Социальное христианство

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Памятная тарелка в честь 40-летия социальной папской энциклики «Rerum Novarum». 1931.

диакония - приспособление веры и жизни Православной Церкви к идеологическим мироулучшительным проектам. Служит в качестве оправдания политического и нравственного компромисса, а также социального экуменизма.

определение

В своем основании социальное христианство связано с хилиазмом, построением Царства Божия на земле. Именно этими светскими мистическими целями объясняется то, что социальной работе придается религиозное значение.

Социальное христианство служит мощным агентом обмирщения:

Ведь это же тоже определенное литургическое действо, когда человек оказывает кому-то помощь, идет, например, волонтером в больницы» [1].

— о, Димитрий Климов

Отсюда такие характерные для социального христианства концепции как «Литургия после литургии» или «Литургия ближнего».

социальная нравственность

Социальное христианство со времени своего возникновения в XIX век — нач. XX века не имеет никакого отношения к заповедям о любви к ближнему, зато имеет прямое отношение к альтруизму, то есть идеологической любви к «дальнему».

Социальная нравственность не имеет ничего общего с нравственностью в христианском смысле слова, хотя в социальном христианстве христиане могут переосмысливаться из личностей в особый «класс».

Гностическое доброделание обращено не к личности, а к общности: классу, массе, народу, к элите, молодежи, женщинам, детям, слепым, глухим и т. п. А эти общности, в свою очередь, составляются через мифы, в частности миф о молодости. Наконец, социальная нравственность - это не непосредственное нравственное чувство личности, а объективное отношение от класса - к классу, от расы - к расе, от мнимого общественного целого - к тому же целому или отдельной фракции.

молодежная литургия [2];
социальная литургия [3].
детская литургия.

обмирщение

Социальное христианство предполагает обмирщение Православной Церкви:

Сегодня – уникальная ситуация для социальной деятельности Церкви, она должна выходить в мир, который простирается за пределами общинно-храмового пространства. Об этом много говорят и Святейший Патриарх Кирилл, и владыка Пантелеимон, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению [4].

— о. Максим Козлов

социальный экуменизм

Социальная деятельность по своей природе не связана конфессиональными рамками. Здесь вспоминается старое выражение, которое сейчас вышло из употребления, а в свое время было в ходу: возможно сотрудничество всех людей доброй воли, вне зависимости от иных их мировоззренческих убеждений» [4].

— о. Максим Козлов

социальная этика

Гностическое доброделание обращено не к личности, а к общности: классу, массе, народу, к элите, молодежи, женщинам, детям, инвалидам, слепым, глухим и т.п. Это социальная нравственность, но не нравственность в христианском смысле слова.

Трудовая этика развивалась обновленцами, в католической социальной доктрине, а в настоящее время в кругу правых либералов (Всемирный русский народный собор) и православных социалистов.

Церковная реформа в Русской Православной Церкви

Социальное христианство является одним из основных направлений Церковной реформы в Русской Православной Церкви. Координирует реформу Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению, возглавляемый еп. Пантелеимоном (Шатовым).

С 2010 года Синодальный отдел по благотворительности ежегодно проводит конференции по церковному социальному служению в одном из российских федеральных округов.

дети

детские площадки при храмах

Детская площадка при храме Христа Спасителя (Москва) возведена с благословения Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Торжественное открытие состоялось 14 октября 2016 года. На церемонии присутствовали глава управы района Хамовники Сергей Носков и ключарь храма Михаил Рязанцев, который совершил обряд освящения площадки[5].

детские подсвечники и аналои

В храме Покрова Божией Матери города Петровска установили специальные подсвечники для детей. Эти подсвечники ниже обычных, чтобы детям было удобно самим ставить свечи. Пожертвовал подсвечники для храма один из прихожан. Он также заказал низкий аналой для икон [6].

инвалиды

Иконы для слепых
Литургия для глухих [7]

молодежь

Молодежные фестивали: Братья (молодежный православный фестиваль).

День православной молодежи

Молодежная литургия.

пресса

Журнал: «Наследник», «Новый ковчег», «Нескучный сад».

Интернет-сайты: Милосердие.ру.

