Моральный кодекс строителя коммунизма

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Моральный кодекс строителя коммунизма
Mksk01.jpg
Период: эпоха развитого социализма
Тип: гностический коран
Направление: марксизм
Патологическая речь

гностический коран, свод принципов марксистской морали, вошедших в текст третьей Программы КПСС, принятой XXII съездом (1961).

основные положения

В целом Моральный кодекс преследует утопическую цель: революцию как самопреображение старого человека в нового человека, сознательного и активного борца за коммунизм, всесторонне развитого человека, свободного от пороков и пережитков старого общества[1].

Ведущим принципом Морального кодекса является «преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма». Среди других идеологических принципов, присущих массовым гностическим идеологиям, в Моральном кодексе нашли отражение: глобализм (интернационализм), коллективизм, ненависть к порокам «старого мира», непримиримость к врагам коммунизма.

Моральный кодекс привязан к утопической идее об отмирании государства: «Кодекс рожден самой эпохой строительства коммунизма, когда в обществе все больше возрастает и расширяется сфера действия нравственности и сокращается сфера действия административного регулирования отношений между людьми».

Все указанные цели достижимы только с помощью полного переворота в обществе и в душе человека. Революционная суть марксизма выражается в заповедях Морального кодекса, предписывающих ненависть и непримиримость к врагам коммунизма.

Моральный кодекс отмечен определенной враждой к Христианству, которое фигурирует в качестве «жестоких и циничных заповедей эксплуататорских классов». Заповедям Христа, которые разделяют людей на верующих и неверующих, праведных и неправедных, в Моральном кодексе противопоставлены «принципы коллективизма и гуманизма, выраженные в словах: „…каждый за всех, все за одного“, „…человек человеку — друг, товарищ и брат“».

Согласно Владимиру Ленину, на положения которого опирались коммунистические моралисты хрущевской эпохи, большевики «отрицают мораль, отрицают нравственность в том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений Бога… Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов ра­бочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов. Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата» [2].

Моральный кодекс является отдаленным потомком идей эпохи Просвещения, когда заповеди разума и новой всечеловеческой морали должны были заместить Христианские заповеди, хранимые Церковью. Так, Жан-Жак Руссо «хотел бы, чтобы в каждом государстве существовал моральный кодекс, нечто вроде исповедания гражданской веры, которое содержало в положительной форме те общественные максимы, которые всякий должен признавать, и в отрицательной форме нетерпимые максимы, которые следует отвергать не как безбожные, а как мятежные».

Сочинители Морального кодекса считали, что придали ему религиозную окраску. По свидетельству Федора Бурлацкого, Моральный кодекс был написан при следующих обстоятельствах:

«Дело было в Подмосковье, на бывшей даче Горького. Шел 1961 год. С группой консультантов ЦК КПСС я работал над программой партии с начала и до конца. Нашей группой руководил секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарев, а непосредственную работу осуществлял его зам Елизар Ильич Кусков, прекрасной души человек, остро пишущий и тонко чувствующий слово журналист.
Как-то утром, после крепкой вечерней пьянки, мы сидели в беседке и чаевничали. Елизар мне и говорит:
— Знаешь, Федор, позвонил „наш“ (так он звал Пономарева) и говорит: „Никита Сергеевич Хрущев просмотрел все, что вы написали, и советует быстро придумать моральный кодекс коммунистов. Желательно в течение трех часов его переправить в Москву“.
И мы стали фантазировать. Один говорит „мир“, другой - „свобода“, третий - „солидарность“… Я сказал, что нужно исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа, тогда все действительно „ляжет“ на общественное сознание. Это был сознательный акт включения в коммунистическую идеологию религиозных элементов.
Буквально часа за полтора мы сочинили такой текст, который в Президиуме ЦК прошел на „ура“» [3].

Таким образом, Моральный кодекс задумывался как светская, чисто посюсторонняя подделка под религиозные заповеди, ведущие в Царствие Небесное. Светская религиозность Морального кодекса в данном случае не просто чисто внешнее стилистическое оформление, но оно придано людьми, имеющими атеистическое представление о религии.

