, — вот гигантская и какая заманчивая задача![8].

Лев Троцкий

В Союзе Советов растет новый человек, и уже безошибочно можно определить его качество.

Он обладает доверием к организующей силе разума, — доверием, которое утрачено интеллигентами Европы, истощенными бесплодной работой примирения классовых противоречий. Он чувствует себя творцом нового мира и хотя живет все еще в условиях тяжелых, но знает, что создать иные условия — его цель и дело его разумной воли, поэтому у него нет оснований быть пессимистом. Он молод не только биологически, но исторически. Он — сила, которая только что осознала свой путь, свое значение в истории, и он делает свое дело культурного строительства со всей смелостью, присущей юной, еще не работавшей силе, руководимой простым и ясным учением. Ему смешно слышать стоны и вопли Шпенглеров, устрашенных техникой, ибо он хорошо знает, что техника еще не работала в интересах культурного развития сотен миллионов людей рабского физического труда. Он видит, что буржуазия позорно проиграла свою ставку на индивидуализм, что она вообще не способствовала росту индивидуальностей, а своекорыстно ограничивала этот рост идеями, которые прикрыто или явно утверждали как «вечную истину» бесправие ее власти над большинством людей. Отрицая буржуазный зоологический индивидуализм, новый человек прекрасно понимает высокую цельность индивидуальности, крепко соединенной с коллективом, — он сам — именно такая индивидуальность, свободно черпающая энергию и вдохновения свои в массе, в процессах ее труда… Цель новых людей: освободить трудовые массы от древних суеверий и предрассудков расы, нации, класса, религии, создать всемирное братское общество, каждый член которого работает по способности, получает по потребности[9].

А. М. Горький

массовая религия

иудаизм

В иудаизме новым человеком является не только хасид, цадик, но и Голем.

Каббала стремится «преобразить Тору из закона народа Израилева во внутренний тайный закон вселенной, в то же время преображая хасида или цадика в человека, играющего жизненно важную роль в мироздании» [10].

Нью-Эйдж

В Нью-Эйдж в концепцию «Новой эры» входит и создание нового вида человека (Homo sapiens noeticus у Джорджа Тревельяна), именуемого также «высшей расой» [11].

мистика коллектива

Создание нового человека неотделимо от задачи создания нового общества. Новый человек рождается только в тотальном коллективе. Говоря словами советской песни:

Если бы парни всей земли
Вместе собраться однажды могли.
Вот было б весело в компании такой,
И до грядущего подать рукой.

Массовые идеологии не знают общей идеальной истины, и поэтому понимают создание нового человека как изменение всех наличных людей.

В национал-социализме и фашизме путь к сверхчеловеку открывается через слияние с нацией. В романе Йозефа Геббельса «Микаэль. Дневник немецкой судьбы» герой становится новым человеком внутри коллектива, когда распадаются границы его личности: "Я более не человек. Я титан. Бог!" Геббельс говорит от имени героя: "Если мы достаточно сильны, чтобы придать форму нашему времени, то прежде мы должны овладеть своей собственной жизнью. Наступает новый завет, завет труда, реализованного в битве, и духа, который есть труд".

Генсек Национальной фашистской партии Акилле Стараче отчитывался в 1939: «Создание нового человека, нового итальянца, способного верить, повиноваться, воевать, было нашей постоянной целью, к достижению который мы прилагали все усилия партии. В сложной партийной машине даже самые важные части могут быть заменены на другие, и наше движение вперед не остановится и наше направление не изменится. Это происходит потому, что несмотря на невероятный охват нашей организации, она основана на обезличивании: деятельность партии основана не на индивидуализме, а на идее, которая порождена безграничной верой в Человека (то есть в Бенито Муссолини.- Ред.), в котором партия без остатка отражена».

