Реформация (картина)

From Два града
Jump to: navigation, search

Die Reformation, Das Zeitalter der Reformation, иначе «Век Реформации» - фреска Вильгельма Каульбаха.

«Реформация». Картина Вильгельма Каульбаха. Гравюра на меди Густава Эйлерса.

«Авторитетом Каульбаха протестантские богословы пользуются уже не в первый раз. Пред его картиной в Берлинском музее в сущности происходит постоянная проповедь продолжающаяся каждый день с утра до вечера, именно о том, как от Лютера ведут свое начало все те блага, какими пользуется современное человечество, все науки, искусства, просвещение, Библия, само христианство, вся современная культура и цивилизация. Поэтому и A. Pietscher [1] не входит ни в какие разъяснения относительно картины Каульбаха, ограничиваясь только простою ссылкой на нее и на ее значение, как на нечто совершенно общеизвестное.

Фотография 1920.

Со своей стороны не могу предполагать подобной общеизвестности ни самой картины, ни ее толкования протестантскими богословами, и потому считаю необходимым приложить рисунок картины и изложить содержание ее, а потом войти в специальное рассмотрение тех выводов, какие делают протестантские богословы на основании означенной картины.

По объяснению протестантских богословов и историков, смысл картины Каульбаха следующий. По средине церкви и на некотором возвышении стоит Лютер с раскрытою Библией в руках и этим самым, по словам Мишле, как бы так говорит: „Что такое Лютер? Какое ныне дело до Лютера? Пусть он погибает и да живет Бог! Возьмите это и читайте“. „Читайте! - продолжает тот же автор, - вот человек, который хочет, чтобы люди умели читать. Но уже это одно есть великая революция... Какую же книгу? Бесконечно многосложную, следовательно способную возбудить разбор, критику, исследование свободного ума“. Естественно, что это должно было вызвать совершенно новую жизнь. Непосредственное изучение Библии прежде всего оживило всю собственно богословскую в церковную область. Вместо средневековых „сентенций“, „декретов“ и схоластических измышлений началось изучение христианства в его первоисточниках. Благодаря Библии Лютера теперь каждый свободно и без всякого внешнего посредства мог вступать в обладание истиной открытою в Св. Писании. Лица стоящие по правую и левую сторону Лютера в одном ряду с ним и представляют наглядно оживление религиозной и церковно-богословской области под непосредственным влиянием Лютера.

Здесь, по правую сторону Лютера (По правую от рассматривающего картину; и отношении к Лютеру это левая сторона), видим ближайших и постоянно верных Лютеру его учеников, друзей и сотрудников — Юстуса, Ионаса и Бугенгагена, коленопреклоненных курфюрстов Иоанна Постоянного и Иоанна Фридриха, представителей имперских и ганзейских городов, Альбрехта Брандебургского и Густава Адольфа с мечем в руке. С левой стороны от Лютера—Цвингли, Кальвина, коленопреклоненных гугенотов, Колиньи, Морица Саксонского, Вильгельма Оранского, Ольдена Барневельда и Елисавету Английскую в сопровождении других Англичан... Все это, говорят протестантские богословы, люди нового направления, порвавшие всякую связь с средневековыми привидениями и готовые положить свою жизнь за истину учения, возвещенного Лютером. Религия и церковь упавшие и готовые совершенно погибнуть пред временем Лютера, теперь не только воскресли, но и напомнили собою, по тому же толкованию, времена первохристианства.

Прежде чем продолжать далее подобное толкование протестантскими богословами картины Каульбаха, сделаем несколько своих замечаний.

