Voegelin 1975, 69

From Два града
Jump to: navigation, search

В конфликте с христианской традицией новая религиозность выражается в извращении направления, в котором ищут realissimum (истинно Сущее). Новое отношение стало заметно при жизни Гоббса, когда направление к высшему благу подменяется стремлением избежать наивысшего зла, то есть гражданской войны. Извращение направления теперь устанавливается под именем «генеалогии» как главный инструмент для объяснения внутреннего устройства человеческой природы. В материалистическом, сенсуалистском или гедонистском вариантах - структура человеческой природы объясняется генетически, как производное от физической или биологической субстанции в самом нижне уровне существования. Внутренняя структура человека более не упорядочена в направлении к трансцендентальной цели, но должна объясняться действиями физической чувственности или механизма «удовольствие-боль». Это извращение направления становится с этого момента символом антихристианской антропологии в политике - принимает ли она форму экономического материализма, биологизма или психологизма. С самым важным извращением, извращением Марксом гегелевского идеализма, нам придется разобраться подробно несколько ниже.

Извращение направления сопровождается извращением идеи порядка: беспорядок страстей теперь принимается как нормальный порядок человеческой души. Как таковая, проблема извращения имеет давнюю историю. Уже в «Поликратике» Иоанна Солсберийского можно обнаружить зарождающуюся психологию homo politicus, человека светской страсти, как нормального типа человека. Во всей своей важности проблема была осознана в XVII веке Гоббсом и Паскалем. Для безумия раздутого эго Гоббс находит практическое решение в Левиафане, сокрушающем царство гордых; Паскаль пытается пробудить внимание к жизни страстей как развлечения и советует возвращение к жизни в общении с Богом. Оба аналитика беспорядка страстей все еще понимают, что беспорядок это все же беспорядок - хотя у Гоббса мы уже видим опасную попытку заменить духовный процесс покаяния внешним процессом подчинения власти государства. Гельвеций возобновляет анализ страстей, но в его анализе страсти утратили свой характер источника беспорядка души и становятся основной силой, на которой должен основываться весь порядок в поведении человека. Возвращение к основе бытия и к опыту ничтожества твари утратили свои функции в порядке души.

— Фогелен Эрих

  • Темы: Извращение направления
  • Предметы: Паскаль Блез, Гоббс Томас, Иоанн Солсберийский, Гельвеций Клод Адриан
  • Источник: From Enlightenment to Revolution. Durham, N.C: Duke University Press, 1975.