Гностические идеологии Нового времени обещают не личное, а коллективное спасение. «Спастись» в гностическом смысле могут только все сразу и, следовательно, новый человек не может окончательно родиться, пока в обществе остается хоть один «старый человек», созданный по образу Божию. Отсюда борьба за нового человека всегда сопровождается устранением «старого».

О. Александр Шмеман выносит свое осуждение «христианам, которые часто в своей религии видят как раз сверхъестественную помощь, как бы восполняющую помощь естественную, видят своего рода перестраховку». Он категорически возражает против «редукции» христианства к индивидуальному «душеспасению» и без колебаний утверждает: «Объект Церкви — человек и мир, но не человек-одиночка в искусственной и „псевдорелигиозной“ изоляции от мира и не „мир“ как такое целое, в котором человек не может быть ничем, кроме его частицы… Православная идея евангелизации свободна от индивидуалистических и спиритуалистических обертонов. Церковь, как Таинство Христа, — это отнюдь не „религиозное общество“, не организация, призванная удовлетворять „религиозные“ потребности человека». Таким образом, спасение души в жизнь вечную отвергается одновременно как индивидуализм и как спиритуализм.

Массовый новый человек — отнюдь не «раб массы», а идеальный революционер. Он поклоняется массе лишь как продолжению и отражению себя самого, что в разных идеологиях приводит к обожествлению как вождя, так и человека толпы. Личность Адольфа Гитлера или Бориса Ельцина уничтожила свое духовное содержание, то есть внутренние границы между добром и злом, истиной и ложью, и не содержит в себе ничего, кроме отражения в массе и массы – в себе.

В области светского мистицизма миф о новом человеке служит в качестве алиби для религиозных и нравственных компромиссов с тоталитарными и либеральными режимами. Справедливый общественный порядок возможен якобы только в случае возникновения нового человека. А поскольку эта утопия не осуществлена, то, будто бы, не имеет смысла сетовать на неправильность ведения дел в государстве и возмущаться тем, что в обществе происходят конфликты. Отсюда вытекает, что самым «мудрым» является конформизм с любым общественным беспорядком.

Миф о новом человеке лежит в основе нескольких ключевых идеологем Нового времени, таких как «равенство», «принцип вождизма» (Führerprinzip). От этого мифа происходят и Моральный кодекс строителя коммунизма, и евгеника, и программы эвтаназии.

Новый человек широко представлен в продуктах массовой культуры, которая, в свою очередь, является мощнейшим орудием для выковывания нового человека. Образ либерального Супермена, культ коммунистических, национал-социалистических вождей и героев, типа Сталина или Гитлера, Че Гевары или Хорста Весселя, культ либеральных «святых», типа Ганди или Мартина Лютера Кинга — все они являются примерами нового человека и служат пропаганде антропологической революции.

гностические болезни

Новый человек должен быть по возможности заражен всеми гностическими болезнями и энергично заражать ими других.

многоделание

Новый человек гностических идеологий - человек-деятель, а не созерцатель:

Телемская обитель из романа Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Реконструкция сер. XIX века.
«В Италии христианский аскетический жизненный идеал уступил место естественно развивающейся, по своим задаткам совершенной личности. Здесь, в XV веке, возникло понятие uomo universale. Оно проступает в автобиографии Леона Баттисты Альберти, в ярких чертах личности Леонардо да Винчи. „Человек создан, — говорит Леон Баттиста Альберти, — для деятельности, такова его цель, приносить пользу его назначение“. Эти люди полностью зависят от самих себя и стремятся придать свободную завершенность природной сущности. Близкий этому идеал рисует Рабле в описании монастырского товарищества в „Гаргантюа“. „У них одно правило: делай, что хочешь. Ибо свободные люди благородного происхождения, образованные, вращающиеся в достойном обществе, обладают от природы правильным инстинктом, который всегда заставляет их совершать добродетельные действия и избегать порока: этот инстинкт они называют честью“. В Англии Томас Мор в своей идеальной картине общества, в „Утопии“ (1516), также указал на то, что основные положения религии, бессмертие и вера в Бога, должны быть основаны на разуме и служить условиями счастья и совместной жизни людей: законы природы суть и законы Того, кто дарует веру в Христа; истинная религиозность состоит не в следовании требованиям религии, а в добросовестном выполнении повседневных обязанностей»[12].