документы

Концепция молодежного служения Русской Православной Церкви

организации

Агапа (молодежная община)
Братство православных следопытов «Преображение»
Даниловцы
Знаменская молодежка
Ионинская молодежка
Колокол (объединение православной молодежи)
Миссионерский молодежный центр при Даниловом монастыре
Молодая Русь (православная молодежная организация)
Молодежный Культурный центр во имя св. блж. Ксении Петербургской
Молодежный отдел Московской городской епархии
Общедоступный православный молодежный лекторий
Общее дело (организация)
Отдел по делам молодежи Хабаровской епархии
Патриарший центр духовного развития детей и молодежи
Православный корпус веры
Синодальный отдел по делам молодежи (ранее Всероссийское православное молодежное движение)
Синодальный отдел УПЦ по делам молодежи
Славянский молодежный союз
Союз православной молодежи Мордовии
Спасский православный молодежный центр
Школа молодежного служения
Экклесия (общество)

католическая социальная доктрина

Католическая социальная доктрина является ярким примером компромисса между декларациями о верности надмирному идеалу Христианства и действительными бесплодными попытками соучастия в общественной жизни в пользу улучшения жизненных условий страждущего человечества.

Социальная мысль Церкви не есть нечто застывшее. В ней, как во всем, протекает жизненный процесс, содержащий как элемент непрерывности и единства, так и элемент изменения и прогресса. Не являясь сборником рецептов, она некоторым образом определяет ряд наиболее значительных направлений, по которым можно следовать различными способами[8].

— Роже Эчегарай

Создание ООН и Всеобщая декларация прав человека (1948) стали важными факторами в расширении практического поля социального учения Церкви, и настоятельные ссылки на естественный закон (Пий XII) отражают это желание предложить такой исторический идеал, правопорядок которого не имел бы предпосылкой веру в Откровение, и который, отнюдь не противопоставляясь христианству, вместе с тем, находился бы в гармонии с основными требованиями, сформулированными в Декларации прав человека[9]:12.

Новые отношения между духовной и светской властями предполагают «тесное сотрудничество духовной инстанции, „эксперта по человечеству“, то есть вдохновительницы культурных и религиозных ценностей и политической инстанции на международном уровне»[9]:12.

Здесь свое место находит социальный экуменизм:

Успех такого исторического проекта (сотрудничество Ватикана и глобалистских организаций. - Ред.) неотделим от активной экуменической деятельности, охватывающей совокупность религиозных и духовных традиций, экуменической деятельности, которая могла бы сама по себе стать одним из условий для социального и экономического развития всех обездоленных и условием самого мира[9]:12-13.

разновидности

цитаты

Святой Евангелист Лука повествует (гл. 12, зач. 65 и 66), что однажды приступил к Господу Иисусу Христу некоторый человек и просил, чтоб Господь взошел в дело по разделу имения между сим неизвестным человеком и его братом. Господь произнес в ответ следующие достопримечательные, исполненные глубокой мудрости и святости слова: „Человече! Кто Мя постави судию или делителя над вами? Блюдите и хранитеся от лихоимства“. Далее Господь изобразил в притче, всем удобопонятной, как опасна страсть лихоимства, как обманчивы обольстительные мечты, рисуемые этою страстию в воображении, что они никогда не сбываются на самом деле, а только отнимают у увлекающегося человека добродетель и венчающее временную добродетель вечное спасение. Ответ Спасителя нашего и Его поведение в вышеупомянутом случае могут быть, а потому должны быть вполне удовлетворительным, вполне определительным образом для поведения и бесед пастырям Церкви в настоящем отечественном вопросе. Со всею ясностию видно, что ответ Господа человеку, занятому разделом имения с братом, заключает в себе две части дела. Во-первых, Господь упомянул о вещественной части дела, то есть о самом разделе имения, и благоволил отречься от всякого участия в суждении о деле со стороны его вещественной, гражданской. Во-вторых, Господь удостоил всего своего внимания и глубокого назидания духовную сторону дела, указав, что в этом деле, а следовательно, и всяком однородном сему делу, должно по преимуществу опасаться и остерегаться увлечения скрытного частию лихоимства, от которой, как от семени, несомненно, должны родиться другие страсти, более явные, уже очевидно гибельные для частных лиц и для общества. Таковы: зависть, подозрения, клеветы, ропот, наконец — явная ненависть, вражда, ссора с их горестными последствиями. Начало этих последствий — страсть лихоимства, и прозорливо указал Господь, яко Всеведущий Бог, людям, коим предлежал раздел имения, на сокровенное начало зла, служащее в таких обстоятельствах источником всех прочих видов зла, — на страсть к лихоимству» [10].

