Демонизм

Материал из Два града
(перенаправлено с «Одержимость»)
Перейти к: навигация, поиск

одержимость - 1) актуальное всемогущество человека, которое сводится к тому, что человек может сделать с самим собой и с другими всё, что захочет; 2) социальный сатанизм; 3) исповедание веры в то, что зло может вести к добру.

определение

Мир, создаваемый человеческим воображением, есть театр, цирк, обман, демоническое притворство, энергично выдающее себя за мир истинный.

Демонизм, в каком бы виде он ни представлялся, есть бунт тварей против Единого Бога, Творца и Зиждителя. Бесовская одержимость вполне реальна, поскольку мир темных сил действительно существует, и любое обращение к нему влечет свои духовные, а не светские, последствия даже для атеиста, романтика или нациста.

актуальное всемогущество

Актуальное всемогущество является проявлением абсолютной свободы.

национал-социализм

Для Альфреда Розенберга, «свобода души сама по себе является ценностью, церковные ценности означают только нечто, относящееся к лежащим вне их моментам, будь это Бог, душа или „творение“. Благородство отдельной ориентированной на себя души является, следовательно, самой высшей ценностью; ей одной человек должен служить. Мы, сегодняшние, назовем это самым глубоким корнем идеи чести, которая одновременно является идеей в себе, т.е. без какого-либо отношения к другой ценности. Идею свободы нельзя представить в отрыве от чести, а идею чести - в отрыве от свободы. Душа творит добро сама без какого-либо отношения к Богу, учит Эккехарт, отделяя ее от всего, насколько это вообще можно выразить словами. При этом мастер Эккехарт выступает не как восторженный мечтатель, а как творец новой религии, нашей религии, освобожденной от чуждой сущности, которая пришла к нам через Сирию, Египет и Рим»[1]:175.

марксизм

В марксизме речь идет об актуальном всемогуществе партии:

«Наш опыт, опыт строителей коммунистического общества, уже полностью показал, что возможности роста сил СССР неограниченно велики» (Вячеслав Молотов)[2]:3.
«Мы с новыми, свежими силами можем бодро смотреть на наше будущее, потому что как никогда мы имеем в стране сплоченность и морально-политическое единство нашего многонационального народа, потому что мы имеем всепобеждающую партию большевиков, не знающую преград на своем пути, и убежденную в правоте своего дела. Мы можем смело и бодро шагать вперед к окончательной победе коммунизма, потому что нас ведет великий продолжатель дела Ленина - наш Сталин! Ура, товарищи!» (Андреев)[2]:121.

Эпитет «непобедимая» стереотипно применяется к Красной армии, а «всепобеждающий» - к Иосифу Сталину:

«Это единство и воля к победе были заложены еще в те дни, когда полчища белогвардейцев и интервентов, угрожая всей стране и пролетарской революции, пытались затянуть петлю на подступах к Красному Вердену - к Царицыну и были разгромлены непобедимой и славной Красной Армией советского народа под водительством маршала этой армии - Климента Ефремовича Ворошилова и великого полководца и стратега пролетарской революции - всепобеждающего Сталина»[2]:228.

Всемогущими оказываются трудящиеся массы вообще:

«Народ есть неиссякаемый источник энергии, единственно способный претворить все возможное — в необходимое, все мечты — в действительность»[3].

Абсолютная свобода личности наиболее ясно выражается в богоборчестве:

Философия разума, как таковая, всегда будет тянуть в сторону индийского» или поклоняющегося материи монизма.

Этим взглядам противостоит религиозная душа Запада, на этот раз в согласии с учением Иисуса: утверждение вечной личности против всего мира. Она появляется в единственном своем воплощении из неизвестности, которая лишь иногда в часы внутреннего подъема возникает в нас как тень воспоминания; она должна здесь на земле выполнить неизвестное задание, разрядиться и снова вернуться к своей первоначальной сущности. Каждая личность - это единство без конца, это - религиозная воля в противоположность философскому монизму. Монада находится одна во вселенной, она возвращается к тому, что на языке религии она называет «отцом». То, что с философской точки зрения пробуждает сопротивление, есть религиозное переживание[1]:285.

Классическое исповедание демонизма звучит у И. В. Гете примерно так: «Меня всюду сопровождает демон, и он говорит мне, что делать, и доводит до завершения все мои начинания».