Моральный кодекс и современность

В настоящее время Моральный кодекс переживает второе рождение, поскольку последователями модернизма эта подделка осознается как собственно религия.

В Моральном кодексе образы религии применены для изложения политических тезисов коммунистической идеологии. В постсоветском идеологическом пространстве происходит обратное: коммунистическая образность употребляется для изложения модернистских, секулярных взглядов в области религии. Такое слияние Программы КПСС и Священного Писания может происходить только в голове человека, чей ум и совесть поражены гностицизмом.

Непосредственное сравнение Морального кодекса с Евангельскими или ветхозаветными заповедями невозможно ни в каком отношении. Если рассматривать Слово Божие в православном смысле, а Моральный в коммунистическом, то между ними не будет ничего общего.

Общая посюсторонняя вера, то есть идеология, появляется, когда воззрениями на Моральный кодекс обмениваются марксисты-ревизионисты и православные модернисты. Возникают общие идеологемы: коллективизм, глобализм, критика православного Христианства за его неотмирность, революция, как путь преобразования старого человека в нового человека массовых идеологий.

В результате глава КПРФ Геннадий Зюганов утверждает: «Я считал и считаю, что первым коммунистом был Иисус Христос, Нагорная проповедь написана не хуже „Морального кодекса строителя коммунизма“. Собственно, „Моральный кодекс строителя коммунизма“ списали с Нагорной проповеди» [4].

Наталья Нарочницкая, близкая одновременно светскому христианству и реформированному марксизму, сообщает фиктивные сведения: «Моральный кодекс строителей коммунизма целиком списан с заповедей» [5] и «хотя бы по сути повторял евангельские ценности» [6].

И ревизионистов, и модернистов привлекает в Моральном кодексе то, что в нем отсутствует привязка к абсолюту, в отличие от заповедей, которые даны Благим Богом. Нормы Морального кодекса порождены сиюминутными обстоятельствами, конкретной ситуацией в обществе, а не даны свыше и извне человека. Поэтому вопросы добра и зла решаются в духе ленинизма, когда хорошо то, что полезно в земном плане для «интернационального рабочего класса», то есть на самом деле – для партии.

Как утверждает Большая советская энциклопедия: «В противовес абстрактному содержанию моральных кодексов прошлого, претендовавших на выражение вечных и неизменных „добродетелей“, Моральный кодекс строителя коммунизма объективно обусловлен существующими общественными отношениями, носит конкретно-исторический характер, отражает степень и форму распространения новых нравственных норм, высокую моральную культуру социалистического общества и определяющие тенденции нравственного развития личности в условиях перехода к коммунизму».

Священное Писание не только предписывает заповеди, но верующему Бог дает благодатные силы их исполнять. В случае Морального кодекса, даются нормы исполнимые своими силами, внутри тоталитарного коллектива, что также близко модернизму, который учит о синергии, то есть спасении человека собственными усилиями.

Светская религиозная суть Морального кодекса служит общей идеологической почвой для объединения верующих и неверующих. Член фракции КПРФ в Госдуме III и IV созывов Александр Шульга утверждал, что «принципы морального кодекса строителей коммунизма во многом тождественны установлениям Христа, данным Им в Нагорной проповеди. Признающие этот тезис верующие могут быть приняты в коммунистическую партию» [7].

Председатель Общественно-политического движения «Союз» Георгий Тихонов (1934-2009) проповедовал: «Если вы читали Коран, то знаете, что он проповедует социалистические ценности. То же самое можно сказать и про Евангелие. Я беседовал с церковными иерархами и те соглашались, что положения, записанные в моральном кодексе строителя коммунизма и изложенные в 10 христианских заповедях – суть одно и то же. Я их спрашивал: „А какой по вашему политический строй в раю? Там же настоящий коммунизм!“. Поэтому нам надо искать не различия, а то, что нас объединяет» [8].

С «новыми» коммунистами согласны и представители модернизма. Виктор Тростников:

«Недавно я случайно наткнулся на «моральный кодекс строителя коммунизма» – ну почти Евангелие! Пишут, что надо любить ближнего, быть самоотверженным, бескорыстным, не прелюбодействовать, и прочее в этом духе…» [9].

