Григорий Богослов 1994 Т. 1, 311

From Два града
Jump to: navigation, search

Процветали и прекрасно текли некогда наши дела. Тогда во дворы Божии не имело доступа это излишнее, сладкоречивое и ухищренное богословствование. Напротив того, сказать или услышать о Боге что-нибудь новое и удовлетворяющее одному любопытству, значило то же, что играть в камни и скоростью их перекидывания обманывать зрение, или забавлять зрителей разнообразными и женоподобными движениями тела. Простота же и благородство слова почиталась благочестием. Но после того как Сексты и Пирроны и охота к словопрениям, подобно какой-то тяжкой и злокачественной болезни, вторглись в наши церкви, пустословие стали почитать ученостью, и, как в книге Деяний говорится об афинянах (Деян. 17:21), мы «ни в чем охотнее не проводим время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое».

— Григорий Богослов св.

  • Глосса: Непозволительно говорить или слышать о Боге что-либо новое.
  • Темы: Новое, Пустословие
  • Источник: Слово 21, похвальное Афанасию Великому, архиепископу Александрийскому // Собрание творений в 2-х т. Свято-Троицкая Сергиева Лавра