Национал-социализм

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск

Гностическая массовая идеология Нового времени. Разновидность правого модернизма.

Антилиберальная, антимарксистская активистская идеология, отличающаяся от фашизма догматическим национализмом.

Национал-социализм нашел свое выражение в Третьем Рейхе (24 марта 1933 — 23 мая 1945).

влияния

Истоки национал-социализма как национализма с центральным мифом «возрождения нации» обнаруживаются в идеалах Просвещения и полемике с ними, в частности, Иоганна Готфрида Гердера.

Среди прочих влияний: дарвинизм, Рихард Вагнер, Фридрих Ницше, Хьюстон Чемберлен, итальянский фашизм, а также протестантский модернизм «„Миф двадцатого столетия“ Альфреда Розенберга, считающийся основной книгой национал-социалистического мировоззрения, носит столь несомненные черты протестантско-либерального происхождения своего автора» [1].

определение

Возрожденческий супернационализм с «центральным мифом о близком возрождении национального государства, находящегося в состоянии упадка и распада, возрождении к пост-либеральному и определенно антимарксистскому новому порядку. Такая концепция может быть кратко выражена словосочетанием „возрожденческий супернационализм“» [2]:26.

воля к власти

В центре мировоззрения национал-социализма — самовозрождение нации через безосновную волю к такому преображению.

Альфред Розенберг видит в Христианстве «утверждение вечной личности против всего мира... Каждая личность - это единство без конца, это - религиозная воля в противоположность философскому монизму. Монада находится одна во вселенной, она возвращается к тому, что на языке религии она называет „отцом“. То, что с философской точки зрения пробуждает сопротивление, есть религиозное переживание» [3]: 285.

«Главное дело — это желание разгромить врага» (памятная записка Гитлера. октябрь 1939) [4]:205.

«Если есть фатальная убежденность, преобладавшая у Гитлера над всякой другой,- пишет Элиас Канетти о последних днях Третьего Рейха,- то это его вера в победы. Немцы, как только они перестают побеждать,- это уже совсем не его народ, он без особых церемоний отказывает им в праве на жизнь. Они оказались более слабыми, их не жалко, он желает им гибели, которую они заслужили. Если бы они побеждали и дальше, как повелось при его господстве, то были бы в его глазах иным народом. Люди, одержавшие победу,- это иные люди, даже если они те же самые» [5].

расовая нравственность

Расовая природа национал-социалистической идеологии порождает комплекс соответствующих светских добродетелей и грехов.

К добродетелям относится то, что соответствует «нордическому нравственному закону» (nordisches Sittengesetz), который находится в оппозиции юридизму Римского права. В частности, добродетелями объявлены «расовая гордость» (Blutstolz), героизм (Heldentum), стойкость (Stäte) и т. п.

Среди грехов: «вырождение» (Entartung) и все, что относится к «чуждой морали» (Fremdmoral).

мифы

Основным мифом национал-социализма является националистический «миф крови», который соединяет в себе догматический национализм, научную расологию и оккультную веру в «дух народа». «Для Розенберга ариец — это богочеловек, коллективный сверхчеловек. Бог реально присутствует в германской крови и сверхсознание германской нации совпадает с Богом. Это сверхсознание и составляет сущность нации. Германская нация рождается через обожение арийско-нордической расы. Это сверхсознание и есть, согласно Розенбергу, «Царствие Божие внутри вас», что равносильно имманентизации трансцендентного. Этот расизм утверждает, что внутри германской нации находится божественный потенциал, который может быть актуализирован. Целью является соединение с Богом. У арийцев уже существует «первородное родство крови и духа» с Богом и в этом состоит превосходство арийцев перед другими расами. Страх смерти преодолевается в этом мифе через веру в принадлежность к сверхсуществу (нации). Для Розенберга, раса объединяет всех германцев мертвых, живых и еще нерожденных» [6]:219.

миф возрождения

Правая мифология «палингенесии», рождения заново, стала основой национал-социалистического мировоззрения. Это, разумеется, не возрождение для жизни вечной, а посюстороннее замыкание круга времен и событий в духе языческого и романтического «вечного возвращения».