Указывая на Лютера, Мишле пишет: „вот человек, который хочет, чтобы люди умели читать! Но уже это одно есть великая революция“... Как будто до Лютера многие тысячи людей не проводили всей своей жизни в чтении, изучении, списывании и переписывании книг и не смотрели на это, как на самое лучшее и дорогое занятие в своей жизни и истинно благоугодное пред Богом?! Не говоря о низших школах, числа коих нельзя определить по недостатку статистических данных, разве в Германии не было шестнадцати университетов основанных совершенно независимо от какого бы то ни было влияния Лютера и даже задолго до его рождения и вступления на поприще деятельности? Университет в Вене основан в 1365 году, в Гейдельберге — 1387, Кельне — 1388, Эрфурте — 1392, Ингольштадте — 1401, Вюрцбурге — 1403, Лейпциге — 1409, Ростоке — 1419, Грейфсвальде — 1456, Фрейбурге — 1457, Базеле — 1460, Трире — 1472, Тюбингене — 1477, Майнце — 1477, Виттенберге — 1502, Франкфурте-на-Одере — 1506. Ужели во всех этих германских и других университетах существовавших вне Германии, не умели даже и читать и не хотели, „чтобы люди умели читать“. И такое-то явно тенденциозное извращение положительных исторических данных выдается за „беспристрастную протестантскую историографию“?

Лютер раскрыл Библию! До него же она была совершенно неизвестна и даже сокрыта, по выражению генерал-суперинтендента Небе из Мюнстера, „hinter Schloss und Riegel“. Поэтому каждый, по мнеию того же автора, должен быть благодарен именно Лютеру за то, что может свободно и безбоязненно читать Библию, и что „du nicht, wenndu se (Библию) liesest, eingekerkert und zu Ashe verbranut wirst“... Но не говоря о церкви православной греко-восточной (где во все века Св. Писание имелось как в многочисленных списках, так и в переводах на многие национальные языки, и где не только не возбранялось, но и положительно заповедывалось всем верующим поучаться в Законе Божием день и нощь), даже и о церкви собственно римско-католической протестанты совершенно извращают дело, когда говорят, что только их Лютер раскрыл Библию, и что до него она была совершенно неизвестна. Правда, в средние века Библия составляла редкость; но почему? Во-первых, потому что за рукописную Библию платили тогда от 4 до 500 золотых гульденов. Не довольно ли и одного этого, чтобы понять со всею ясностию отчего Библия в средние века была редкостию? Если б и в настоящее время Библия стоила также дорого, нет сомнения, что и теперь по-прежнему она встречалась бы очень редко и непременно хранилась бы под замком и запорами, как- и все дорогое.

К этой первой и так сказать самодостаточной причине присоединялось еще то обстоятельство не менее уважительного свойства, что новые народы вообще, и в частности Германцы, вследствие самой своей малограмотности и малоразвитости, с какими они выступили на поприще истории, долгое время мало чувствовали потребности пе в Библии только, но и вообще в какой бы то ни было книге. Книги были большою редкостью; редко встречалась и Библия. Но иное дело сказать, что экземпляры Библии были редки, и иное, что Библия была совершенно неизвестна, и что только Лютер открыл ее.

Что на самом деле Библия и в средние века была известна, об этом ясно свидетельствуют все богословские и церковные памятники того времени. Когда потом было изобретено книгопечатание (что, как известно, произошло задолго до появления Лютера) ни одна книга не печаталась так часто, как именно Библия. По вычислению Janssena [2] до 1500 года, когда о Лютере не было еще и слуху, Вульгата была напечатана почти сто раз [3]. Конечно, то была капля в море, но для правильного суждения о деле необходимо принять во внимание самую новость и трудность тогдашнего книгопечатания. Да в сущности и в наше время, несмотря на очень дешевую цену, Библия распространена еще очень мало сравнительно с общим числом верующих. Многие христиане, целые христианские семейства и даже селения и школы нередко живут еще без Библии.

Неверно и то, что до Лютера будто бы не было переводов Библии на национальные языки. Не говоря о других народах, даже у самих Немцев Библия всегда была не только на латинском, но и на их родном языке. Едва только Готы, древнегерманское пламя, начали принимать христианство, их епископ Ульфила или Вульфила (еще в IV веке) перевел Библию на готский язык (одно из германских наречий) и притом с таким совершенством, что люди специально изучавшие этот перевод не могут достаточно надивиться искусству с каким Ульфила сумел вполне точно и в то же время свободно передать греческий текст на готский язык; тогда как Лютер иногда даже намеренно искажал места Писания единственно для лучшего доказательства некоторых из своих предвзятых пунктов учения Dollinger. La Reforme. V. III. P. 136).

