Афанасий Великий 1902 Т. 2, 439-441

From Два града
Jump to: navigation, search

В рассуждении же сказанного Им: «если возможно, да минует Меня чаша» (Мф. 26:39), обратите внимание на то, почему Сказавший это в ином случае сделал упрек Петру: «думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:23). Об отменении чего просил, Сам того хотел, на то и пришел. Но как Ему было свойственно хотеть этого, потому что на это и пришел, так плоти свойственно было и страшиться; почему, как человек, сказал Он эти слова. И опять, то и другое сказано Им в доказательство, что Он — Бог, Сам хотел этого, но, соделавшись человеком, // стал иметь страшливую плоть, и по причине ее Свою волю срастворил человеческой немощью, чтобы, и это также уничтожив, снова соделать человека не боящимся смерти. Вот подлинно необычайное дело! Кого христоборцы почитают говорящим по боязни, Тот мнимой боязнью соделал людей отважными и не боязненными… Ибо, как смерть привел в бездействие смертью и все человеческое — Своим человечеством, так и мнимой боязнью отъял нашу боязнь, и соделал, что люди не боятся уже смерти… // Как оно (Слово), быв в нашем теле, подражало свойственному нам, так мы, прияв Его, от Него приобщаемся бессмертия.

— Афанасий Великий св.

  • Темы: Гефсиманская молитва
  • Источник: На ариан Слово третье // Творения: В 4-х т. Троице-Сергиева Лавра, 1902. Т. 2.