Ведущий специалист в области идеологии фашизма Роджер Гриффин вводит понятие «палингенесии» в свое одностороннее, но улавливающее суть дела определение фашизма с «центральным мифом о близком возрождении национального государства, находящегося в состоянии упадка и распада, возрождении к пост-либеральному и определенно антимарксистскому новому порядку. Такая концепция может быть кратко выражена словосочетанием „возрожденческий супернационализм“» (palingenetic ultranationalism) [2]:26.

Миф возрождения конкурирует со спасением и по существу своему несовместим с ним. Как писал один из вождей неоязыческой и пронацистской «Немецкой веры» Эрнст Бергманн, «христианские чувства греха, вины и покаяния не принадлежат к религиозным чувствам нашей немецкой натуры». «Народ, который хочет обновиться, не может сделать это с помощью идеи спасения, а должен, скорее, осознать это обновление как растущее из психологического центра его собственной народной религии». Бергманн находит основание для своих идей в «христианстве дела» (Tatchristentum), когда пишет, например, что «религия есть труд, а не капитуляция, не пассивное предание себя тому, что происходит с нами под действием благодати, которую преподатели благодати приносят нам из мира иного. Германец, божественно свободный и божественно счастливый, хочет сам воевать за свое благополучие. Нас возвышает борьба, а не благодать» [7].

«Миф XX века» не обещает своим адептам спасение в христианском смысле, а дарует исключительно равенство самому себе, позволяет арийцу стать тем, кем он есть.

Розенберг мечтает о германском нордическом возрождении:

«Я надеюсь, что дискуссия появляющегося нового мира со старыми силами будет расширяться, внедряться во все области жизни и оплодотворенная мысль будет все время рождать новое, близкое по крови, гордое, вплоть до того дня, когда мы будем стоять на пороге исполнения нашей мечты о германской жизни, до того часа, когда все пробивающиеся источники сольются в один великий поток германского нордического возрождения.
Это мечта, достойная изучения и жизни. И это испытание, и эта жизнь уже есть отражение предчувствуемой вечности, таинственной миссии на этом свете, предначертанной нам, чтобы мы стали тем, что мы есть»[3]:15.

Такого рода тавтологические обещания проходят сквозь все сочинение идеолога национал-социализма:

«Этот старо-новый миф приводит в движение и обогащает уже миллионы человеческих душ. Сегодня тысячью языками он говорит, что мы не «кончились в 1800 году», а с возросшим сознанием и взволнованной волей впервые хотим стать самими собой как целый народ: «единый с самим собой», чего добивался Мейстер Экхарт»[3]: 511.

В книге Розенберга мы сталкиваемся с «самосознанием», «самоопределением», «самореализацией», «самоосуществлением», «саморазвитием» и «самоощущением»[6]:213–214.

архаическая ересь

Национал-социализм принадлежит к революционным и одновременно архаизирующим проектам, что является признаком архаической ереси, которая открывает все двери для слияния Христианства с неоязычеством.

Национал-социализм как политическая религия призывает человека стать тем, что он есть, и в таком случае непонятен, революционное или консервативное перед нами мировоззрение. С одной стороны, это призыв к сохранению, к возвращению и возрождению, а с другой – как и в случае с национал-социализмом и фашизмом, призыв к возвращению туда, где ты никогда не был, и к тому, чего никогда не было.

новый человек

В результате «возрождения» (становления человека тем, что он есть) рождается новый человек (Übermensch). «Тот, кто понимает национал-социализм только как политическое движение,— заявлял Гитлер,— почти совсем не разбирается в нем. Он более чем религия: он воля к созданию нового человека» [4]:78.

Новый человек «превосходит время и пространство». Философ-национал-социалист Фридрих Альфред Бек писал в 1944:

«Германская германскость – это метафизическая форма характера, порожденная нордической расовой сущностью, которая проявляется в творческой силе, основанной на героизме личности, при том что личность есть воплощение народной органической сущности в единичном. Такая личность превосходит порядок бытия, обусловленного пространством-временем и причинно-следственными связями, но все равно остается внутри этого порядка, чтобы достичь бесконечной, вечной и свободной жизни как совершенного органического единства национальной концепции своей сущности и формой, которую принимает народная реальность внутри Рейха» [8].

