Песнь немцев

From Два града
Jump to: navigation, search
Данная статья является незавершенной и находится в процессе доработки.

Песнь немцев
Песнь Германии, Гофманско-гайдновская песнь
Deutschlandlied.jpg

Композитор: Гайдн Йозеф
Автор текста: Гофман фон Фаллерслебен Август Генрих
Жанр: Гимн

«Песнь немцев» (называемая также песнь Германии или, реже, гофманско-гайдновская песнь) — песня, написанная Гофманом фон Фаллерслебеном на музыку Йозефа Гайдна. Созданная 26 августа 1841 года на принадлежавшем тогда Великобритании острове Гельголанд, песня впервые была публично исполнена 5 октября того же года на улице Юнгфернштиг в Гамбурге. Песня была написана на мелодию «Императорской песни», созданную Гайдном в 1797 году для государственного гимна Австрийской империи «Боже, храни императора Франца…».

11 августа 1922 года на заседании Национального собрания Германии, где была принята Веймарская конституция, первый рейхспрезидент Германии Фридрих Эберт объявил «Песнь немцев» государственным гимном республики. Во времена Третьего рейха исполнялась только первая строфа песни, после чего следовал гимн НСДАП песня Хорста Весселя. После 1945 года исполнение «Песни немцев» было запрещено, а в немецком обществе шла интенсивная дискуссия о новом государственном гимне. В 1952 году было решено, что гимном вновь станет гофманско-гайдновская песнь, однако исполняться будет только её третья строфа. После объединения Германии гимном ФРГ официально стала третья строфа «Песни немцев».

мелодия

Йозеф Гайдн

«Песнь немцев» исполняется на мелодию «Императорского гимна» , созданную Йозефом Гайдном более чем за полвека до появления её текста.

При создании мелодии на Гайдна оказала большое влияние знакомая ему с детства хорватская народная песня,[1] известная в бургенландско-хорватском регионе под названием «Stal se jesem»[2]. Элементы мелодии встречались в его творчестве и ранее — в частности, в написанной в 1766 песни Захарии из мессы св. Цецилии до мажор (Hob XXII:5) и в медленной части концерта для трубы с оркестром ми-бемоль мажор (Hob VIIe:1) 1796 года.

Получившаяся мелодия была достаточно простой и искренней. Позднее, утомленный болезнями и дряхлостью, Гайдн часто садился за рояль с тем, чтобы с радостным сердцем еще раз сыграть мелодию нового гимна — утешение во время длительной и тяжелой болезни. Сам композитор писал об этом:[1][3]:32.

Я играю эту мелодию каждое утро и часто в дни волнений черпал из неё силы и получал утешение. Я не могу иначе, я просто должен играть её каждый день. Когда я её играю, на сердце становится легко, и это ощущение сохраняется ещё некоторое время после этого.

Впервые гимн был исполнен 12 февраля 1797 года в Венском национальном театре в присутствии Франца II на праздновании его 29-летия. Гимн очень понравился молодому императору и стал официальным гимном Австрии. Гайдн получил в подарок золотую табакерку с портретом императора[4].

В том же году Гайдн использовал данную мелодию в струнном квартете op. 76 No. 3 до мажор (Hob III:77)[5]:71. Вторая часть квартета — четыре вариации на сantus firmus, в качестве которого Гайдн использовал тему «Императорского гимна». Благодаря этому весь квартет стал известен как «Императорский квартет».