— св. Игнатий (Брянчанинов)

Лев Тихомиров:

Если бы допустить тождественность альтруизма и христианской любви, то должно было бы признать, что христиане и нехристиане живут одним и тем же нравственным началом. Если бы это было так, то пришлось бы далее признать, что религиозный элемент не имеет никакого реального значения. В самом деле: человек, не имеющий о Боге никакого понятия, не прибегающий к помощи Божией и даже грубо отвергающий ее, — живет, говорят нам, совершенно тою же нравственною жизнью, как христианин, который и милостью Божией, и личными усилиями, и благодатною помощью Церкви представляет живой храм, место, где почивает Господь. Если бы факты были таковы, то, стало быть, наше отношение к Богу и обратно не имеет никакого значения для нравственной жизни. Но тогда можно допустить какую угодно другую религию, только не христианство. Это религия духовной жизни, жизни в Боге, она вся в нравственном мире. Доказать, что нравственная жизнь с Богом или без Бога совершенно одинакова, это значит доказать иллюзорность и всех остальных понятий христианства.

Лев Тихомиров приводит предостережение М. О. Кояловича:

В нашем русском обществе, — говорил он на академическом акте 1890 года, — замечается одно направление, которое требует большой заботливости и в то же время большой и своевременной предосторожности. В нашу духовную среду теперь чаще и чаще поступают люди светского сословия… Это (продолжал М. О. Коялович) — хорошее направление. Но не надобно забывать, что при этом направлении в нашу духовную среду могут вступать новые люди и из таких слоев светского звания, которые больше всего изломаны петровскими преобразованиями и могут даже помимо воли вносить в нашу духовную среду воззрения, приемы, действия и привычки, выработанные на почве западноевропейского иноверия — латинисты, протестанты и даже реалисты». Эти опасения, конечно, не покажутся преувеличенными, когда мы вспомним, что в интересующей нас части общества (интеллигенции. — Ред.) различие с Церковью заходит гораздо далее простых приемов действия и простирается на самые основные стремления. Это можно видеть уже из того, что проповедь духовных для него якобы «непонятна». «Понятною» оказывается проповедь светских миссионеров, в которой центр тяжести забот и помышлений оказывается перенесенным, в область чисто мирских, земных интересов. Их «религия» постоянно является как орудие земного благоустройства. О православии постоянно говорится как о религии русского народа. Значение православия показывается постоянно не с его действительно существенной стороны (как истины самодовлеющей и как пути ко спасению души), а со стороны его значения для русского государства, русского общественного строя. У иных православие является в виде каких-то вариаций на мечты евреев о пришествии Мессии. Православие является орудием выработки русского (непременно русского) «всечеловека», который воплотит в себя стремления всех народов и приведет их к какому-то «тысячелетнему царству», под своим, конечно, главенством. У иных еще — «национализм» религии исчезает, но только для того, чтоб уступить место космополитическим социальным мечтаниям то в прогрессивном, то в реакционном духе. У иных заметно — разочарование в социальной жизни, но опять лишь для того, чтоб уступить место заботе, как лучше прожить на земле без страдания. Везде и повсюду — интерес земной и временный заслоняет собою интерес религиозный и вечный. Без сомнения — религия имеет огромное влияние и отражение на всех «земных» делах. Но важен исходный пункт, центральный интерес. Важно то, к земной ли заботе подходим мы с точками зрения, данными абсолютною истиной религии, или наоборот — из-за земного попечения стремимся так или иначе определить религиозную истину? Одни — землю подчиняют небу; другие — небо земле. Противоположность коренная. Духовенство, проникнутое православным миросозерцанием, не было обмануто тем, что внерелигиозная сущность прикрывалась религиозною терминологией[11].

Одно из последствий сужения наших представлений о церковной идее составляет то обстоятельство, что в наше миросозерцание, а затем и в практику жизни, теперь врывается все в более ненормально расширенной степени одно из могущественнейших «мирских» попечений — именно о строе социальном. При всей важности и даже высоте своей, идея социальная, в действительности, ниже церковной по своему содержанию и мировому значению. Фактически же социальная идея начинает затушевывать в умах идею церковную, и даже являются тенденции испоместить идею религиозную в среду социальную, обществом поглотить Церковь.

