Гитлер Адольф

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Данная статья является незавершённой и находится в процессе доработки.

Адольф Гитлер

Adolf Hitler (1889 - 1945) - гностик-активист, идеолог национал-социализма, создатель национал-социалистического антигосударства. Выдающийся мастер патологической речи.

влияние

Рихард Вагнер, Георг фон Шенерер, Карл Люгер. Дарвинизм Эрнста Геккеля.

биография

образование

После учебы в школе (осенью 1905 получил свидетельство об окончании четвертого класса реального училища в Штайре) пытался поступить в общую художественную школу, однако не прошел второй тур экзаменов. В сентябре 1908 Гитлер сделал повторную попытку поступить в Венскую художественную академию, но провалился уже в первом туре.

Первая мировая война

16 августа 1914 был зачислен в 6-й резервный батальон 2-го баварского пехотного полка № 16 (Königlich Bayerisches 16. Reserve-Infanterie-Regiment), состоящего из добровольцев. 1 сентября переведён в 1-ю роту Баварского резервного пехотного полка № 16. 8 октября присягнул на верность королю Баварии Людвигу III и императору Францу Иосифу.

В октябре 1914 был отправлен на Западный фронт. 1 ноября 1914 присвоено звание ефрейтора. 9 ноября переведён связным в штаб полка. 2 декабря 1914 награждён Железным крестом второй степени. 17 сентября 1917 награждён Крестом с мечами за боевые заслуги III степени. 9 мая 1918 награждён полковым дипломом за выдающуюся храбрость под Фонтане. 18 мая 1918 получает знак отличия раненых (чёрный).

Награждён Железным крестом первой степени за доставку на артиллерийские позиции донесения в особо тяжёлых условиях, чем спас немецкую пехоту от обстрела собственной артиллерией. 25 августа 1918 Гитлер получил награду за службу III степени.

15 октября 1918 — отравление газом под Ла Монтень в результате взрыва рядом с ним химического снаряда. Лечение в баварском полевом лазарете в Уденарде, затем в психиатрическом отделении прусского тылового лазарета в Пазевальке.

вступление в НСДАП

С конца весны 1919 Гитлера привлекают к политической работе для нужд Рейхсвера.

Приказ по батальону от 3 апреля 1919 указывает Гитлера как представителя батальона (Vertrauensmann). Как можно полагать, Гитлер занимал эту должность уже с 15 февраля 1919. В обязанности Vertrauensleute входило сотрудничество с департаментом пропаганды социалистического правительства Баварии. «Представители» должны были заниматься информационной и воспитательной работой в войсках. Таким образом, первые политические шаги Гитлер сделал на службе революционного правительства СДПГ и НСДПГ.

14 апреля 1919, на следующий день после провозглашения Баварской советской республики, Мюнхенский совет солдатов принял решение о проведении выборов всех представителей подразделений, с тем чтобы обеспечить верность Мюнхенского гарнизона новому режиму. На выборах 15 апреля Гитлер был избран заместителем преставителя батальона.

После подавления Баварской советской республики властями Баварии был создан Информационный департамент, перед которым была поставлена задача воспитания войск в антибольшевистском, националистическом духе. С начала июня во главе антибольшевистских курсов встал капитан Карл Майр, который в прямом смысле слова привел Гитлера в политику.

Имя Гитлера (указанное как Hittler Adolf) появляется в списке агитаторов (V-Leute или V-Männer) в конце мая или начале июня. С 5 по 12 июня 1919 Гитлер прослушал установочный курс лекций в Мюнхенском университете. Здесь Гитлер впервые получил начатки политического образования. Читались лекции: «Немецкая история с эпохи Реформации», «Политическая история Великой войны», «Социализм в теории и практике», «Наша экономическая ситуация и условия заключения мира», «Связь между внутренней и внешней политикой».

Среди лекторов был Готфрид Федер, считавшийся в националистических кругах специалистом в области экономики. Его лекция была посвящена «разрушению процентного рабства».

Профессор Александр фон Мюллер читал лекции по истории. Позднее он рассказал, что «после окончания одной лекции задержался в начавшем пустеть зале около группы, „столпившейся вокруг человека, который гортанным голосом, без остановки и все с большей горячностью о чем-то говорил им. У меня было странное чувство, будто их возбужденность была его рук делом и в то же время придавала голос и ему самому“» [1]:186.