фюрер

Furerprinzip национал-социализма связан как с мифом о новом человеке, так и с мистикой коллектива. И сам гностический коллектив, и фюрер являются в гностицизме объектами веры, где вера в себя переходит в веру в фюрера и обратно.

Новый человек — это и каждый ариец, это и — прежде всего — фюрер, как воплощение «духа нации»:

«Гитлер упрекнул Штрассера, что тот идею ставит выше вождя и вообще «хочет дать каждому члену партии право судить об идее, больше того — право решать, верен ли еще вождь так называемой идее или уже нет. Это — демократия худшего пошиба, и именно у нас ей нет места, — воскликнул он возмущенно. — У нас вождь и идея едины, и каждый член партии должен делать то, что прикажет вождь, воплощающий в себе идею и «единственно знающий ее конечную цель»»[9]:121.

Гитлер утверждал: «У нас вождь и идея едины, и каждый член партии должен делать то, что прикажет вождь, воплощающий в себе идею и единственно знающий ее конечную цель».

Миф о фюрере включает в себя и преодоление всех мифов: «Верховная личность, лидер знает, что все политические и исторические идеи являются мифами. Сам он совершенно свободен от них, он ценит их как приемы, которые стимулируют энтузиазм и вызывают к жизни иррациональные задатки в людях, и в этом смысле мифы — единственная движущая сила политики» [10].

Фюрер — это конкретно и лично Адольф Гитлер, и в то же время это миф о Гитлере, которому поэтому приписываются строго нордические расовые характеристики: «Гитлер блондин с голубыми глазами и следовательно чистый образец арийца-германца» (Richter, Unsere Fuhrer im Lichte der Rassenfrage und Charakterologie)» [11].

мистика времени

Третий рейх

Светская мистика времени, то есть посюсторонняя эсхатология, проявляется в вере национал-социалистов в Тысячелетний рейх и т. п. «Тысячелетнее царство» уже наступило с приходом национал-социалистов к власти.

мистика коллектива

В национал-социализме в политической конкретике режима воплотились антииндивидуализм и мифы о духе народа, возникшие еще в немецком идеализме. Человек настолько связан с нацией, что может обратиться к Богу только через нацию.

Программа НСДАП провозглашает «приоритет общественных интересов над своими личными» и видит в этом средство для выздоровления общественного организма: «Дальнейшее выздоровление нашего народного организма может быть достигнуто путем постоянного оздоровления внутри себя» [12].

Грегор Штрассер заявляет в июне 1932: «Сознательно противопоставляя себя Французской революции, будучи ее антиподом и преодолением, национал-социализм отвергает суесловие об индивидуализме, исказившем внутреннее германское представление о свободе понятием внутреннего экономического беспредела; он отвергает рационализм, учение о разуме, которое готово признавать властителями судеб народа и государства лишь ум и интеллект, а не полнокровную волю и душу человека»[13]:342.

Путь к сверхчеловеку открывается через слияние с нацией. В романе Йозефа Геббельса «Микаэль. Дневник немецкой судьбы» герой становится новым человеком внутри коллектива, когда распадаются границы его личности: «Я более не человек. Я титан. Бог!» Далее Геббельс говорит от имени героя: «Если мы достаточно сильны, чтобы придать форму нашему времени, то прежде мы должны овладеть своей собственной жизнью. Наступает новый завет, завет труда, реализованного в битве, и духа, который есть труд» [14].

мистика пространства

Миф о жизненном пространстве (Lebensraum).

Кровь и почва

сциентизм

Режим национал-социализма в целом следует охарактеризовать как позитивистский. В его основе лежит такое фундаментальное для массовой науки учение как теория эволюции Чарльза Дарвина и Эрнста Геккеля. Здесь наука влияет на идеологию, а идеология – на науку. Так, согласно Гитлеру, идеология национал-социализма была построена на «научной» основе, в частности на дарвинизме, расологии и т. п. [15]. Для Альфреда Розенберга, напротив, идеология руководит научным пониманием, что также имеет место, в частности, в области религиоведения, исследования мифов.