текст

Файл:Henseler Hoffmann v Fallersleben.jpg
Гофман фон Фаллерслебен. Портрет работы Эрнста Хенселера
Немецкий оригинал Перевод
Deutschland, Deutschland über alles,
über alles in der Welt,
wenn es stets zu Schutz und Trutze
brüderlich zusammenhält.
Von der Maas bis an die Memel,
von der Etsch bis an den Belt,
Deutschland, Deutschland über alles,
über alles in der Welt!
Deutschland, Deutschland über alles,
über alles in der Welt!
Deutsche Frauen, deutsche Treue,
deutscher Wein und deutscher Sang
sollen in der Welt behalten
ihren alten schönen Klang,
uns zu edler Tat begeistern
unser ganzes Leben lang. —
Deutsche Frauen, deutsche Treue,
deutscher Wein und deutscher Sang!
Deutsche Frauen, deutsche Treue,
deutscher Wein und deutscher Sang!
Einigkeit und Recht und Freiheit
für das deutsche Vaterland!
Danach lasst uns alle streben
brüderlich mit Herz und Hand!
Einigkeit und Recht und Freiheit
sind des Glückes Unterpfand;
blüh im Glanze dieses Glückes,
blühe, deutsches Vaterland.
blüh im Glanze dieses Glückes,
blühe, deutsches Vaterland.
На земле всего превыше
Лишь Германия одна,
Что к защите и победам
Кровным братством скреплена.
Вся от Мемеля к Маасу,
С Бельта к Эчи сплочена -
На земле всего превыше
Лишь Германия одна!
На земле всего превыше
Лишь Германия одна!
Жены немцев, верность немцев,
Песни и вино страны
Пусть для мира сберегают
Дух немецкой старины,
Нас к деяньям благородным
Вдохновлять всю жизнь должны
Жены немцев, верность немцев,
Песни и вино страны!
Жены немцев, верность немцев,
Песни и вино страны!
Общность, право и свобода
Для Германии родной -
К ним давайте все стремиться
Братски сердцем и рукой!
Общность, право и свобода -
Это счастья семена.
Расцветай в сияньи счастья,
Процветай, моя страна!
Расцветай в сияньи счастья,
Процветай, моя страна!

создание

Гельголандское нагорье (1826)
Мемориальная табличка на здании бывшего отеля Штрайт в Гамбурге, посвящённая первому публичному исполнению «Песни немцев»

Профессор германистики Бреславльского университета Август Генрих Гофман фон Фаллерслебен 26 августа 1841 г. сочинил три строфы о своей мечте — единой и свободной Германии. Позже, дома, он дал им название «Песнь немцев». Уже 1 сентября 1841 года — всего через 3 дня после встречи — «Песнь немцев» была впервые напечатана отдельным изданием. В качестве музыки, как и планировал фон Фаллерслебен, были указаны ноты мелодии Гайдна. Текст выпускался двумя издательствами — как Hoffmann und Campe, так и Паулем Неффом — и продавался по два гроша.

«Песнь немцев» была впервые публично исполнена 5 октября 1841 года, спустя шесть недель после создания. В присутствии самого Гофмана фон Фаллерслебена члены гамбургского лидертафеля исполнили её перед отелем Штрайт (Hotel Streit) на улице Jungfernstieg в честь посетившего Гамбург баденского профессора государственного права и известного либерального политика Карла Велькера.

Тем не менее, особого успеха своим издателям песня не принесла. 18 февраля 1842 года Кампе писал Гоффману, что продажи не компенсируют ему расходов на неё. Самому фон Фаллерслебену пришлось ещё хуже. После публикации «Песни немцев» и «Неполитических песен» он получил репутацию неблагонадёжного поэта. 14 апреля 1842 года Министерство духовных, учебных и медицинских дел Пруссии лишило его профессорской должности. Через год он был лишён прусского гражданства и выслан из страны.

В период Франко-прусской войны популярность вновь обрели патриотические песни и песни антифранцузской направленности. «Стража на Рейне» как на фронте, так и в тылу, была намного популярнее «Песни немцев».

После смерти автора «Песнь немцев» вновь обретала популярность. В 1883 году она исполнялась в Йене на открытии памятника студенческого движения буршей, в 1890 году — там же, на праздновании 75-летней годовщины основания движения. Летом 1890 года, после отставки Бисмарка с поста канцлера, она была впервые исполнена на официальном мероприятии. По иронии судьбы, это была церемония по случаю включения в империю Гельголанда в результате подписания Гельголандско-Занзибарского соглашения. Исполнять в честь опального канцлера императорский гимн «Heil dir im Siegerkranz» никто не рискнул, и вместо него прозвучала «Песнь немцев». Бисмарк был заметно тронут песней и во время исполнения отбивал рукой такт. В 1898 году прошли массовые мероприятия, посвящённые 100-летию со дня рождения фон Фаллерслебена, что значительно увеличило его известность как автора «Песни немцев». В 1901 году в Бонне император завершил свою речь, посвящённую имматрикуляции кронпринца, словами «Deutschland, Deutschland über alles», а спустя два месяца «Песнь немцев» была исполнена в его же присутствии на церемонии открытия памятника Бисмарку перед рейхстагом в Берлине.