Фон Мюллер обратил внимание капитана Майра на то, что один из его подчиненных обладает природным ораторским талантом. В результате Гитлер был принят в число 26-ти инструкторов и направлен на очередные курсы в лагерь Рейхсвера в Лехфельде (20 - 25 августа 1919). Перед инструкторами была поставлена задача внедрять в солдатские массы антибольшевистские настроения.

12 сентября 1919 Адольф Гитлер в качестве военного агитатора (V-Man) пришел в пивную Штернекерброй на заседание Немецкой рабочей партии (ДАП) — основанной в начале 1919 слесарем Антоном Дрекслером и насчитывавшей около 40 человек. Во время дебатов Гитлер, выступая с пангерманских позиций, одержал убедительную победу над сторонником независимости Баварии.

16 сентября 1919 датируется его известный ответ Адольфу Гемлиху по еврейскому вопросу. Здесь Гитлер впервые дает изложение своего «научного» антисемитизма. Первым и главным положением является то. что еврейство - раса, а не религия. В письме Гемлиху излагается также задача создания национализма, объединяющим всех немцев в борьбе против общего врага - внутренней и международной власти евреев. Очевидно, что к этому моменту мировоззрение Гитлера приобретает почти полную законченность.

Выступление произвело на Дрекслера большое впечатление и он предложил Гитлеру вступить в партию. После некоторого размышления Гитлер решил принять предложение и в конце сентября 1919 он стал членом DAP, получив членский билет за номером 555.

Капитан Майр утверждал, что Гитлер вступил в ДАП по его прямому приказу, поскольку считалось, что рост этой партии находится в интересах Рейхсвера. Майр оплачивал политическую работу Гитлера в ДАП, выдавая 20 зол. марок в неделю, к тому же Гитлеру в нарушение обычных правил было позволено не увольняться из армии [2].

В ДАП Гитлер сразу сделал себя ответственным за партийную пропаганду и вскоре стал определять деятельность всей партии.

24 февраля 1920 Гитлер организовал в пивном зале Хофбройхаус первое из многих больших публичных мероприятий партии. В ходе своего выступления он провозгласил составленные им, Дрекслером и Федером двадцать пять пунктов, которые стали программой партии. «Двадцать пять пунктов» сочетали пангерманизм, требования отмены Версальского договора, антисемитизм, требования социалистических преобразований и сильной центральной власти. В тот же день по предложению Гитлера партия была переименована в NSDAP (нем. Deutsche Nationalsozialistische Arbeiterpartei — немецкая национал-социалистическая рабочая партия).

В июле в руководстве НСДАП произошёл конфликт: Гитлер, желавший диктаторских полномочий в партии, был возмущён переговорами с другими группировками, проходившими в то время, когда Гитлер был в Берлине, без его участия. 11 июля он объявил о выходе из НСДАП. Поскольку Гитлер на тот момент был наиболее активным публичным политиком и самым успешным оратором партии, другие руководители были вынуждены просить его о возвращении. Гитлер вернулся в партию и 29 июля был избран её председателем с неограниченной властью. Дрекслеру был оставлен пост почётного председателя без реальных полномочий.

За срыв выступления баварского политика-сепаратиста Отто Баллерстедта Гитлер был приговорён к трём месяцам заключения, однако он отсидел в мюнхенской тюрьме Штадельхайм только месяц — с 26 июня по 27 июля 1922. 27 января 1923 Гитлер провёл первый съезд НСДАП; 5000 штурмовиков промаршировали по Мюнхену.

Пивной путч

К началу 1920-х НСДАП стала одной из наиболее заметных организаций Баварии. Во главе штурмовых отрядов (немецкое сокращение СА) встал Эрнст Рём. Гитлер быстро превратился в политическую фигуру, с которой стали считаться, по крайней мере, в пределах Баварии.

8 ноября 1923 около 9 часов вечера Гитлер и Эрих Людендорф во главе вооружённых штурмовиков явились в мюнхенскую пивную «Бюргербройкеллер», где проходил митинг с участием Кара, Лоссова и Сейсера. Войдя внутрь, Гитлер объявил о «свержении правительства предателей в Берлине». Однако вскоре баварским лидерам удалось покинуть пивную, после чего Карр издал прокламацию о роспуске НСДАП и штурмовых отрядов. Со своей стороны штурмовики под командованием Рёма заняли здание штаб-квартиры сухопутных сил в военном министерстве; там они, в свою очередь, были окружены солдатами рейхсвера.