Это не помешало расцвету в национал-социалистической Германии не только массовой науке, но и лженаукам.

особенности пропаганды

Как для марксизма-ленинизма центральным и все объясняющим принципом является политическая тактика, так для национал-социализма таким же принципом является пропаганда.

Для Гитлера «все дело только в политической вере, „вокруг которой кругами вращается весь мир“, программа может быть „насквозь идиотской, источником же веры в нее является твердость, с которой ее отстаивают“. Всего несколько недель спустя он создаст и использует возможность, чтобы объявить старую программу партии, несмотря на все ее ярко выраженные слабости, „не подлежащей изменению“. Именно ее устаревшие, старомодные черты и превращают ее из предмета дискуссии в объект почитания — ведь она должна была не отвечать на вопросы, а придавать энергию; прояснение, считал Гитлер, означало бы только раздробление. А то, что он с неуклонной последовательностью настаивал на тождестве фюрера и идеи, соответствовало, помимо всего прочего, принципу непогрешимого фюрера, принципу не подлежащей изменению программы. „Слепая вера сворачивает горы“, — сказал Гитлер, а один из наперсников коротко сформулировал это так: „Наша программа в двух словах: Адольф Гитлер“» [9]:66.

Для Гитлера «мысль делает убедительной не ее ясность, а доходчивость, не ее истинность, а способность разить: „Любая, в том числе и самая лучшая идея, – заявит он с той не терпящей возражений нечеткостью формулировки, которая была так характерна для него, – становится опасной, если она внушает себе, что является самоцелью, хотя в действительности представляет лишь средство для таковой“»[13]:205.

Отсюда театральность режима в духе синтеза всех искусств, которая должна была символизировать единство и полноту народной жизни. В массовой культуре этому соответствовали такие опыты тотального искусства как тингшпиль и опера (Вагнер).

Альфред Розенберг:

«Я высказываю в отношении всего германского искусства постулат о религиозной отправной точке и религиозной подоплеке, что я при помощи Вагнера объясняю, что произведение искусства является живым воплощением религии»[3]: 6.

Высочайшим достижением национал-социалистической пропаганды является фильм «Триумф воли».

Среди тем пропаганды: фигура Хорста Весселя, который стал архетипическим героем национал-социализма, «Неизвестный штурмовик» (Der Unbekannte S.A.-Mann), «возрождение и возвращение» и др. Все они так или иначе были инициированы газетой Геббельса «Der Angriff» [16].

светский культ

Как отмечает Тейлор, светский политический ритуал должен рассматриваться как центральный компонент национал-социалистического мировоззрения национал-социализма, которое вполне сознательно искало своего воплощения в «таинствах», в мифе и символе [17]. Само мировоззрение толкало национал-социализм к созданию светского культа, как формы самовыражения.

«священная история»

Heilzgengeschichte

священные времена

  1. Праздники годового круга;
  2. утренние ритуалы (Morgenfeiern);
  3. праздники жизни (Lebensfeiern).

праздники годового круга

Годовой круг (Jahreslauf) национал-социалистических праздников включал в себя:

  • Основание партийной программы - 24 февраля
  • День рождения Гитлера - 20 апреля
  • Мюнхенские торжества в честь путча - 9 ноября
  • День партии (Reichsparteitag).

К этому годовому кругу присоединялись христианские, национальные и социалистические праздники, которые переоформлялись в антихристианском, антинациональном и антисоциалистическом смысле:

  • День памяти погибших в Первой мировой войне - 16 марта
  • День трудящихся - 1 мая
  • День матери (Muttertag) - 3-е воскресенье мая
  • Пасха
  • Пятидесятница
  • День благодарения (Erntedankfest) - 1-е воскресение после Михайлова дня (29 сентября)
  • Рождество - 25 декабря
Мюнхенские торжества

Момент мистического возрождения немецкой нации наступил во время Пивного путча 9 ноября 1923. В неудавшейся попытке нацистов захватить власть при перестрелке с полицией в Мюнхене погибли 16 боевиков. Это и стало в национал-социалистической мифологии началом «новой эры», освященной человеческими жертвами. Говоря словами поэта-нациста Герберта Беме, «земля умерла вместе с вами, с вашей славой началась наша жизнь» [18].