К началу XX века «Песнь немцев» с мелодией Гайдна входила практически во все немецкие школьные учебники. Однако всенародная популярность пришла к ней только во время Первой мировой войны. 11 ноября 1914 года — спустя 3,5 месяца после начала войны — немецкие войска ещё наступали в Бельгии и северной Франции, а война ещё не перешла в позиционную фазу — германское военное командование сообщило, что «западнее Лангемарка отряд молодых пехотинцев, распевая „Deutschland, Deutschland über alles“, ворвался на вражеские позиции и захватил их». Особенно в первые месяцы войны песня часто исполнялась как на фронте, так и в тылу, став новым всегерманским символом.

В то же время песня служила не только для поддержания боевого духа, но и как опознавательный символ «Мы немцы — не стреляйте!». Исполнявшаяся на мелодию Гайдна «Песнь немцев» подходила для этого гораздо лучше, чем полуофициальный гимн «Heil dir im Siegerkranz», исполнявшийся на ту же мелодию, что и английский «Боже, храни королеву». Сохранились, к примеру, записи о таком использовании «Песни немцев» 23-м резервным егерским полком 21-22 октября 1914 года, 209-м пехотным полком 22-23 октября или тем же 23-м резервным егерским 23 октября при штурме деревни Биксшоте. Аналогичный случай такого использования песни приводит и служивший в то время добровольцем в 16-м баварском резервном полку Адольф Гитлер в своей книге «Майн кампф»: его подразделение, заблудившееся в густом фламандском тумане при штурме Ипра, было атаковано, однако, услышав исполняемую наступавшими «Песнь немцев», подхватило её, тем самым прекратив бой. Впрочем, рассказанная Гитлером версия опровергается официальной батальонной хроникой.

Более поздние исследования указывают, что в бою «западнее Лангемарка» 10 ноября «Песнь немцев» использовалась как опознавательный сигнал и как патриотическая песня для поддержания боевого духа, но не при наступлении на вражеские позиции, а в подразделении служили отнюдь не только молодые солдаты.

После Ноябрьской революции и провозглашения Веймарской республики «Песнь немцев» стала боевой песней разочарованных в итогах войны и революции правых — воодушевлявшей не только против внешних врагов, но и против «ноябрьских преступников»: членов СДПГ, НСДПГ, «Союза Спартака» и будущей КПГ. К примеру, во время Капповского путча весной 1920 года — отборные части путчистов — прошла маршем «с развевающимися знамёнами и песней „Германия, Германия превыше всего“ под Бранденбургскими воротами».

Тем не менее, гофманско-гайдновская песнь по-прежнему воспринималась и как общегерманский символ. Так, когда 12 мая 1919 года шокированное Германское национальное собрание впервые услышало, насколько жёсткие условия для подписания мирного договора были выдвинуты Антантой, будущий председатель собрания Константин Ференбах призвал депутатов запеть «Песнь немцев» — это было единственное, что они могли противопоставить сложившейся ситуации и ощущению собственной слабости. Призыв поддержали почти все депутаты — за исключением большинства членов НСПГ.

После того, как был подписан Версальский договор, мюнхенский писатель Альберт Маттеи написал «четвёртую строфу».

Немецкий оригинал Перевод
Deutschland, Deutschland über alles,
Und im Unglück nun erst recht.
Nur im Unglück kann die Liebe
Zeigen, ob sie stark und echt.
Und so soll es weiter klingen
Vom Geschlechte zu Geschlecht,
Deutschland, Deutschland über alles,
Und im Unglück nun erst recht.
Германия, Германия превыше всего,
И особенно в беде.
Только в беде любовь покажет
Сильна и истинна ли она.
И пусть звучит и впредь
Из поколения в поколение
Германия, Германия превыше всего,
И особенно в беде.
Рейхспрезидент Фридрих Эберт.