Утром 9 ноября Гитлер и Людендорф во главе 3-тысячной колонны штурмовиков двинулись к министерству обороны, однако на улице Резиденцштрассе путь им преградил отряд полиции, открывший огонь. Унося убитых и раненых, нацисты и их сторонники покинули улицы. В историю Германии этот эпизод вошёл под названием «пивной путч».

В феврале — марте 1924 состоялся процесс над руководителями путча. На скамье подсудимых оказались лишь Гитлер и несколько его сподвижников. Суд приговорил Гитлера за государственную измену к 5 годам заключения и штрафу размером в 200 золотых марок. Гитлер отбывал наказание в тюрьме Ландсберг. Однако уже через 9 месяцев, 20 декабря 1924, его выпустили на свободу.

легальный путь к власти

За время отсутствия лидера партия распалась. Гитлеру пришлось практически начинать всё с нуля. Большую помощь оказал ему Рём, начавший восстановление штурмовых отрядов. Однако решающую роль в возрождении НСДАП сыграл Грегор Штрассер, лидер правоэкстремистских движений в Северной и Северо-Западной Германии. Приведя их в ряды НСДАП, он помог превращению партии из региональной (баварской) в общенациональную политическую силу.

В апреле 1925 Гитлер отказался от австрийского гражданства и до февраля 1932 был без гражданства.

В 1926 был основан гитлерюгенд, учреждено высшее руководство СА, началось завоевание «красного Берлина» Геббельсом. Тем временем Гитлер искал поддержку на общегерманском уровне. Ему удалось завоевать доверие части генералитета, а также установить контакты с промышленными магнатами.

В 1930—1945 был Верховным фюрером СА.

Когда парламентские выборы в 1930 и 1932 принесли нацистам серьёзный прирост депутатских мандатов, в правящих кругах страны стали всерьёз рассматривать НСДАП как возможного участника правительственных комбинаций.

В феврале 1932 Гитлер принял решение выдвинуть свою кандидатуру на выборах рейхспрезидента Германии. 25 февраля министр внутренних дел Брауншвейга назначил его на должность атташе при представительстве Брауншвейга в Берлине. Это не накладывало на Гитлера никаких должностных обязанностей, но автоматически давало немецкое гражданство и позволяло участвовать в выборах.

Нацисты организовали грандиозную пропагандистскую кампанию, в частности, Гитлер стал первым немецким политиком, который совершал предвыборные поездки на самолёте. В первом туре 13 марта Пауль фон Гинденбург набрал 49,6 % голосов, а Гитлер занял второе место с 30,1 %. 10 апреля на повторном голосовании Гинденбург набрал 53 %, а Гитлер — 36,8 %. Третье место оба раза занял коммунист Тельман.

4 июня 1932 был распущен Рейхстаг. На состоявшихся 7 июля выборах НСДАП одержала уверенную победу, набрав 37,8 % голосов и получив 230 мест в Рейхстаге вместо предыдущих 143. Второе место получили социал-демократы — 21,9 % и 133 места в Рейхстаге.

6 ноября 1932 снова прошли внеочередные выборы в рейхстаг. На этот раз НСДАП потеряла два миллиона голосов, набрав 33,1 % и получила всего 196 мест вместо предыдущих 230.

3 декабря 1932 рейхсканцлером назначен Курт фон Шлейхер.

30 января 1933 президент Гинденбург освободил фон Шлейхера от этой должности и назначил рейхсканцлером Гитлера.

Гитлер у власти

27 февраля (менее чем через месяц после назначения Гитлера канцлером) произошёл пожар в здании парламента — Рейхстаге. Официальная версия случившегося гласила, что в этом виноват голландский коммунист Маринус ван дер Люббе, схваченный во время тушения пожара. В настоящее время считается доказанным, что поджог был спланирован нацистами и непосредственно осуществлён штурмовиками под командованием Карла Эрнста.