«Судьба человека зависит от его затемнения или просветления. Нам необходимо, чтоб нас ежедневно вел на поводу демон, и говорил нам, что делать, и побуждал нас на дело»[4]:58.

«Чем выше человек,- сказал Гете,- тем более он находится под влиянием демонов, и ему приходится быть всегда на стороже, чтоб его руководящая воля не сбилась с пути»[4]:158.

Демоническое проявляется только в положительном творчестве:

- Нет ли в Мефистофеле демонических черт?- спросил я.
- Нет,- отвечал Гете,- Мефистофель чересчур отрицательное существо; демоническое проявляется только в совершенно положительной энергии[4]:331–332.

Для Гете его «демон» был мифом, и великий поэт не верил ни в какую иную реальность, кроме мира сего и второй реальности, рожденной его воображением. Таким образом, за демонической терминологией скрывается атеистическое языческое мировоззрение, где человек свободно творит свой мир.

«Фауст» Гете является совершенным гимном этому демонизму Нового времени. Достижения Фауста велики, но столь же велики и его грехи и ущерб от его благодеяний, что воплощается в фигуре Евфориона, то есть Наполеона-разрушителя и саморазрушителя.

социальный сатанизм

См. основную статью Социальный сатанизм

Противниками Христианской Церкви и христианского государства являются служители тотального зла и проповедники общественно утверждаемой лжи, то есть социальные сатанисты.

вера в то, что зло ведет к добру

Вера в то, что злое или несовершенное может вести к благу и совершенству, пронизывает религию самоспасения и встречается в формах аморализма, декадентской морали, убеждения, что ничто не плохо само по себе, в масс-культурной слепоте, технологическом сомнамбулизме и т. п.

Мысль о том, что через зло и недостаток можно придти к какому-то благу и совершенству, есть гностическое извращение Христианства, против которого писал Апостол Павел: «Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых» (Рим. 3:8).

Творение человеком своего мира не «хорошо весьма» (Быт. 1:31), а напротив. «Помышление сердца человеческого – зло от юности его» (Быт. 8:21), дела человеческие несовершенны и тленны, и в конечном счете обречены на сожжение (2 Петр. 3:10).

Человеческая энергия далеко не заслуживает быть уравнена с Божией благодатью. Это не благодать, которая дарует только совершенное и неизменное благо, а безликая энергия неизвестного происхождения. Благодать не озадачивает человека и не ставит его в тупик, но и не открывает перед ним путь к Богообщению любыми средствами, а только Божественными и благодатными же.

В лжемиссионерстве зло ведет к добру:

«От любого неформальства, любого бунта путь ко Христу самый прямой»[5]; «Для поколений русских людей XX века рок-музыка явилась детоводителем ко Христу»[6]; «От свободы, которая звучала в рок-музыке, мы начали востекать к высшей свободе – свободе Христианства. Той свободе, которую Христос принес на землю» [7].

Не только контркультура в целом, но и Борис Гребенщиков «сколько людей через свою музыку к Богу привел – чуть не больше, чем рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда»!»[8].

Как и в любой идеологии зло здесь служит добру, чем извиняются любые ошибки:

«Если Вы взялись быть миссионером, то надо быть мужиком!.. Назвался миссионер, полезай в кузов! Без ошибок в большом деле тоже не бывает»[9].

«Где и когда я нарушил какие-либо догматы или преступил православное предание в своих обращениях к молодым людям?» — спрашивает о. Сергий (Рыбко), - «Да, возможно, где-то я ошибся в словах, но кто не согрешает в слове, тот человек совершенный (Иак. 3:2), а я вовсе на такого не претендую»[10].

демоническая закрытость

Демоническая закрытость души от реальности первой во второй придает человеку веру в собственные силы, она по-своему защищает человека – защищает от вразумлений со стороны Бога и Церкви. В результате человек упорно творит великие дела, что считается гностической добродетелью. Зато человеком овладевают чуждые, непонятные ему и неподвластные силы.

