Надежда (гностическая)

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск

/ Данная статья является незавершенной и находится в процессе доработки.


У этого термина существуют и другие значения, см. Надежда (значения).

Гностическая добродетель. Самоосуществляемое упование человека на самого себя. Антоним христианской надежды.

определение

Самоосуществляющаяся надежда на земное: на то, что уже есть в реальности, в воображении или в планах.

Как в традиционном Христианстве осуждается отчаяние, так и для романтиков отчаяние осуждается за то, что оно порождает творческое бесплодие. Пребывать в апатии и утратить надежду значит находиться в состоянии, которое Кольридж называет «смерть-в-жизни». Питать надежду (по Кольриджу, надежда – это «витальность и целостность нашего Существа») – это основной моральный долг, без которого мы обречены на погибель. Надежда, открытая новым возможностям, высвобождает творческие силы человека, его воображение и действие... «Давайте же, — сказал Шелли, — верить в такой оптимизм, в котором мы будем богами для самих себя» [1].

Надежды на политическое преображение мира представляют собой кощунственную пародию на ожидание христианами Второго Пришествия Христа.

прыжок в никуда

Прыжок в неизвестность и связанный с ним запрет на размышления о будущем устройстве утопии служит в активистском гнозисе заменой христианской надежды.

Для Серена Кьеркегора Христианство абсурдно, вера не имеет никаких оснований или оправданий и является «прыжком в ничто».

Мистический прыжок в несуществующее неизвестное совершается и в идеологии марксизма, и в анархизме, и в либерализме. «Будь, что будет! — поется в гимне юных фашистов — За Дуче, Отечество и Короля! Это доверено нам. Мы — выполним!»

Волюнтаризм присутствует в идеологиях в сочетании с иррационализмом, и таким образом, решительный прыжок совершается в неизвестное будущее. «Не важно, во что мы верим. Важно, что мы верим», - заявлял Геббельс, декларируя тем самым, что он утверждается на собственном ничтожестве.

Замена христианской веры и надежды «прыжком в никуда» имеет и свою оборотную сторону — веру в творение человеком из ничего, вопреки Христианскому учению о том, что «человек не выводит ничего в бытие из не сущего, но то, что делает, делает из раньше существовавшего вещества» [2].

Массовая культура бессодержательна, и она и не способна ничего скрыть или прикрыть чем-либо свое бесстыдство. Массовая культура — это акт патологически ориентированной слепой воли, такой же прыжок в ничто, как любая идеология, псевдофилософия или богословский модернизм.

марксизм

Но выше еще, еще выше! В победном угаре мы с самых высоких утесов, мы с самых предательских скал ринемся в самые дальние выси!
Крыльев нет?
Они будут! Родятся... во взрыве горячих желаний[3].

— Алексей Гастев. Мы идем!

см. также

источники



Сноски


  1.  Abrams M. H. Natural supernaturalism: Tradition and revolution in romantic literature. — New York: W. W. Norton, 1971. — P. 447.
  2.  Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры.
  3.  Гастев А. К. Поэзия рабочего удара / Предисл. С. Кирсанова. Прим. Р. Шацевой. — М.: Художественная литература, 1971. — С. 117. — 304 с. — 20 000 экз.