Вокруг этого события был построен развернутый ритуал, в центре которого был сам Гитлер, в одиночестве медитирующий над гробами нацистов.

тингшпиль

священные предметы

Знамя крови (Blutfahne).

патологическая речь

В главе «Майн Кампф» под названием «Об искусстве чтения» Гитлер сообщает, что он понимает под «„чтением“ нечто совсем другое, чем большинство нашей так называемой „интеллигенции“»:

Ведь и чтение не является самоцелью, а только средством к цели. Чтение имеет целью помочь человеку получить знания в том направлении, какое определяется его способностями и его целеустремлением. Чтение дает человеку в руки те инструменты, которые нужны ему для его профессии, независимо от того, идет ли речь о простой борьбе за существование или об удовлетворении более высокого назначения. Но с другой стороны, чтение должно помочь человеку составить себе общее миросозерцание. Во всех случаях одинаково необходимо, чтобы содержание прочитанного не откладывалось в мозгу в порядке оглавления книги. Задача состоит не в том, чтобы обременять свою память определенным количеством книг. Надо добиваться того, чтобы в рамках общего мировоззрения мозаика книг находила себе соответствующее место в умственном багаже человека и помогала ему укреплять и расширять свое миросозерцание.

устойчивые формы

штампы

Борьба • Фюрер.

положительное христианство

См. основную статью Положительное христианство

В области религии национал-социализм поддерживает вместо Христианства положительное христианство. В 1920 в своей программе национал-социалисты заявили: «Мы требуем свободы всем религиозным вероисповеданиям в государстве, если они не угрожают его целостности или не оскорбляют нравственных чувств и морали германской расы. Партия, как таковая, представляет точку зрения позитивного христианства без того, чтобы привязывать себя к определенному вероисповеданию».

Согласно Розенбергу, «отрицательная и положительная формы христианства издавна были в состоянии войны и еще более ожесточенно борются именно в наши дни. Отрицательная опирается на свои сирийско-этрусские традиции, абстрактные догмы и древние священные обычаи, положительная снова пробуждает силы нордической крови, сознательно, как когда-то первые германцы вторглись в Италию и подарили захиревшей стране новую жизнь» [3]: 61.

Положительное христианство определенно имеет антихристианский смысл: «„Христианские“ Церкви - это чудовищная, сознательная и бессознательная фальсификация простой, радостной миссии Царства Небесного внутри нас, Сына Божиего, службы добру и пламенной защиты от зла»[3]: 443.

«арийский Иисус»

Уже на уровне предтеч — Хьюстона Чемберлена, например, - национал-социалистическая идеология исповедовала учение об «арийском Иисусе» [19].

Характерной фигурой является католический модернист Карл Адам, у которого пересмотр учения Церкви сочетался с публичной поддержкой прихода Гитлера к власти. В 1939 Карл Адам призывал к более тесному слиянию католицизма с национал-социализмом, а после войны стал одним из влиятельных экуменистов.

коллаборационизм

Как и всякая другая гностическая идеология, национал-социализм побуждает к разнообразным формам компромисса, в случае национал-социализма: Gleichschaltung.

Один из преподавателей Парижского богословского института (история новой философии и нравственное богословие), Борис Вышеславцев во время оккупации «сотрудничал с немцами; ездил по странам русского рассеяния и что-то проповедовал относительно „нового порядка“. Умер этот „рыцарь без страха и упрека“ в Швейцарии, не решаясь вернуться в Париж и предстать перед французским судом» [20].

Национал-социалистов поддержали и Дмитрий Мережковский с Зинаидой Гиппиус, и архиеп. Иоанн (Шаховской), который в статье «Близок час» в парижской газете «Новое Слово» от 29 июня 1941 приветствовал вторжение Гитлера в СССР. К кругу знакомств о. Александра Шмемана и других послевоенных модернистов принадлежал и известный коллаборационист Борис Филиппов (настоящее имя: Борис Андреевич Филистинский).

Владимир Ильин сотрудничал в русской коллаборационистской прессе, а Борис Ширяев был капитаном РОА и крупным пропагандистом на оккупированных нацистами территориях.

