Отрицательное христианство

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Данная статья является незавершенной и находится в процессе доработки.

мироотрицающее иррационалистические лжехристианство. Атеизм, разновидность пессимистического гнозиса.

Под видом крайней ревности проповедуется крайнее равнодушие, под видом неотмирности проповедуется мироотрицание, под видом возвышенной морали проповедуется аморализм.

В отрицательном христианстве акосмическое прельщение вовлекает адепта во вторую реальность гностических идеологий.

отрицательное и положительное христианство

Отрицательное христианство находится в диалогических отношениях с положительным. Суть этого диалога в том, чтобы полностью исключить для адептов положительного и отрицательного христианства любое соприкосновение с Христианством как религией спасения.

патологическая речь

Отрицательное христианство порождает специфическую патологическую речь.

Для отрицательного христианства характерно толкование притчи о блудном сыне, в котором Церковь отождествляется со старшим братом:

Перед нами Отец, — но как жутко, что так часто рядом с Ним стоит каменный, черствый, как будто умерший душой старший сын, который всегда был в доме отца, а теперь не хочет принимать чужого[1].
Отдалившиеся же от духа православия (конкретно имеется в виду Русская Зарубежная Церковь и ее антиэкуменизм. - Ред.) воспринимают свою «православность» именно так, как понимал свое сыновство Старший Брат в евангельской Притче о Блудном Сыне. Чувствуя свое «старшинство», они зазирают сперва нехристиан, потом «не таких как они» христиан, и, наконец, кончают осуждением всех православных, которые не принадлежат к их малой группировке…[2]

темы

отсутствующий Бог
У нас тенденция приписывать Богу не свойственные Ему действия, активные свойства, которых Он не употребляет: будто все — дело Божие. В Англии можно застраховаться от того, другого, третьего, четвертого, а потом идет графа, что страховое общество берет — или не берет — на себя ответственность за acts of God, а именно — землетрясение, пожар, молнию, то есть такие пакости, которых человек не сделает. Меня это всегда шокирует, но такой подход очень характерен: значит, Бог наслал: «Ах ты! Вот тебе молния, вот тебе пожар!»[3]

— митр. Антоний Сурожский

Если Бог действительно сделал человека свободным, то есть способным ответственно принимать решения, которые отзываются в жизни поступками, то Бог уже не имеет права в эту свободу вторгаться насильно. Он может войти в жизнь, но — на равных правах; вот как Христос стал человеком и от этого умер на кресте: да, это я понимаю. Если же Он вторгался бы в жизнь в качестве Бога, то есть со всем Своим всемогуществом, всеведением и т. д., получилось бы так, что земной злодей, который Богом же одарен свободой, в тот момент, когда он ошибочно, не так пользуется этой свободой, стал бы жертвой Божественного гнева, то есть он был бы просто изничтожен, убит. А еще хуже: человек только успел задумать какой-нибудь неправый поступок — Бог его тут же уничтожил бы, потому что Бог знает, что в будущем случится. И все человечество жило бы, одаренное этой проклятой свободой, под вечным страхом: ой, промелькнула злая мысль — сейчас кара придет на меня... Ой, мне захотелось чего-то не того — что сейчас будет?... Это был бы чудовище, а не Бог, Он был бы из злодеев злодей[4].

— митр. Антоний Сурожский

Божественное Ничто

Согласно о. Киприану (Керну), все варианты апофатического богословия - от Платона, Филона и Плотина до св. Григория (Паламы) - «приходят к тому же в своем богословствовании, то есть к „Божественному Ничто“. Различны только пути, дополняющие один другой. В первом случае не делается никаких выводов из непостижимости Божества. Во втором с апофатическим богословием связан огромный мистический опыт. К апофатике подходят не логическим путем, а по собственному опыту мистических озарений»[5].

мыслеформы

Прыжок в ничто.

штампы

РискХристианство - религия поражения.

афоризмы

разновидности

представители

митр. Антоний (Блум), Николай Бердяев, Симона Вейль, о. Киприан (Керн), Серен Кьеркегор, Владимир Лосский, Семен Франк

источники



Сноски


  1.  митр. Антоний Сурожский. О блудном сыне // Проповеди и беседы. — М.: Либрис, 1991. — С. 18.
  2. Иоанн (Шаховской), архиеп. Пневматология единства // Вестник РСХД. – 1961. – Вып. III-IV. № 62-63. – С. 41.
  3.  Антоний (Блум), митр. Вопрошание и сомнение (1990 г.) // Труды. — 2-е изд. — М.: Практика, 2012. — Т. Кн. 1. — С. 189. — 1112 с. — ISBN 978-5-89816-114-9.
  4.  Антоний (Блум), митр. Диалог верующего с неверующим // Беседы о вере и Церкви. — М.: СП Интербук, 1991. — 34 с.
  5.  Киприан (Керн), о. Антропология св. Григория Паламы. — Paris: YMCA-Press, 1950. — С. 277.