Человеческое общество, как мировое явление, чарует умы своей силой, стройностью, благодетельностью. На социальную среду переносится почти религиозное благоговение. «Жить для общества», «жить общественными интересами» — это для множества лучших людей нашего времени не пустые слова, а выражение наиболее великого их нравственного содержания, за которое они готовы отдать жизнь, ибо без него их жизнь была бы пустой и бессмысленной. Церковная же идея потускнела в умах.

Что значит жить для общества — всякому кажется понятным. Понятным кажется и вопрос, как в этом служении поместить свои силы. Но что значит жить для Церкви? Значит ли это сделаться по малой мере псаломщиком? Или чиновником духовного ведомства? Жизнь церковная начинает казаться лишь каким-то специальным уголком человеческой жизни, средой «удовлетворения религиозных потребностей», подобно тому как есть учреждения для удовлетворения эстетических потребностей и т. д.

Это затирание церковной идеи общественною составляет явление крайне вредное и опасное для личности и человечества. Это — обман, стремящийся отвлечь нас от наиболее высокой жизни и погрузить в относительно низкую. Это обман, стремящийся задушить высшую жизнь, подчинив ее низшей, и заглушить в нас, людях, источник нашей истинной силы»[12].

Протопресвитер Михаил Помазанский:

Можно ли требовать от Церкви социальной программы, совета миру, равнодушному к вопросу благодатного спасения, миру, фактически находящемуся вне Церкви,- как поделить имущество или в каком порядке им владеть? Не должна ли она на просьбу рабочего: „Скажи брату моему, чтобы поделил со мной наследство“, ответить словами Христовыми: „Кто Меня поставил судить или делить вас?“ (Лк. 12:14).

И разве иначе может быть? Разве общественные экономические вопросы решаются добрым желанием или нравственными предписаниями? Всякое экономическое состояние — не результат ли определенных законов экономического развития общества?

И если, действительно, можно создать новый социальный строй, оправдываемый научно и психологически, и провести его без нарушения заповедей Божиих, без насилия, то разве Церковь его не благословит, не поддержит, не будет ему покровительствовать? Дело христиан — смягчать жестокость взаимных отношений людей в каких бы то ни было экономических условиях. Церковь поддерживает все, в чем видит приближение к христианским отношениям людей. Не будучи в состоянии изменить условия, она всегда звала одних к милости, других к терпению, богатых к самоограничению, к бедным шла с материальной помощью. Она борется с насилием — физическим и духовным — при какой угодно экономической и социальной системе. Оружие этой борьбы может быть только одно: деятельная любовь [13].
В области государственных и социальных форм Церковь на вопрос мира о том, как наилучше поделить блага жизни вне принципа деятельной любви, среди людей равнодушных в массе к Церкви, отвечает словами Господа: Кто поставил Меня судить или делить вас?»[13].
Православная Церковь не вырабатывает своих собственных христианских социальных программ, не бросается в гущу социальной борьбы за „лучшее будущее“, а остается в стороне от современных планов и движений: это не простая пассивность, не инертность, а выражение принципиальной установки Церкви, следующей преданию древней Церкви. Итак, Церковь не занимается социальными вопросами и устраняет вопрос о собственности, как праздный с религиозной точки зрения [13].

архиеп. Аверкий (Таушев):

Эта подтачивающая, как червь, исконное подлинно-христианское мировоззрение нео-хилиастическая ересь ставит себе задачей отвлечь мысли современных христиан от неба, от будущей вечной жизни и приковать их к земле. Поэтому для последователей нео-хилиазма ненавистно и нестерпимо напоминание о происходящем в мире процессе отступления, о явлении антихриста, о Втором Пришествии Христове, о кончине мира, о Страшном Суде и о вечных адских муках, ожидающих нераскаянных грешников.

Ничего этого они не хотели бы слышать, ибо это мешает им жить. По их собственному признанию, это их приводит в уныние, «подсекает им крылья», парализует энергию и волю к жизни и деятельности. Понимая христианскую деятельность чисто-внешним образом, как работу, направленную на «устроение» Царства Божия на земле, они не представляют себе, как можно трудиться иначе, да «и вообще зачем над чем-то трудиться, если скоро всему придет конец».

представители

Фелисите Робер де Ламенне, Фредерик Морис, Уолтер Раушенбуш, о. Сергий Булгаков, Анри де Любак, Николай Неплюев, митр. Никодим (Ротов), Мартин Лютер Кинг, Уолтер Раушенбуш, Георгий Федотов, Василий Экземплярский.