Гитлер объявил о заговоре Коммунистической партии с целью захвата власти и уже на следующий день после пожара представил Гинденбургу два декрета: «О защите народа и государства» и «Против предательства немецкого народа и происков изменников родины», которые тот подписал. Декрет «О защите народа и государства» отменял семь статей конституции, ограничивал свободу слова, прессы, собраний и митингов; разрешал просмотр корреспонденции и прослушивание телефонов. Но главным результатом этого декрета стала система неконтролируемого заключения в концентрационные лагеря под названием «защитного ареста».

Пользуясь этими декретами, нацисты сразу же арестовали 4 тысячи видных членов коммунистической партии — своего главного противника. После этого были объявлены новые выборы в Рейхстаг. Они состоялись 5 марта и на них нацистская партия получила 43,9 % голосов и 288 мест в Рейхстаге. Обезглавленная компартия потеряла 19 мест. Однако и такой состав Рейхстага не мог удовлетворить нацистов. Тогда специальным постановлением была запрещена Коммунистическая партия Германии, а мандаты, которые должны были по итогам выборов достаться депутатам-коммунистам (81 мандат), аннулированы. Кроме того некоторые оппозиционные нацистам депутаты СДПГ были арестованы или высланы.

И уже 24 марта 1933 года новый Рейхстаг принял Закон о чрезвычайных полномочиях. Согласно этому закону, правительству во главе с рейхсканцлером предоставлялись полномочия по изданию государственных законов (раньше это мог делать только Рейхстаг), а в Статье 2 указывалось, что издаваемые таким образом законы могут содержать отступления от конституции.

30 июня 1934 Гестапо устроило массовый погром против штурмовиков СА. Были убиты больше тысячи человек, среди них и лидер штурмовиков Эрнст Рём. Также было убито много людей, не имевших никакого отношения к СА, в частности предшественник Гитлера на посту рейхсканцлера Курт фон Шлейхер и его жена.

2 августа 1934 скончался президент Германии Гинденбург. Спустя три часа было объявлено, что в соответствии с законом, принятым кабинетом министров за день до смерти президента, функции канцлера и президента совмещаются в одном лице и что Адольф Гитлер принял на себя полномочия главы государства и главнокомандующего вооруженными силами. Титул президента упразднялся; отныне Гитлера следовало называть фюрером и рейхсканцлером. Гитлер потребовал от всего личного состава вооруженных сил присягнуть в верности не Германии, не конституции, которую он нарушил, отказавшись назначить выборы преемника Гинденбурга, а лично ему. 19 августа был проведён референдум, на котором эти действия получили одобрение 84,6 % электората.

Была запрещена социал-демократическая партии. Ряд партий были вынуждены заявить о самороспуске. Были ликвидированы профсоюзы, имущество которых передано нацистскому рабочему фронту. Противники новой власти без суда и следствия отправлялись в концентрационные лагеря.

15 сентября 1935 были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишавшие евреев гражданских прав; осенью 1938 года был организован общегерманский еврейский погром (Хрустальная ночь). Развитием этой политики спустя несколько лет стала операция «эндлёзунг» (окончательное решение еврейского вопроса.

подготовка Второй мировой войны

В октябре 1933 Германия вышла из Лиги наций и Всемирной конференции по разоружению. В марте 1935 Гитлер объявил о выходе Германии из военных статей Версальского договора, ограничивающего военные усилия Германии. Стотысячный рейхсвер был превращён в миллионный вермахт, созданы танковые войска и восстановлена военная авиация. Был отменён статус демилитаризованной Рейнской зоны.

В 1936 — 1939 Германия под руководством Гитлера оказала существенную помощь франкистам во время Гражданской войны в Испании.

В марте 1938 была аннексирована Австрия.

Осенью 1938, в соответствии с Мюнхенским соглашением, была аннексирована часть Чехословакии — Судетская область.

В марте 1939 года была оккупирована оставшаяся часть Чехии, превращённая в государство-сателлит Протекторат Богемии и Моравии (Словакия осталась формально независимой), а также аннексирована часть территории Литвы близ Клайпеды (Мемельская область). После этого Гитлер предъявил территориальные претензии к Польше (сначала — о предоставлении экстерриториальной дороги в Восточную Пруссию, а затем — о проведении референдума о принадлежности «Польского коридора», в котором должны были бы принять участие люди, проживавшие на этой территории по состоянию на 1918). Последнее требование было явно неприемлемо для союзников Польши — Великобритании и Франции, — что могло послужить основанием для назревания конфликта.

