Voegelin 1974, 147-151

From Два града
Jump to: navigation, search

Нам еще нужно рассмотреть программы революционеров, относительно организации общества после того, как старый мир будет обновлен их усилиями. Как правило, гностики об этом не очень распространяются. Новый преображенный мир полагается свободным от всех зол, от всех пороков старого мира, и описание нового мира обычно состоит из отрицания предыдущих зол и недостатков. «Отблеск Славы Сиона» в этом смысле — отдельный жанр гностических описаний, а не только название случайно выбранного памфлета. Этот отблеск обычно показывает состояние богатства и преуспеяния, минимум труда и устранение государственного принуждения, а в качестве развлечения довольно вульгарного порядка предлагается издеваться над членами прежнего правящего класса. Обычно к этому описанию добавить практически нечего, и самые крупные умы среди гностических революционеров, как, например, Маркс и Энгельс, оправдывают это умолчание тем, что мы не можем почти ничего рассказать о будущем устройстве преображенного общества, поскольку у нас нет опыта общественных отношений, в которые вступают полностью преображенные люди. К счастью, сохранился один пуританский документ относительно организации нового мира в виде Запроса, направленного сектантами «Пятой монархии» лорду Ферфаксу.

Ко времени написания этого документа, в 1649 году, революция была в полном разгаре, она достигла стадии, соотносимой с той фазой русской революции, когда Ленин писал об «очередных задачах» (1918 г.). В этом Запросе вопрос ставится очень похожим образом: «Какова насущная забота святых людей Божиих?» Ответ гласит, что святые должны объединяться в церковные общества и корпорации. Когда таких собраний станет достаточно много, они должны собираться на генеральные ассамблеи или в церковный парламент по пресвитерианскому принципу. «И тогда Бог даст им власть над всеми нациями и царствами мира». Поскольку это будет духовное царство, оно не может быть установлено человеческой силой и властью. Сам «дух» призовет народ «и соберет его в небольшие семьи, церкви и корпорации». И тогда они будут править миром через собрание «служителей Христовых и представителей церквей, которых они изберут и направят». Всё это звучит относительно безвредно и упорядоченно. Самое худшее, что ожидает сектантов — это некоторое разочарование, если «дух» замедлит с этим одушевлением нового мира.

Но на деле всё не столь безвредно. Святые представляют свои запросы командующему армией и Всеобщему совету войны. Учитывая это, утверждение, что Бог даст святым «власть над всеми нациями и царствами мира», не может не настораживать. Что это за нации и царства мира, над которыми будут царствовать «святые»? Имеются ли в виду нации и царства старого мира? Но в этом случае, мы, значит, не в новом мире. А если все-таки в новом, то над кем могут царствовать святые, кроме самих себя? Или в новом мире останутся некие развращенные нации, которых «святые» будут на досуге усмирять, чтобы придать остроту своим ощущениям? Короче, картина будущего мира выглядит весьма похожей на то, что более поздние гностики называют «диктатурой пролетариата».

Это подозрение подтверждается при дальнейшем чтении. Запрос проводит различие между «служителями Христа» и «христианскими магистратами». Царство «духа» уничтожит все земные власти, включая христианские английские магистраты. Это различение является прекрасным свидетельством того, что в революциях пуританского типа соперничают два типа истины. Запрос приписывает имя Христианства обоим типам истины, но они настолько радикально различны, что представляют буквально тьму и свет. Победа пуритан может даже сохранить властные структуры нынешнего мира, включая парламентские институты Англии, но одушевляющий их дух радикально изменится. Это радикальное изменение выразится политически через радикальную смену правящего персонала. Просители спрашивают риторически: «Не бесконечно ли более почетно для парламентов, магистратов и так далее, если они будут править как Христовы служители и представители церквей, а не как служители земного царства и представители естественных и мирских людей?» Недостаточно быть христианским представителем английского народа в Парламенте, потому что люди, как таковые, принадлежат естественному порядку старого мира. Депутат Парламента должен представлять «святых» и сообщества нового царства, которое одушевляется самим Духом. Следовательно, старая политическая правящая группа должна быть устранена. «В самом деле, какое имеют право простые, естественные мирские люди управлять и властвовать без благословения святых?» И еще более точно: «Как царство может принадлежать святым, если безбожные избирают и оказываются избранными?» Здесь мы видим бескомпромиссную позицию. Если мы ожидаем новых небес и новой земли, «законно ли добиваться улучшения прежнего мирского правительства?» Единственный праведный путь — это «навсегда подавить врагов святости». Сказанное не нуждается в развернутом толковании, достаточно лишь несколько осовременить язык, чтобы полностью уловить смысл этих предложений. Исторический порядок жизни народа разрушается, когда возникло политическое движение «не от мира сего». Существующее законодательство не может исправить социальных пороков, изменения Конституции не способны починить правительственную машину, различия во мнениях не могут быть устранены через компромисс и убеждение. «Этот мир» есть тьма, которая должна уступить новому свету. Поэтому коалиционные правительства невозможны. Политические фигуры прежнего порядка не могут быть переизбраны в новом мире; те, кто не принадлежит движению, должны быть лишены права голосовать. Все эти изменения осуществятся через действие «Духа» или, как говорят гностики сегодня, через диалектику истории. Но на деле «святые» товарищи берут дело в свои руки, и эти руки держат оружие. Если представители старого порядка не захотят исчезнуть с извиняющейся улыбкой, то враги святости должны быть подавлены или, говоря современным языком, подвергнуться чистке. В Запросе осуществление нового порядка достигло той стадии, на которой, если сравнить с русской революцией, Ленин писал свои соображения под кокетливым названием «Удержат ли большевики государственную власть?» Конечно, удержат, и не станут ни с кем её разделять.

Новое царство будет вселенским по существу и вселенским по своим претензиям на власть: оно повсеместно распространится на всех лиц и все предметы. Революция гностиков ставит своей целью монополию на существование. «Святые» понимают, что универсальность их претензий не будет признана миром тьмы, но породит столь же универсальный мировой альянс против них. Поэтому «святые» должны собраться «против антихристианских властей мира», а «антихристианские власти», в свою очередь, «соберутся против них». Два мира, из которых один должен хронологически следовать за другим, таким образом, превращаются в два вселенских вооруженных лагеря, уже сегодня вовлеченных в смертельную схватку. Мировые войны, определившие собой историю XX века, родились из этого гностического мистицизма двух миров. Универсализм гностического революционера объединяет весь мир против него.

— Фогелен Эрих

  • Темы: Беспорядок в обществе
  • Источник: The new science of politics. An introduction. Chicago, London: University of Chicago press, 1974.