После перевода Ульфилы, предпринимались потом новые переводы книг Св. Писания на немецкий язык. Когда изобретено было книгопечатание, первою художественно изданною книгою из типографии Кобургера вышла немецкая Библия 1483 года. Это было не только ранее Лютерова перевода Библии на немецкий язык, но даже и до рождения самого Лютера. Чрез два года в Страсбурге напечатана Библия на верхне-немецком наречии (hochdeutsch), в Кельне около 1480 года — на нижне-немецком (plattdeutsch). Вообще сказания о том, что только Лютер раскрыл Библию и передал ее всему христианскому миру — совершенное измышление протестантов, не выдерживавшее критики.

Еще более извращается история в дальнейших толкованиях протестантскими богословами картины Каульбаха. Дело представляется так: изучение Библии требовало филологических познаний; отсюда с появлением Лютера и его перевода Библии так называемое гуманистическое образование, по уверению протестантских богословов, не только не ослабело, но еще более усилилось, что и выражено Каульбахом в ряде знаменитейших представителей гуманизма — Эразма Роттердамского, Рейхлина, Петрарки, Пико-де-Мирандола, Вивеса, Фичино, Кампанеллы, Макиавелли, Якова Бальда, Цельтеса, Николая Кузанского, Буцера, Улриха фон-Гуттен.

Что изучение Библии требовало филологических познаний, это совершенно верно и вне всякого сомнения. Но иное дело требование и иное — исполнение. Правильное и ученое разумение Св. Писания всегда требовало от христиан филологических познаний; но разве всегда так было и на самом деле?

Во всяком случае гуманисты, изображенные Каульбахом ведут свое начало совсем не от Лютера и его перевода Библии на немецкий язык. Протестантизм можно выводить из гуманизма; но противно всякой истории из протестантизма объяснять происхождение гуманизма. ХVIII век влиял на XIX; но XIX не влиял и не может влиять на XVIII. Как Лютер мог влиять на Петрарку, когда последний жил и умер задолго до появления Лютера? На самом деле ничто так не подорвало гуманизма, как именно лютеранство, что наглядно и доказывает история отношений Эразма Роттердамского к Лютеру.

Свобода исследования, продолжают протестантские богословы, начавшись с богословской и церковной области, не ограничилась ею одною. Философия, естествознание, поэзия и вообще все науки и искусства, освободившись от средневековой клерикальной опеки, почувствовали новую жизнь и развились в таких размерах о каких древний и средневековый мир не имели и понятия. Гуттенберг и Костер Лауренц Янсоон (Laurenz Koster) изобретают книгопечатание. Колумб открывает Америку. Коперник пересоздает учение о солнечной системе. Бэкон и Декарт создают новейшую философию. Вообще все — от Лютера и именно поэтому в картине Каульбаха все сгруппировано вокруг Лютера. „Meister Kaulbach hat auf dem berühmten Bilde, das er der Reformation widmete, unseren Luther in den Mittelpunkt gestellt von vielen pressen Männern jener wunderbaren Zeit, in der nicht blos die Kirche, in der das gesammte Leben des Geistes reformirt d. h. auf seine eignen und ewigen Grundlagen gestellt wurde“ [4]. Таков смысл картины Каульбаха по толкованию протестантских богословов.

Что Лютер пользовался изобретением Гуттенберга. это совершенно верно; но Гуттенберг ничем не обязан Лютеру и умер задолго до его рождения. Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микель Анджело, Сервантес, конечно лица в высшей степени знаменитые и славные в истории человечества и занимают очень видное место па картине Каульбаха; но по истине только одно расстроенное воображение может выводить их гений из Лютерова перевода Библии на немецкий язык.

И самая картина Каульбаха, если освободиться от предвзятых протестантских взглядов, показывает не столько, что вышло из учения Лютера, сколько совершенно обратное, именно как возникло самое учение Лютера, какие лица и обстоятельства подготовляли это учение (так называемые реформаторы до реформации, занимающие на картине Каульбаха целый ряд непосредственно за Лютером: Уиклеф, Гейлер фои-Кейзербергь, Иоанн Вессель, Гус, Петр Вальд, Арнольд Брешианский, Абеляр, Савонарола, Таулер) и какое место занимает сам Лютер в общей истории Века реформации.