Эта строфа вскоре стала настолько популярной, что определённое время исполнялась даже чаще оригинала фон Фаллерслебена.

11 августа 1922 года Эберт объявил «Песнь немцев» национальным гимном Германии. В своей речи он, сконцентрировавшись практически исключительно на третьей строфе нового гимна, акцентировал внимание на его либерально-демократической трактовке: описанные в песне идеалы («Единство и право и свобода») совпадали с идеалами Веймарской республики.

В оккупированных регионах «Песнь немцев» была немедленно запрещена. На левом берегу Рейна это произошло ещё в 1919 году. Даже её насвистывание каралось тюремным заключением. Ходатайство правительства Германии от 22 августа 1922 года перед рейнской комиссией о снятии запрета на её исполнение было отклонено 9 сентября того же года. Через 4 дня после начала Рурского конфликта в Бохуме около 500 человек выразили свой протест против оккупации публичным исполнением «Песни немцев» на Königsallee — одной из центральных улиц города. Французы расценили это как провокацию и применили против демонстрантов пулемёты. Один человек был убит, двое ранены тяжело и множество — легко.

Тем не менее, трактовка песни по-прежнему не была единой. Правые партии по-прежнему трактовали её в реваншистском стиле, делая упор на первую строфу. В конце 1920-х годов она входила в сборники песен большинства правых партий и НСДАП. Левые партии и даже левое крыло СДПГ отказывались её исполнять, в социалистических сборниках текст фон Фаллерслебена отсутствовал. И только уменьшающийся от выборов к выборам демократический центр всё ещё использовал её либеральную трактовку. «Песнь немцев» входила в официальный песенник Рейхсбаннера.

В Третьем рейхе «Песнь немцев» достаточно часто исполнялась наряду с боевыми песнями НСДАП. Так, 30 января 1933 года, факельные шествия, славящие нового рейхсканцлера — Адольфа Гитлера, — исполняли «Песнь немцев», которую объявил гимном Германии злейший враг нацистов — социал-демократ Фридрих Эберт. В то же время «Песнь немцев» не стала символом нового режима. Скорее она стала гимном тех, кто с самого начала скептически относился к «Третьему рейху» и надеялся, что рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург позаботится о том, чтобы это не зашло слишком далеко. 21 марта 1933 года в потсдамской Кролль-опере — Рейхстаг был сожжен за месяц до этого события — прошло заседание новоизбранного рейхстага. Социал-демократы планировали бойкотировать его, Коммунистическая партия была запрещена, а мандаты её депутатов аннулированы, однако для принятия «Закона о чрезвычайных полномочиях», передававшего всю полноту власти правительству во главе с рейхсканцлером, НСДАП всё ещё не хватало голосов. Гитлеру были нужны голоса консерваторов, немецких националистов и центристов. Здание, в котором заседали депутаты, было окружено отрядами СА, однако для создания видимости их свободного волеизъявления штурмовикам СА было запрещено в этот день исполнять национал-социалистические песни. Вместо них исполнялась «Песнь немцев». После того как Геринг объявил о принятии закона, депутаты от НСДАП бросились к трибуне и, окружив ее, хором запели партийный гимн «Песнь Хорста Весселя».

27 марта 1933 года министр образования и культуры Баварии Ханс Шемм издал указ, согласно которому «в связи с историческим значением песни Хорста Весселя вышеуказанная песня должна во всех школах Баварии исполняться первой наряду с официальным гимном — „Песней немцев“». В течение 12 лет после этого «Песнь немцев» и «Песня Хорста Весселя» представляли собой единое и неразрывное целое. 13 мая 1933 года был принят «Закон о защите национальных символов», который должен был «защитить обе национальные песни от злоупотреблений». Своей основной цели — защитить государственные символы от неофициального использования и сохранить государственную монополию на их использование — закон не добился. Однако он официально объединил обе песни в единый «двойной гимн». Драконовские штрафы ожидали тех, кто возражал против объединения государственного и партийного гимнов. Причём коснулись они не только левых и других противников режима, но и национал-социалистических фанатиков, считавших гайдновско-гофманскую песнь «символом реакции», чье место — на свалке истории.