разновидности

Конкретным воплощением мифа о новом человеке является, с одной стороны, сверхчеловек, вождь или идеолог, а с другой — массовый человек, человек толпы. Среди символов нового человека: «ребенок», литературные персонажи: Фауст, Дон Жуан, Супермен и т. п.

идеолог

См. основную статью Идеолог

Идеолог, иначе руководитель человечества, «комиссар Духа» [13].

новая женщина

Согласно Ларисе Рейснер, «„надо создать тип женщины русской революции. Французская революция свой тип создала. Надо и нам“. Это вовсе не значит, что Лариса собиралась писать роман о женщинах русской революции. Ей хотелось создать прототип, и себя она предназначала для этой роли. Для этого она переходила через фронты, ездила в Афганистан и в Германию. С семнадцатого года она нашла свой путь в жизни — этому помогли традиции семьи: профессор Рейснер еще в Томске сблизился с большевиками, и Лариса оказалась в среде победителей... На постройку „женского типа“ Лариса употребила сходный с Блюмкиным материал. С теми, кто вздыхал в подушку, сетуя на свою беспомощность, ей было не по пути — в ее среде процветал культ силы. Спокон века право использовать силу мотивируется пользой народа — надо успокоить народ, надо накормить народ, надо оградить его от всех бед… Подобной аргументацией Лариса пренебрегала и даже слово „народ“ из своего словаря исключила. В этом ей тоже чудились старые интеллигентские предрассудки. Все острие ее гнева и разоблачительного пафоса было направлено против интеллигенции» [5].

молодой человек

См. основную статью Молодость (миф)

ребенок

См. основную статью Ребенок (миф)

В мае 1918 «делегаты I Всероссийского съезда муниципальных работников постановили, что необходимо снижать детскую смертность, а детские жизни „сберечь... не для новой бойни, а как строителей новой, прекрасной трудовой жизни, как сильных духовно и физически граждан, борцов за идеалы социализма и человечества“. В резолюции подчеркивалось, что детей надо растить не для того, чтобы они гибли в войнах „от преступной небрежности капиталистического государства“, но для того, чтобы плодотворно трудиться ради построения нового общества» [14].

см. также

иллюстрации

источники

  •  Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии. — Париж: YMCA-Press, 1939.
  •  Вертов, Дзига. Мы. Вариант манифеста // Кино-фот. 1922. № 1
  •  Гейер М., Фицпатрик Шейла. За рамками тоталитаризма. Сравнительные исследования сталинизма и нацизма. — М.: Российская политическая энциклопедия; Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
  •  Горький А. М. О старом и новом человеке // Собрание сочинений: В 30-ти т. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. — Т. 26. — С. 289–290.
  •  Ельченко Ю. Н. Новому человеку - новые обряды. — М., 1976.Ельченко Ю. Н. Новому человеку - новые обряды. М., 1976
  •  Керженцев, П. М. Человек новой эпохи // Революция и культура. 1927. № 3-4.
  •  Маркс, Карл. Тезисы о Фейербахе // Сочинения. — М., 1955. — Т. 3.
  •  Мордовцев Д. Л. Новые люди: Повесть из жизни шестидесятых годов. — 1870.
  •  Фест, Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993.
  •  Фихте, Иоганн Готлиб. Несколько лекций о назначении ученого // Сочинения. Работы 1792- 1801 гг. — М.: Ладомир, 1995. — С. 481–524.
  •  Шиманов Г. М. Записки из красного дома. — М., 2006.
  •  Шлегель, Ганс–Йоахим. Конструкции и извращения: «Новый человек» в советском кино // Киноведческие записки. 2001. Вып. 50
  •  Шмеман, Александр о. Проповеди и беседы. — М.: Паломникъ, 2003.
  •  Шмеман, Александр о. Церковь, мир, миссия: Мысли о православии на Западе. — М.: ПСТБИ, 199.
  •  Ehlen, Peter. Communist faith and world-explanatory doctrine. A philosophical analysis // Totalitarianism and political religions. Concepts for the comparison of dictatorships. — London, New York: Routledge, 2004.
  •  Gentile, Emilio. The struggle for modernity. Nationalism, futurism, and fascism. — Westport, Conn: Praeger, 2003.
  •  Griffin, Roger. A fascist century. Edited by Matthew Feldman / Preface Stanley G. Payne. — Basingstoke, New York: Palgrave Macmillan, 2008.
  •  Voegelin, Eric. From Enlightenment to Revolution. — Durham, N.C: Duke University Press, 1975.