организации

Благотворительный фонд имени святителя Григория Богослова;
Всемирный русский народный собор
Даниловцы (движение);
Диакония Благотворительный фонд
Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.
YMCA
Маяк (общество)
Православное дело (объединение) (объединение)
Русское студенческое христианское движение
Синдесмос
Экуменический совет молодежи Европы

основные труды

события


см. также

источники

  •  Боровой, Виталий о. Социальная проблематика в русском богословии // Журнал Московской Патриархии. 1987. № 9.
  •  Боровой, Виталий о. Требования и уместность богословия по отношению к социальным революциям нашего времени // Журнал Московской Патриархии. 1966. № 9.
  •  Федотов Г. П. Социальное значение христианства. — Paris: YMCA-Press, 1933.
  •  де Лобье, Патрик. Социальная доктрина Католической Церкви. Опыт воплощения христианского идеала. = Laubier, Patrick de (1984). La pensée sociale de l'Eglise catholique. Un idéal historique de Léon XIII à Jean Paul II. / Предисл. кардинала Р. Эчегарая. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. — 254 с.
  • Забаев И. В. Основные категории хозяйственной этики современного русского православия. Социологический анализ. Под ред. Ковалевой М. Москва: ПСТГУ, 2012.
  •  Филипп (Симонов), о. Церковь - общество - хозяйство. — М.: Наука, 2005.
  •  Belopopsky, Alexander. Orthodox Diakonia. The paper presented at the conference on the Social Witness and Service of Orthodox Churches. - The Lay Academy in the New Valamo monastery, Finland, April 30 - May 5, 2004 // Круглый стол по религиозному образованию и диаконии. - 2004.
  •  Rauschenbusch, Walter. A Theology For The Social Gospel. — New York: Abingdon Press, 1917.
  •  Rauschenbusch, Walter. Christianity And The Social Crisis. — London: Macmillan, 1920.
  •  Orthodox theology and diakonia. Trends and prospects. Essays i n honor of His Eminence Archbishop Iakovos on the occasion of his seventieth birthday. — Brookline, Mass.: Hellenic College Press, 1981. (Сборник статей в честь архиеп. Иакова с участием о. Александра Шмемана и др.)


Сноски


  1. Климов, Димитрий о. Церковь как собес // Православие и мир. 05.09.2016.
  2. Молодежная Божественная литургия // Гомельская епархия Русской Православной Церкви. 08.09.2016.
  3. Социальная литургия // Православная Камчатка. 26.08.2016
  4. 4,0 4,1 Козлов, Максим о. Стройными рядами – на помощь ближнему // Православие и мир. 13.09.2016.
  5. В сквере у Храма Христа спасителя открылась детская площадка // Центральный административный округ. - 2016 - 14 октября. – Дата обращения: 9.12.2016.
  6. В одном из храмов Петровска установили специальные подсвечники для детей // Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии. - 2017. - 13 февраля. - Дата обращения: 25.02.2017.
  7. Патриарх Кирилл впервые отслужит Литургию для глухих // Православие и мир. 20.09.2016.
  8.  Эчегарай, Роже. Предисловие // де Лобье, Патрик. Социальная доктрина Католической Церкви. Опыт воплощения христианского идеала.. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. — С. 7. — 254 с.
  9. 9,0 9,1 9,2  де Лобье, Патрик. Социальная доктрина Католической Церкви. Опыт воплощения христианского идеала. = Laubier, Patrick de (1984). La pensée sociale de l'Eglise catholique. Un idéal historique de Léon XIII à Jean Paul II. / Предисл. кардинала Р. Эчегарая. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. — 254 с.
  10.  Игнатий (Брянчанинов), св. Послание от 17 января 1859 года. В Кавказскую Духовную Консисторию // Полное собрание творений. В 8-и т. — М.: Паломник, 2006. — Т. 2. — С. 394-395.
  11.  Тихомиров Л. А. Духовенство и общество в современном религиозном движении // Христианство и политика. — М. - Калуга: ГУП «Облиздат»; ТОО «Алир», 2002. — С. 25-26.
  12.  Тихомиров Л. А. Личность, общество и Церковь // Христианство и политика. — М. - Калуга: ГУП «Облиздат»; ТОО «Алир», 2002. — С. 53-54.
  13. 13,0 13,1 13,2 Помазанский, Михаил о. О взгляде Православной Церкви на собственность // Антимодернизм.ру. http://antimodern.ru/property/ 27.05.2009