30 июня 1933 года по приказу Гитлера ответственным «за все вопросы духовного влияния на нацию» стало Министерство пропаганды. В его ведение перешли и вопросы, связанные с государственным гимном. С этого момента разрешалось исполнение только первой строфы «Песни немцев». Третья строфа — «единство, право и свобода» — абсолютно не вписывалась в нацистскую пропагандистскую концепцию. Напротив, она могла быть воспринята как призыв к свержению режима. Первая строфа, как и «Песня Хорста Весселя», теперь исполнялась в маршевом темпе. Несмотря на то, что обе песни были признаны государственными символами, их обязательно совместное исполнение было предписано специальным указом Гиммлера только в 1940 году после французской кампании.

С началом Второй мировой войны, по крайней мере во фронтовых частях, «Песня Хорста Весселя» плавно отошла на второй план. «Песнь немцев» периодически использовалась и в качестве опознавательного символа, хотя и не в той мере, как во Фландрии в 1914 году. Отдельные пассажи из «Песни немцев» мигрировали и в другие национал-социалистические песни. Так, в «Песне истребителей танков» (Panzerjägerlied) встречались строки «От Мааса до Мемеля, от Эча до Бельта, стоят немецкие мужчины и сыны против всего мира».

В 1940-е годы «Песнь немцев» у большинства европейцев — особенно граждан оккупированных государств — ассоциировалась исключительно с нацистским режимом, войной и насилием. Контрольный совет представителей союзных государств, осуществлявший управление Германией после её капитуляции, ещё 14 июля 1945 года запретил «исполнение и распевание» ряда песен предосудительного содержания. 18 августа британское военное командование издало приказ, запрещавший исполнение «песни Хорста Весселя» и других национал-социалистических песен. Этот запрет коснулся и «Песни немцев».

В августе 1949 года на заседании германского бундестага первого созыва межфракционная группа предложила «принять закон о признании „Песни немцев“ в её исходной неизменной форме гимном ФРГ». Группа аргументировала это предложение содержанием второй и особенно третьей строф, мало известных немецкой молодёжи тех лет. В то же время фраза «Германия, Германия превыше всего» с точки большинства парламентариев открывала слишком широкое поле для ложных толкований, и они не хотели взваливать на молодую республику дополнительные проблемы, связанные со столь спорным текстом. Предложение было отправлено в юридическую комиссию бундестага, которая 7 ноября 1949 года сообщила, что не хочет принимать решения о гимне, так как этот вопрос находится в ведении Федерального президента Германии.

К этому времени, согласно опросам общественного мнения, 75 % граждан Германии поддерживали идею возврата творения фон Фаллерслебена. 18 апреля 1950 года во время визита в Западный Берлин Конрад Аденауэр спел третью строфу «Единство, право и свобода…», призвав присутствующих подпевать. В то время как правление СДПГ практически в полном составе покинуло зал, а три западноберлинских коменданта остались сидеть, большинство присутствующих, стоя исполнили песню.

В устном выступлении перед прессой федеральный президент Теодор Хойс объявил, что гимном Германии была выбрана «Песнь немцев».

Когда в 1954 году команда ФРГ выиграла чемпионат мира по футболу в Швейцарии, при исполнении гимна немецкие фанаты запели хорошо известную им первую строфу. Швейцарское телевидение отключило трансляцию со стадиона. Немецкое радио передавало «Песнь немцев» без слов, исполнялась только гайдновская мелодия.

Тем не менее, песня продолжала оставаться общепризнанным всегерманским символом. Когда 9 ноября 1989 года стало известно, что после почти 30 лет существования Берлинской стены ГДР смягчила для своих жителей пограничный режим между Восточным и Западным Берлином, фактически позволив им свободно пересекать границу, депутаты бундестага поднялись со своих мест и хором спели «Единство, право и свобода». На следующий день то же самое произошло перед Шёнебергской ратушей, при участии предыдущего канцлера Вилли Брандта и действующего — Гельмута Коля. В ночь с 9 на 10 ноября Берлинская стена пала. Через год, 3 октября 1990 года, перед Рейхстагом на празднике, посвящённом объединению Германии, вновь звучала «Песнь немцев».