Если бы Каульбах в самом деле хотел изобразить те удивительные результаты влияния Лютера о каких проповедуют протестантские богословы, в таком случае ему следовало бы указать и представить на своей картине знаменитых исторических деятелей не из XIV и XV столетий, а вышедших именно из школы Лютера, начиная, например, с 1517 года до конца XVI или до половины XVII столетия. Тогда было бы ясно как с развитием лютеранства выступали лица все более и более знаменитые и славные в истории человечества. Но именно этого не было, и никакой Каульбах сделать этого не может по той простой причине, что действительная история представляет совершенно противоположное. Из школы периода гуманизма вышло очень много видных и знаменитых деятелей, из лютеранства же за целое столетие нельзя указать ни одного исторического деятеля равного тем, какие представлены на картине Каульбаха из периода предшествовавшего Лютеру. А отсюда прямой вывод не тот какой делают протестантские богословы, что Лютер извлек свет из тьмы (Das Licht aus der Finsterniss), а совершенно противоположный, как предполагал и Эразм Роттердамский, „dass durch die Bewegung, welche Luther in's Volk geworfen, der ruhige Fortgang der wissenschaftlichen Arbeit gefährdet werde“ [5]» [6].

цитаты

Быть может, лучшее, что создал на своем веку Каульбах, — это фигура Лютера, в самом центре его фрески: «Реформация». Здесь повторилось то, что в тех же годах случилось со скульпторами Раухом и Ритчелем. Они тоже весь свой век выводили на свет фигуры фальшивые, искусственные, условные и вдруг однажды, в виде необыкновенного исключения какого-то, создали, каждый, по одной высокозамечательной фигуре, дышащей правдой и жизненностью: один вылепил Фридриха И, другой — Лютера. Каульбах тоже дал нечто такое совершенно особенное. Его Лютер стоит словно гранитный, несокрушимый монумент и, подняв обеими руками, высоко над головой, громадную книгу раскрытого евангелия, глядит из-под него на весь мир смелыми, величественными, твердыми глазами. Это одно из замечательнейших произведений нового германского искусства. Каульбаховского Лютера, кажется, до сих пор слишком мало замечали и ценили, но, я убежден, рано или поздно его очередь придет[7].

— В. В. Стасов

источники

  • Касицын Д. Ф. о. Начало нового времени, по мнению богословов и историков лютеранских (с приложением рисунка к картине Каульбаха «Век Реформации») // Сборник статей. М.: Университетская типография, 1902. С. 207–225
  • Стасов В. В. Искусство XIX века // Избранные сочинения в трех томах. Живопись, скульптура, музыка. Том третий. М.: Искусство, 1952
  • Ring Max. Kaulbach und sein Carton „das Zeitalter der Reformation“ // Die Gartenlaube. 1863. Heft 4
  • Wilhelm Kaulbach's Wandgemälde im Treppenhaus des neue Museums zu Berlin, Verlag Alexander Dunckel, 1871


Сноски


  1. Das Lutherfest, ein Fest fur ganz Deutschland. Festrede v. August Pietscher. Dessau, 1883. P. 4
  2. Geschichte des deutsch. Volkes. 1 Bd. 1883. P. 17
  3. см. о том же Kaulen, Gesch. der Vulgata. P. 305
  4. Das Lutherfest, ein Fest fur ganz Deutschland. Festrede v. August Pietscher. Dessau, 1883. P. 4
  5. Rede v. Hermann Spörri. P. 13
  6. Касицын Д. Ф. о. Начало нового времени, по мнению богословов и историков лютеранских (с приложением рисунка к картине Каульбаха «Век Реформации») // Сборник статей. М.: Университетская типография, 1902. С. 213-220
  7. Стасов В. В. Искусство XIX века // Избранные сочинения в трех томах. Том третий. М.: Искусство, 1952