Вторая мировая война

3 апреля 1939 Гитлер утвердил план вооружённого нападения на Польшу (операция «Вайс»).

23 августа 1939 Гитлер заключает Договор о ненападении с Советским Союзом, секретное приложение к которому содержало план раздела сфер влияния в Европе. 1 сентября произошёл инцидент в Глейвице, послуживший поводом для нападения на Польшу (1 сентября) ознаменовавшего начало Второй мировой войны. Разгромив в течение сентября Польшу, Германия в апреле-мае 1940 года оккупировала Норвегию, Данию, Голландию, Люксембург и Бельгию и прорвала фронт во Франции. В июне силы вермахта заняли Париж, и Франция капитулировала. Весной 1941 года Германия под руководством Гитлера захватывает Грецию и Югославию, а 22 июня нападает на СССР. Поражения советских войск на первом этапе Великой Отечественной войны привели к оккупации немецкими и союзными ему войсками республик Прибалтики, Белоруссии, Украины, Молдавии и западной части РСФСР. На оккупированных территориях был установлен жесточайший оккупационный режим, уничтоживший многие миллионы людей.

Однако с конца 1942 года немецкие армии стали терпеть крупные поражения как в СССР (Сталинград), так и в Египте (Эль-Аламейн). В следующем году Красная армия перешла в широкое наступление, тогда как англо-американцы высадились в Италии и вывели её из войны. В 1944 году советская территория была освобождена от оккупации, Красная Армия продвинулась в Польшу и на Балканы; в то же время англо-американские войска, высадившись в Нормандии, освободили большую часть Франции. С началом 1945 года боевые действия были перенесены на территорию рейха.

покушения на Гитлера

Первым известным случаем неудачного покушения на жизнь Адольфа Гитлера стало 1 марта 1932 года, когда группа неизвестных в количестве четырёх человек в окрестностях Мюнхена обстреляла поезд, в котором Гитлер ехал с целью выступить перед своими сторонниками. Гитлер не пострадал.

8 ноября 1939 года в мюнхенской пивной «Бюргерброй», где Гитлер каждый год выступал перед ветеранами НСДАП, коммунист Иоганн Георг Эльзер вмонтировал самодельное взрывное устройство с часовым механизмом в колонну, перед которой обычно устанавливали трибуну для вождя. В результате взрыва 8 человек было убито и 63 ранено. Однако Гитлера среди пострадавших не оказалось. Фюрер, ограничившись на этот раз кратким приветствием в адрес собравшихся, покинул зал за семь минут до взрыва, так как ему нужно было возвращаться в Берлин.

20 июля 1944 против Гитлера был организован заговор, целью которого было его физическое устранение и заключение мира с наступающими союзными войсками. При взрыве бомбы погибли 4 человека, Гитлер остался жив. После покушения он был не в состоянии находиться целый день на ногах, так как из них было извлечено более 100 осколков. Кроме этого, у него был вывих правой руки, волосы на затылке опалены и повреждены барабанные перепонки. На правое ухо временно оглох.

самоубийство

Адольф Гитлер совершил самоубийство 30 апреля 1945 из огнестрельного оружия в своём Фюрербункере в Берлине (примерно в это же время Красная Армия взяла под контроль первый этаж Рейхстага, и находилась всего в 700 — 750 метрах от рейхсканцелярии). Его жена Ева Браун также совершила самоубийство вместе с ним, приняв цианистый калий.

воззрения

«Уверенность в себе, хладнокровие и готовность идти на риск он черпает в своем ораторском даре, но куда в меньшей мере - в непреложности идеи; да его и вообще куда меньше способно привлечь познание как таковое, чем те инструментальные возможности, которые оно дает,- может ли оно, как он как-то заметил, выдать "мощный лозунг". В его "отвращении" и "глубочайшем омерзении" по отношению к "косматым теоретикам фелькише", этим "словоблудам" и "похитителям мыслей", столь же ярко проявляется его полное непонимание существования идейного багажа без поддающейся политической формовке субстанции, как и в том факте, что слово для своих риторических извержений он вначале брал только тогда, когда мог ответить а полемический выпад ударом. Мысль делает убедительной не ее ясность, а доходчивость, не ее истинность, а способность разить: "Любая, в том числе и самая лучшая идея,- заявит он с той не терпящей возражений нечеткостью формулировки, которая была так характерна для него,- становится опасной, если она внушает себе, то является самоцелью, хотя в действительности представляет лишь средство для таковой". В другом месте он подчеркивал, что в политической борьбе насилию нужна поддержка идеей, а не наоборот,- и это весьма примечательно. И "национальный социализм", под чьим знаменем он теперь выступает, он тоже рассматривает в первую очередь как средство для достижения куда более высоких, честолюбивых целей» [1] :205.