Сноски


  1.  Маркс, Карл. Тезисы о Фейербахе // Сочинения. — М.: Издательство политической литературы, 1955. — Т. 3. — С. 4.
  2. Гераклит. // Фрагменты ранних греческих философов. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. Ч. 1 / Ред. А. В. Лебедев. — М.: Наука, 1989. — С. 197-198.
  3.  Аристотель. Никомахова этика // Сочинения: В 4-х т. — М.: Мысль, 1984. — Т. 4. — С. 58.
  4.  Voegelin, Eric. Prospects of Western Civilization // Published Essays, 1953–1965. The collected works. — Columbia, Missouri: University of Missouri Press, 2000. — Vol. 11. — P. 126.
  5. 5,0 5,1  Мандельштам Н. Я. Воспоминания // Собрание сочинений: В 2-х т. — Екатеринбург: Издательство ГОНЗО, 2014. — Т. 1.
  6.  Шиманов Г. М. Записки из красного дома. — М., 2006. — С. 495.
  7.  Гастев А. К. Рельсы // Поэзия рабочего удара / Предисл. С. Кирсанова. Прим. Р. Шацевой. — М.: Художественная литература, 1971. — С. 125. — 304 с. — 20 000 экз.
  8.  Троцкий Л. Д. Несколько слов о воспитании человека // Сочинения: В 21 Т. — М.-Л.: Госиздат, 1927.
  9.  Горький А. М. О старом и новом человеке // Собрание сочинений: В 30-ти т. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. — Т. 26. — С. 289–290.
  10.  Scholem, Gershom. Kabbalah // Encyclopaedia Judaica. — Jerusalem: The McMillan Co.. — Vol. 10. — P. 499.
  11.  Hanegraaff, Wouter J. New Age religion and Western culture. — Leiden, New York, Köln: E. J. Brill, 1996. — P. 349.
  12.  Дильтей, Вильгельм. Воззрение на мир и исследование человека со времен Возрождения и Реформации / Пер. М. И. Левиной. — 2-е. — М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2013. — С. 44-45. — (Книга света).
  13. «Застелила вьюга пеленою хрусткой // комиссаров Духа — цвет Коммуны Русской» (Чичибабин. Еврейскому народу)
  14.  Дробижев В. 3. У истоков советской демографии. — М.: Мысль, 1987. — С. 110. цит. по  Тимм А. Ф., Хоффман Д. Л. Биополитическая утопия // За рамками тоталитаризма. — М.: Российская политическая энциклопедия; Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011. — С. 156.
АнтонимСтарый человек +
НазваниеНовый человек +, сверхчеловек +, массовый человек +, всечеловек +, человекобог +, соборный индивидуум +, идеолог +, советский человек + и новый итальянец +
НаправлениеИдеология +, Массовая культура + и Массовая религия +
СинонимГлупец + и Идеолог +
Тип патологической речиМиф +