Обмирщение/Кратко

From Два града
Jump to: navigation, search

Обмирщение Христианства — это мнимое и недостижимое приспособление Церкви к миру, разрушение границы между священным и профанным, тáинственным и не тáинственным.

Обмирщение отрицает священное как освященное присутствием Божества и как запретное, отделенное от грешного человека.

Как осознанная цель и набор средств обмирщение возникает в эпоху Реформации. В XX веке поворот к обмирщению Церкви происходит во всех православных юрисдикциях и по всем направлениям: в области вероучительной, богослужебной и нравственной. Обмирщение Православия проходит на фоне общего падения веры и благочестия в церковном народе.

Обмирщение есть одна из сторон общего процесса Отступления, когда священное оскверняется, а мирское освящается в светском смысле. В ходе обмирщения возникают религиозная политика и светская религия.

Обмирщение является целью Церковной реформы.

Обмирщение Церкви затрагивает прежде всего отношения Церкви с государством.

Христианское государство перестает восприниматься как союзное Церкви, потому что оно сковывает реформу Церкви. Вместо этого Церкви предлагается в союзе с социальными сатанистами изменять гностическое общество.

В программу мироулучшения церковные реформаторы включают облегчение человеческих страданий, мнимое равенство, мифические мир, безопасность и свободу, а также создание нового человека.

Средствами обмирщения служат модернистское богословие, реформированное богослужение, развитие самодеятельности человека в Церкви, полемика против монашества, православные развлечения и т.д.

Обмирщение Церкви как псевдомистическая цель вытекает из трехчастного мифа о единой природе, ее распаде и восстановлении. В результате Церковь должна слиться с миром в единое религиозно-политическое тело.

Вера в обмирщение Церкви жизненно необходима для гностика, поскольку устраняет главный вопрос человеческого существования, позволяет игнорировать существующие условия существования. Обмирщение позволяет бывшему христианину преодолеть неустранимый разрыв между недостатком желаемого и исполнением.

Осквернение Церкви становится необходимым долгом модерниста и средством самоспасения. Участвуя в обмирщении, лжехристианин переживает посюсторонний апокалипсис.

Обмирщение создает свой жаргон: «воцерковление жизни», «воцерковление культуры», «диалог между Церковью и обществом», «открытость миру» и т.д.