Майн кампф

«Национал-социализм всегда демонстрировал высокую степень готовности приспосабливаться, а сам Гитлер — столь характерную для него индифферентность в программных и идейных вопросах. Двадцати пяти пунктов — как бы они ни устарели — он придерживался (по его собственному признанию) только из тех тактических соображений, что любое изменение запутывает, а его отношение к программам вообще было просто равнодушным; так, например, об основном труде своего главного идеолога Альфреда Розенберга, считавшемся одной из основополагающих работ национал-социализма, он ничтоже сумняшеся заявил, что «прочитал всего лишь небольшую часть, потому что... написан он труднодоступным языком». Но если национал-социализм не разработал никакой ортодоксии и для доказательства правоверности довольствовался обычно просто коленопреклонением, то не был, однако, и некой исключительно тактически обусловленной волей к успеху и господству, возводившей себя в абсолют и бравшей на вооружение идеологические конструкции в зависимости от меняющихся потребностей. Скорее, тут было и то, и другое, национал-социализм был одновременно и практикой господства, и доктриной, причем одно входило в другое и многократно переплеталось друг с другом, но даже и в самых отвратительных из дошедших до нас признаниях в бессмысленной жажде власти Гитлер и его ближайшие окружение все равно всегда проявляли себя пленниками своих предрассудков и господствовавших над ними утопий. Как национал-социализм не впитал в себя ни единого мотива, который не был бы продиктован возможностями преумножения власти, так и его решающие проявления власти нельзя понять без определенного, порою, правда, беглого и лишь с большим трудом осязаемого идеологического мотива. По ходу своей удивительной карьеры Гитлер был обязан тактической сноровке всем, чем вообще можно быть обязанным тактике, — более или менее впечатляющим сопутствующим обстоятельствам успеха. А вот успеху как таковому приходится, напротив, иметь дело с целым комплексом идеологизированных страхов, надежд и видений, чьей жертвой и эксплуататором и был Гитлер, а также с принудительной силой мысли, каковую он умел придавать своим представлениям по некоторым коренным вопросам истории и политики, власти и существования человека.

Насколько недостаточна и неудачна в литературном отношении оказалась поэтому попытка с помощью «Майн кампф» сформулировать какое-то мировоззрение, настолько же несомненен и тот факт, что эта книга содержит — пусть и в отрывочной и неупорядоченной форме — все элементы национал-социалистического мировоззрения. Все, чего хотел Гитлер, уже есть в ней, даже если современники не заметили этого. Тот, кто умеет приводить в порядок разбросанные части и вычленять их логические структуры, получает в итоге «идейное построение, от последовательности и консистенции которого перехватывает дыхание». И хотя Гитлер в последующие годы, после отсидки в ландсбергской тюрьме, еще доводил свою книгу до кондиции и в первую очередь приводил ее в систему, но в целом дальнейшего развития она уже не получила. Изначально зафиксированные формулировки остались неизменными, они пережили годы восхождения и годы власти и проявляли — далеко за пределами всей нигилистической позы — уже перед лицом конца свою парализующую силу: стремление к расширению пространства, антимарксизм и антисемитизм, сцепленные друг с другом дарвинистской идеологией борьбы, образовывали константы его картины мира и определяли как его первые, так и его последние известные нам высказывания» [3]</ref>.

Согласно Гитлеру, идеология национал-социализма была построена на «научной» основе, в частности на дарвинизме, расологии и т. п. [4].

«National Socialism is a cool-headed doctrine of realities; it mirrors clearly scientific knowledge and its expression in thought» [5].