движение литургического обновления

Особенно ярким примером коллаборационизма становится католический монастырь Мария Лаах, центр международного движения литургического обновления. Уже в 1920-е монастырь становится центром «правого», а затем и откровенно пронацистского католицизма. Руководство монастыря, и в частности Гервеген и Казель, приветствовало приход национал-социалистов к власти в 1933. Сам настоятель Ильдефонс Гервеген оказывал поддержку национал-социалистам, которая в сатирическом ключе отражена в повести Генриха Бёлля «Бильярд в половине десятого», а в последнее время нашла свое подтверждение в исследовании Марцеля Альберта [21].

рейхстеология

В национал-социалистической Германии католическими теологами разрабатывалась «рейхстеология» как мост между католицизмом и национал-социализмом.

представители

Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс, Альфред Розенберг, Хьюстон Чемберлен

основные сочинения

  • Хьюстон Чемберлен. «Основы XIX века» (Die Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts) (1899)

Розенберг Альфред. «Миф двадцатого века» (Der Mythus des 20. Jahrhunderts) (1930)

см. также

источники

См. основную статью Национал-социализм (библиография)



Сноски


  1.  Нольте Эрнст. Фашизм в его эпохе. Аксьон франсэз. Итальянский фашизм. Национал-социализм / Пер. А. И. Федорова. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001. — С. 45.
  2. 2,0 2,1  Griffin, Roger. A fascist century. — Basingstoke, New York: Palgrave Macmillan, 2008.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 3,5  Розенберг, Альфред. Миф XX века. Оценка духовно-интеллектуальной борьбы фигур нашего времени. — Таллинн: Shildex, 1998.
  4. 4,0 4,1  Фест, Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 3.
  5.  Канетти, Элиас. Гитлер по Шпееру // Человек нашего столетия. Художественная публицистика. — М.: Прогресс, 1990. — С. 75.
  6. 6,0 6,1  Barsch, Claus-Ekkehard. Alfred Rosenberg’s Mythus des 20. Jahrhunderts as political religion. The ‘kingdom of heaven within us’ as a foundation of German national racial identity // Totalitarianism and political religions. Concepts for the comparison of dictatorships. — London, New York: Routledge, 2007.
  7. цит. по  Poewe, Karla O. New religions and the Nazis. — N. Y.: Routledge, 2006. — P. 66.
  8.  Mees, Bernard. The science of the swastika. — Budapest, New York: Central European University Press, 2008. — P. 84.
  9. 9,0 9,1  Фест, Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 2.
  10.  Mannheim, Karl. Ideology and Utopia: An Introduction to the Sociology of Knowledge. — New York; Inc London: Harcourt, Brace & Co.; Routledge & Kegan Paul Ltd., 1954. — P. 122-123.
  11.  Fest, Joachim. The face of the Third Reich. — London: Penguin, 1979.
  12. 24-й пункт Программы НСДАП. 1920
  13. 13,0 13,1  Фест, Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т / Пер. А. А. Федорова. — Пермь: Культурный центр «Алетейа», 1993. — Т. 1.
  14. цит. по  Griffin, Roger. A fascist century. — Basingstoke, New York: Palgrave Macmillan, 2008. — P. 17.
  15. см.  Mees, Bernard. The science of the swastika. — Budapest, New York: Central European University Press, 2008. — P. 113.
  16.  Welch, David. The Third Reich. Politics and propaganda. — New York: Routledge, 2007. — P. 13.
  17. Taylor, Simon. Symbol and ritual under National Socialism // British Journal of Sociology. 1981. № 4. P. 505
  18. цит. Taylor, Simon. Symbol and ritual under National Socialism // British Journal of Sociology. 1981. № 4. P. 511
  19. Machen J. Gresham. Review: Mensch und Gott, 1921 // The Princeton Theological Review. 1922. P. 327–329
  20.  Яновский, Василий. Поля Елисейские. Книга памяти. — СПб.: Пушкинский фонд, 1993. — С. 167–168.
  21.  Albert, Marcel. Die Benediktinerabtei Maria Laach und der Nationalsozialismus. — Paderborn: F. Schöningh, 2004.