Объединенная Германия

Первая строка третьей строфы «Песни немцев» выгравирована на ребре монеты достоинством 2 евро

Решением Народной палаты ГДР с 3 октября 1990 года конституция ФРГ вступила в действие на всей территории ГДР. Это решение де-юре оформило [[wikipedia-ru:Объединение Германии (1990)|присоединение ГДР к ФРГ]]. Однако вопрос о гимне не был прописан в конституции — там упоминался лишь государственный флаг. Поэтому для того, чтобы «Песнь немцев» стала гимном всей страны, потребовался ещё один шаг[5]:94. 19 августа 1991 года, спустя 40 лет после исторической переписки Аденауэра и Хойса, федеральный президент Германии Рихард фон Вайцзеккер отправил письмо канцлеру Гельмуту Колю, в котором предложил объявить «третью строфу гофманско-гайдновской песни, зарекомендовавшую себя как символ государства и отражающую ценности, которые важны для нас как немцев, европейцев и членов мирового сообщества», гимном объединённой Германии. В ответном письме от 23 августа Коль от имени правительства поддержал предложение президента[5]:95. С официальной публикацией этой переписки 10 ноября 1991 года государственным гимном объединённой Германии стала третья строфа «Песни немцев»[6].

Отдельные пассажи

Германия превыше всего

Когда Гофман в 1841 году написал текст песни, германский вопрос был весьма актуален. Германо-французский Рейнский кризис 1840 года привёл к возрождению национального движения, возникновению множества антифранцузских и милитаристских песен и стихов, как, например, «Стража на Рейне» Макса Шнекенбургера. В этой политической обстановке возникла и «Песнь немцев».

Гофман фон Фаллерслебен по политическим воззрениям был либералом, был знаком со многими прогрессивными людьми своего времени. К примеру, одним из его друзей был Роберт Блюм, лидер умеренных демократов во Франкфуртском национальном собрании[5]:73.

В строке «Германия, Германия превыше всего / превыше всего в мире» выражается требование, чтобы единство Германии (в понимании автора — всех немецкоговорящих земель) получило приоритет над всеми остальными политическими целями. Эта строка у фон Фаллерслебена не содержала агрессивного притязания на власть — она стала так трактоваться только во времена великодержавной политики Вильгельма II и позже в , во национал-социалистическом Третьем рейхе. Во времена создания «Песни немцев» агрессивная экспансионистская Германия ещё просто не могла существовать. Фон Фаллерслебен — и это ещё раз подчёркивается в третьей строфе — желал лишь всегерманского единства и свободы. Он, как и большинство его современников, надеялся на то, что все немецкие территории и государства сумеют преодолеть свой партикуляризм и создадут единое свободное государство. И именно создание этой Германии, в границах немецкой языковой и культурной области, должно было стать превыше всех остальных целей[5]:73.

Свою роль в создании неверной трактовки исходного текста внесла работа Альфреда Фуллье, который перевёл третью строку первой строфы («zu Schutz und Trutze») на французский как pour se défendre et attaquer («для обороны и нападения»), в то время как фон Фаллерслебен использовал в оригинальном тексте плеоназм для обозначения защиты[7].

Географические границы

Файл:Maas Memel Etsch Belt (svg, rus).svg
Географические данные песни и государственные границы времён её создания (жёлтым показаны области распространения немецкого языка)

Германия, о которой говорится в песне (Von der Maas bis an die Memel, von der Etsch bis an den Belt) ограничена тремя реками и одним проливом. Две из них являлись в то время границами Германского союза:

Другие водные границы, не являвшиеся тогда границами Германского союза, обозначали границы проживания немецкоговорящего населения. Эти территории немецким национальным движением рассматривались как часть будущего немецкого национального государства.

  • Малый Бельт — пролив на северной границе герцогства Шлезвиг, между островами Фюн и Эре на востоке и островом Альс и полуостровом Ютландия на западе.
  • река Неман (Memel) — протекала в восточной части Пруссии, Литве и Белоруссии и обозначала восточную границу Пруссии. Прусские провинции Восточная и Западная Пруссия и провинция Позен, в отличие от остальной Пруссии, не были частью Германского союза.