волюнтаризм

антимарксизм

социал-дарвинизм

светский мистицизм

мистика пространства

патологическая речь

гностическое искусство чтения

внешность

«В эпоху господства национал-социализма постоянно предпринимались попытки примирить внешность вождей Третьего рейха с их расовой доктриной, что приводило к возмутительным и в то же время комическим результатам, как, например, сообщение одного автора о том, что „Гитлер - розоволицый и голубоглазый блондин и, следовательно, представляет собой чистый арийско-германский тип. Все прочие утверждения о его внешности и личности внедряются в народную душу черной и красной прессой, и я надеюсь, что развеял это недоразумение раз и навсегда“ (Richter, Unsere Fuhrer im Lichte der Rassenfrage und Charakterologie)» [6].
«Гитлер несомненно обладал внушительной (existenzmächtige) внешностью. Власть, которой он обладал на протяжении многих лет, происходило от центра власти в нем самом. Это все не подлежит сомнению. И естественно, когда он на кого-либо пристально смотрел, то это производило в человеке какую-то реакцию, в зависимости от качество человека, на которого Гитлер взирал. Допустим, это была какая-то милая девица, или какой-то маленький человек. И когда они понимали, что на них смотрит великий человек, то они подпадали под его влияние. Другие, люди более содержательные, испытывали отвращение. А были и те, кто обладал духовными качествами первого разряда, не позволяли Гитлеру никак на них влиять и не ощущали никакой ауры. Таким образом, мистическая аура Гитлера не обладала объективной силой, но действовала, как мы видим, избирательно. Одни поддавались ей, а другие нет» [7].

«It is natural to presume that such a swift rise even to provincial celebrity status must have been the result of some extraordinary personal qualities. Without doubt, Hitler did possess abilities and traits of character that contributed towards making him a political force to be reckoned with. To ignore them or disparage them totally would be to make the same mistakes of underestimation made by his political enemies, who ridiculed him and regarded him as a mere cipher for the interests of others. But Hitler’s personality and his talents, such as they were, alone do not explain the adulation already being lavished on him by growing numbers in the völkisch camp by 1922. The origins of a leadership cult reflected mentalities and expectations prevalent in some sectors of German society at the time, more than they did special qualities of Hitler. Nor would his abilities as a mob-orator, which were most of what he had to offer at the time, in themselves have been sufficient to have lifted him to a position where he could, even if for a mere few hours – in retrospect, hours of pure melodrama, even farce – head a challenge to the might of the German state. To come this far, he needed influential patrons.

Without the changed conditions, the product of a lost war, revolution, and a pervasive sense of national humiliation, Hitler would have remained a nobody. His main ability by far, as he came to realize during the course of 1919, was that in the prevailing circumstances he could inspire an audience which shared his basic political feelings, by the way he spoke, by the force of his rhetoric, by the very power of his prejudice, by the conviction he conveyed that there was a way out of Germany’s plight, and that only the way he outlined was the road to national rebirth. Another time, another place, and the message would have been ineffective, absurd even. As it was, indeed, in the early 1920s the great majority of the citizens of Munich, let alone of a wider population to whom Hitler was, if at all, only known as a provincial Bavarian hot-head and rabble-rouser, could not be captivated by it. Nevertheless, at this time and in this place, Hitler’s message did capture exactly the uncontainable sense of anger, fear, frustration, resentment, and pent-up aggression of the raucous gatherings in the Munich beerhalls. The compulsive manner of his speaking derived in turn much of its power of persuasion from the strength of conviction that combined with appealingly simple diagnoses of and recipes to Germany’s problems.

Above all, what came naturally to Hitler was to stoke up the hatred of others by pouring out to them the hatred that was so deeply embedded in himself. Even so, this had never before had the effect it was to have now, in the changed post-war conditions. What, in the Men’s Home in Vienna, in the Munich cafés, and in the regimental field headquarters, had been at best tolerated as an eccentricity now turned out to be Hitler’s major asset. This in itself suggests that what had changed above all was the milieu and context in which Hitler operated; that we should look in the first instance less to his own personality than to the motives and actions of those who came to be Hitler’s supporters, admirers, and devotees – and not least his powerful backers – to explain his first breakthrough on the political scene. For what becomes clear – without falling into the mistake of presuming that he was no more than the puppet of the ‘ruling classes’ – is that Hitler would have remained a political nonentity without the patronage and support he obtained from influential circles in Bavaria. During this period, Hitler was seldom, if ever, master of his own destiny. The key decisions – to take over the party leadership in 1921, to engage in the putsch adventure in 1923 – were not carefully conceived actions, but desperate forward moves to save face – behaviour characteristic of Hitler to the end» [8].