Он начинает бессознательно подчиняться светской мистике времени, как, например у Владимира Эрна:

«Время славянофильствует... славянофильствует время, а не люди, славянофильствуют события, а не писатели, славянофильствует сама внезапно заговорившая жизнь, а не „серая теория“ каких-нибудь отвлеченных построений и рассуждений... время славянофильствует в том смысле, что русская идея всечеловечности загорается небывалым светом над потоком всемирных событий, что тайный смысл величайших разоблачений и откровений, принесенных ураганом войны, находится в поразительном созвучии и в совершенном ритмическом единстве с всечеловеческими предчувствиями славянофилов»[11].

Дивинизация мирского иерархического порядка власти и подчинения, посюсторонняя закрытость этого порядка и одновременное обезглавливание через отрицание надмирного Бога: все это требует множества предпосылок. Замкнутость общества, основанного на власти и подчинении, требует прежде всего, чтоб такое общество переживалось как сущность с центром существования внутри себя самого. Естественным центром кристаллизации отдельного, посюстороннего, сакрально-политического общества в первоначальный период было естественное кровное родство его членов[12]:44.

У Гоббса

новое общество является замкнутым космосом не только в смысле политической власти, оно закрыто также и духовно, потому что правитель, монарх это или парламент, имеет право судить о том, какие мнения и учения пригодны для поддержания и развития единства общества. Такой суверен решает, кому именно позволено выступать публично и он имеет право подвергать цензуре любой печатный материал[12]:55.

Монументальным основание новой посюсторонности (new inner-worldliness), которое было построено уже в эпоху позднего Средневековья, является познание мира как собрания опытно познаваемых фактов обо всех стадиях развития и как знания о всех существенных и причинно-следственных контекстах. Познание пространства и времени, земли и людей, которые на ней обитают, их истории и интеллектуальных особенностей, растений и животных, человека как тела и как души, его исторического существования и и его способности познания, жизни его души и его желаний, составляет полноту нового понимания мира и вытесняет познание Божественного миропорядка в тень и за пределы знания вообще[12]:59-60.

Я — бог таинственного мира,
Весь мир в одних моих мечтах.
Не сотворю себе кумира
Ни на земле, ни в небесах.
Моей божественной природы
Я не открою никому.
Тружусь, как раб, а для свободы
Зову я ночь, покой и тьму[13].

— Федор Сологуб

см. также

лозунги

источники



Сноски


  1. 1,0 1,1  Розенберг, Альфред. Миф XX века. Оценка духовно-интеллектуальной борьбы фигур нашего времени. — Таллинн: Shildex, 1998.
  2. 2,0 2,1 2,2 XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 10 - 21 марта 1939 г. Стенографический отчет. — М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1939.
  3.  Горький, Алексей. О цинизме // Собрание сочинений: В 30-ти т. — М.: ГИХЛ, 1953. — Т. 24. — С. 5.
  4. 4,0 4,1 4,2  Гете, Иоганн Вольфганг. Разговоры собранные Эккерманом: В 2-х т. — СПб.: А. В. Суворин, 1905. — Т. 2.
  5. Известный миссионер назвал фарисеями тех, кто выступает против проповеди среди рокеров // Интерфакс-Религия. - 2008. - 30 октября.
  6. Рок задает вопросы, Христос отвечает на них // Александрова, Галина. - 2008. - 28 февраля.
  7. Слово игумена Сергия на DP PARTY группы Дирижабль // Александрова, Галина. - 2006. - 11 апреля.
  8. Семь песен о Борисе Гребенщикове // Антимодернизм.ру. - 2012. - 14 ноября.
  9. Сергий (Рыбко), о. Игумен Сергий (Рыбко) лично Валерию Отставных // Александрова, Галина. - 2011.
  10. Сергий (Рыбко), о. Открытое письмо авторам публикаций на сайтах «Антироккульт» и «Антимодернизм.ру» // Александрова, Галина. - 2013.
  11. Эрн В. Ф. Время славянофильствует. М.: тип. т-ва И.Д. Сытина, 1915.
  12. 12,0 12,1 12,2  Voegelin, Eric. The political religions // Modernity without restraint. The collected works of Eric Voegelin / Ed. Manfred Henningsen. — Columbia, Mo, London: Columbia University Press, 2000. — Vol. 5. — 19–74 p. — ISBN 0-8262-1245-X.
  13. Сологуб, Федор. Лазурные горы. Стихотворения // Собрание сочинений в 8-ми т. Т. 7. М.: НПК «Интелвак», 2003. С. 448.