Вторая строфа

В письме подруге своей юности Генриетте фон Швахенберг (Henriette von Schwachenberg) 27 августа 1841 года поэт писал:

Не стоит даже говорить, что, когда я писал «немецкие женщины», то думал в первую очередь о Вас. Как и моё самое первое произведение, спустя ровно 20 лет я посвящаю Вам и мою «немецкую песнь».

— письмо Гофмана фон Фаллерслебена Генриетте фон Швахенберг[8]


В начале XX века по педагогическим соображениям в печатавшейся в школьных учебниках версии «Песни немцев» строка «Deutsche Frauen, deutsche Treue, / deutscher Wein und deutscher Sang!» (Немецкие женщины, немецкая верность, / Немецкое вино и немецкие песни!) заменялась на «Deutsche Sitte, deutsche Treue, / deutscher Mut und deutscher Sang!» (Немецкая традиция, немецкая верность, / Немецкое мужество и немецкие песни!) [3]:57.

рукописи

Существует несколько рукописей «Песни немцев», и в настоящее время невозможно однозначно установить, какая из них была создана первой[9].

Одна из них хранится в Берлинской государственной библиотеке, в отделе рукописных документов (шифр Nachl. Hoffmann v. Fallersleben 70) . Часть наследия писателя находится в Польше, в т. н. «Берлинке» — фондах, попавших в руки польских властей после того, как области Германской империи восточнее границы по Одеру — Нейсе отошли к Польше, и в настоящее время хранящихся в библиотеке Ягеллонского университета. В 2007 Frankfurter Allgemeine Zeitung сообщила о том, что рукопись «Песни немцев» также находится в данной коллекции[10], однако позже эта информация была опровергнута[9].

Другой экземпляр находится в Дортмундской городской и федеральной земельной библиотеке[9]. Датированный 26 августа 1841 года, он был приобретен библиотекой в 1927 году за 950 рейхсмарок, а его факсимиле находится в берлинском Рейхстаге[11].

В 2011 году в Мельдорфе был обнаружен ещё один экземпляр, содержавший только первую строфу песни. Фон Фаллеслебен посетил этот городок 29 августа 1845 во время своей поездки по Дитмаршену[12].

источники

  •  Knopp, Guido; Kuhn, Ekkehard. Das Lied der Deutschen: Schicksal einer Hymne. — 2. — Berlin: Ullstein, 1990. — 208 S. — ISBN 3550079915.
  •  Gerd Schmalbrock. Spuren zu unserem Lied. Wie und warum das Deutschlandlied entstand. — Gladbeck: IKC Presse, 1974. — 60 S. — ISBN 978-3921278048.
  •  Reichel, Peter. Glanz und Elend deutscher Selbstdarstellung: Nationalsymbole in Reich und Republik. — Göttingen: Wallstein, 2012. — 286 S. — ISBN 978-3835311633.
  •  Rühmkorf, Peter. Das Lied der Deutschen. — Göttingen: Wallstein Verlag, 2001. — 46 S. — (Göttinger Sudelblätter). — ISBN 3892444633.
  •  Blume, Herbert. Maas, Memel, Etsch und Belt. Die Gewässer in Hoffmanns „Lied der Deutschen“ / Marek Hałub, Kurt G. P. Schuster. — Hoffmann von Fallersleben : internationales Symposium Wrocław/Breslau 2003. — Bielefeld: Verlag für Regionalgeschichte, 2005. — Bd. 8. — S. 247–266. — 310 S. — (Braunschweiger Beiträge zur deutschen Sprache und Literatur). — ISBN 3-89534-538-5.
  •  Seiffert, Gerhardt. Das ganze Deutschlandlied ist unsere Nationalhymne! : eine klärende Dokumentation der Hoffmann von Fallersleben-Gesellschaft. — 2. — Fallersleben: Hoffmann von Fallersleben-Gesellschaft, 1964. — 36 S.
  •  Stürmer, Michael; Hagen, Schulze; Thamer,Hans-Ulrich . Siedler Deutsche Geschichte. Von der Reichsgründung bis zum Mauerfall: In 4 Bänden. — 1. — München: Bassermann, 2004. — ISBN 978-3809417644.
  •  Propyläen Weltgeschichte: Eine Universalgeschichte von den Anfängen bis zur Nachkriegszeit. In 10 Bänden / Mann. Golo. — Frankfurn a.M./Berlin: Ullstein / Propyläen, 1991. — ISBN 3-549-05017-8.
  •  Федеральное министерство внутренних дел печати ФРГ: Государственный гимн. — Дата обращения: 12.7.2017.
  •  Гимн Германии: вокальная версия. — Дата обращения: 12.7.2017.