Журнал «Time» в номере за 2 января 1939 назвал Гитлера «человеком 1938 года».

цитаты

«Тот, кто понимает национал-социализм только как политическое движение, почти совсем не разбирается в нем. Он более чем религия: он воля к созданию нового человека» [9]

сочинения

  •  Гитлер Адольф. Mein Kampf: В 2-х т. (1925 - 1927)
  •  Гитлер Адольф. Eine Abrechnung. München : Zentralverl. der NSDAP Eher, 1925
  •  Гитлер Адольф. Die nationalsozialistische Bewegung. München : Zentralverl. der NSDAP Eher, 1927
  •  Гитлер Адольф. Speeches and proclamations, 1932-1945. 4 volumes. Wauconda, IL, U.S.A: Bolchazy-Carducci, 1990 - 2004

источники

  •  Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. — М.: Политиздат, 1990.
  •  Канетти Э. Художественная публицистика. — М.: Прогресс, 1990.
  •  Нольте Эрнст. Фашизм в его эпохе. Аксьон франсэз. Итальянский фашизм. Национал-социализм / Пер. А. И. Федорова. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001.
  •  Фест Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993.
  •  Aguilar Javier, Asensi José María. Hitler y la iglesia. La mentira del ateismo de Hitler. — Barcelona: Bau, 1976.
  •  Bucher Rainer Hitler's theology. A study in political religion. — London, New York: Continuum, 2011.
  •  Crew David F. Hitler and the Nazis. A history in documents. — Oxford, New York: Oxford University Press, 2005.
  •  Fest Joachim C. The face of the Third Reich. — London: Penguin, 1979.
  •  Fest Joachim C., Rieb Werner, Herrendoerfer Christian, Murray Stephen. Hitler / Original title: A career. DVD. 2001
  •  Head Peter M. The nazi quest for Aryan Jesus // Journal for the Study of the Historical Jesus. 2004. № 2 (1). P. 55–89
  •  Housden Martyn. Hitler. Study of a revolutionary?. — London, New York: Routledge, 2000.
  •  Kershaw Ian. Hitler, 1889-1936. Hubris. — New York: W.W. Norton, 1998.
  •  Knox MacGregor. To the threshold of power, 1922/33. Origins and dynamics of the fascist and national socialist dictatorships. — Cambridge, UK, New York: Cambridge University Press, 2007. — Vol. 1.
  •  Novak Ben. Hitler and abductive logic. The strategy of a tyrant. — Lanham, Maryland: Lexington Books, 2014.
  •  Stratigakos Despina. Hitler at home. — New Haven; London: Yale University Press, 2015.
  •  Toland John. Adolf Hitler. — New York: Anchor Books, 1992.
  •  Trevor-Roper Hugh R. The Last Days of Hitler. — New York: Collier Books, 1962.
  •  Voegelin Eric. Hitler and the Germans // Hitler and the GermansThe collected works / Eds. & transl. Detlev Clemens, Brendan Purcell. — Columbia, Missouri: University of Missouri Press, 1999. — Vol. 31.
  •  Weinberg G. L. Hitler's second book. The unpublished sequel to Mein Kampf. — New York, Lancaster: Enigma; Gazelle, 2006.


Сноски


  1. 1,0 1,1  Фест Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 1.
  2.  Kershaw Ian. Hitler, 1889-1936. Hubris. — New York: W.W. Norton, 1998.
  3.  Фест Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 2. — С. 12-14.
  4.  Mees Bernard The science of the swastika. — Budapest, New York: Central European University Press, 2008. — P. 113.
  5.  Bucher Rainer Hitler's theology. A study in political religion. — London, New York: Continuum, 2011. — P. 39.
  6.  Fest Joachim. The face of the Third Reich. — London: Penguin, 1979.
  7.  Voegelin Eric. Hitler and the Germans // Hitler and the GermansThe collected works / Eds. & transl. Detlev Clemens, Brendan Purcell. — Columbia, Missouri: University of Missouri Press, 1999. — Vol. 31. — P. 117-118.
  8.  Kershaw Ian. Hitler, 1889-1936. Hubris. — New York: W.W. Norton, 1998.
  9.  Фест Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 3. — С. 78.