Сноски


  1. 1,0 1,1  Vogt, Matthias Theodor; Sokol, Jan; Ociepka, Beata. Europäisierung im Alltag / Beata Mikolajczyk. — Collegium Pontes. — Frankfurt am Main: Peter Lang, 2009. — Bd. 4. — S. 10. — 347 S. — ISBN 9783631580332.
  2.  Hadow, William Henry . A Croatian Composer: Notes Toward the Study of Joseph Haydn. — London: Seeley and Company Limited, 1897. — P. 65-74. — 96 p.
  3. 3,0 3,1  Knopp, Guido; Kuhn, Ekkehard. Das Lied der Deutschen: Schicksal einer Hymne. — 2. — Berlin: Ullstein, 1990. — 208 S. — ISBN 3550079915.
  4.  Wagner, Manfred. Europäische Kulturgeschichte: gelebt, gedacht, vermittelt. — Wien: Böhlau Verlag, 2009. — 922 S. — (Studien zu Politik und Verwaltung). — ISBN 9783205777540.
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4  Reichel, Peter. Glanz und Elend deutscher Selbstdarstellung: Nationalsymbole in Reich und Republik. — Göttingen: Wallstein, 2012. — 286 S. — ISBN 978-3835311633.
  6. Bekanntmachung der Briefe des Bundespräsidenten vom 19. August 1991 und des Bundeskanzlers vom 23. August 1991 über die Bestimmung der 3. Strophe des Liedes der Deutschen zur Nationalhymne der Bundesrepublik Deutschland Der Bundesminister des Innern 19.11.1991 Bundesgesetzbatt I. S. 2135 Публикация писем федерального президента от 19 августа 1991 года и федерального канцлера от 23 августа 1991 года, посвящённых объявлению третьей строфы «Песни немцев» государственным гимном Германии. — Дата обращения: 12.7.2017.
  7.  Ulrich Günther ...über alles in der Welt? Studien zur Geschichte und Didaktik der deutschen Nationalhymne. — Neuwied am Rhein / Berlin: Luchterhand, 1966. — S. 87. — 203 S. — (Aktuelle Pädagogik).
  8.  Andrée, Fritz Hoffmann von Fallersleben: des Dichters Leben, Wirken u. Gedenkstätten in Wort u. Bild. — Häxter: Hoffmann-von-Fallersleben-Gesellschaft, 1972. — S. 49. — 138 S.
  9. 9,0 9,1 9,2 Originalhandschrift des Deutschlandlieds gefunden. // Die Welt. Axel Springer AG. — 2011. - 21 июля. — Дата обращения: 12.7.2017.
  10. Rückgabe von Beutekunst: Die letzten deutschen Kriegsgefangenen. // Frankfurter Allgemeine Zeitung GmbH. — 2007. — 26 июля. — Дата обращения: 12.7.2017.
  11. Volmerich, Oliver. Lied der Deutschen ruht in Dortmund. // Ruhr Nachrichten. Medienhaus Lensing. — 2007. - 2 октября. — Дата обращения: 12.7.2017.
  12. Deutschlandlied in Meldorf entdeckt. // Schleswig-Holsteinische Zeitungsverlag. — 2011. — 21 июля. — Дата обращения: 12.7.2017.
... more about "Песнь немцев"
Песнь немцев +  and Песнь Германии, Гофманско-гайдновская песнь +
Кровный +, Немецкий +, Благородный +  and Братский +