Православный писатель Николай Коняев находит, что в «„Моральном кодексе строителя коммунизма“ изложены все библейские заповеди, кроме первой „возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим“» [10].

Сергей Григорьев («Русская линия») предлагает такое мифическое описание Морального кодекса: «Пропагандировавшийся в 70-80-годы моральный кодекс строителя коммунизма худо-бедно, но предлагал обществу систему моральных ценностей. Правда, явное несоответствие самих пропагандистов предлагаемой морали и привело к быстрому падению в глазах народа коммунистических идеалов» [11].

текст

Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.

Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.

Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.

Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.

Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.

Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

иллюстрации

Бабин Н., Гаусман Г. Моральный кодекс строителя коммунизма. Набор открыток. 1966

Свернуть
Развернуть
источники

  • 22-й съезд КПСС (17 – 31 октября 1961 года) // Стенографический отчет: в 3-х т. Т. 3. М.: Госполитиздат, 1962
  • Бабин Н., Гаусман Г. Моральный кодекс строителя коммунизма. Набор открыток. 1966
  • Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1969-1978
  • Бурлацкий Федор. Судьба дала мне шанс. Беседа главного редактора журнала «Российский адвокат» Р. А. Звягельского с известным политологом, ученым и писателем Ф. М. Бурлацким // Российский адвокат. 2007. № 5 доступно по адресу http://www.webcitation.org/6GizcC06n
  • Вера в Бога — не препятствие для вступления в коммунистическую партию, утверждает член фракции КПРФ в Госдуме Александр Шульга // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=200730 14.03.2003
  • Вершилло Роман. Православная Церковь и гностическая политика // Серия «Богословский модернизм в идеологии Нового времени». Вып. 5. М.: Антимодернизм.Ру, 2015
  • Георгий Тихонов: «Моральный кодекс строителя коммунизма и 10 христианских заповедей – это одно и то же» // Новый Регион – Москва. http://www.nr2.ru/moskow/220474.htm 13.02.09
  • Григорьев Сергей. Каноны и духовно-нравственная жизнь // Русская линия. http://rusk.ru/st.php?idar=6748 11.04.2005
  • Журавков М. Г. Моральный кодекс строителя коммунизма // Философская Энциклопедия. В 5-х т. М.: Советская энциклопедия, 1960-1970
  • Закатнова Анна. Семь шагов Зюганова. Глава КПРФ уверен, что первым коммунистом был Христос // Российская газета. № 4849 13.02.2009
  • Косолапов С. М., Крутова О. П. Нравственные принципы строителя коммунизма, М., 1962
  • Ленин Владимир. Задачи союзов молодежи // ПСС. Т. 41. М.: Издательство политической литературы, 1981
  • Материалы XXII съезда КПСС. М., 1962
  • Нарочницкая Наталья. «Россию спасает лишь инерция добра» // Аргументы и факты. 18.01.2006
  • Нарочницкая: «Следующим этапом будет атака на христианство» // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=151361 11.02.2006
  • Николай Коняев: Православных и коммунистов разъединяет Ленин // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=181726 09.03.2009
  • Постановления Пленума ЦК КПСС. Июнь 1963 г. Об очередных задачах идеологической работы партии. М., 1963
  • Тростников Виктор. «Кодекс коммуниста» – это искаженное Евангелие // Аргументы и факты 29.04.2005 доступно по адресу http://gazeta.aif.ru/online/aif/1278/46_01
  • Шишкин А. Ф. Основы марксистской этики. М., 1961


Сноски


  1. 22-й съезд КПСС (17 – 31 октября 1961 года) // Стенографический отчет: в 3-х т. Т. 3. М.: Госполитиздат, 1962. С. 318–319
  2. Ленин Владимир. Задачи союзов молодежи // ПСС. Т. 41. М.: Издательство политической литературы, 1981
  3. Бурлацкий Федор. Судьба дала мне шанс // Российский адвокат. 2007. № 5
  4. Закатнова Анна. Семь шагов Зюганова. Глава КПРФ уверен, что первым коммунистом был Христос // Российская газета. № 4849 13.02.2009
  5. Нарочницкая Наталья «Россию спасает лишь инерция добра» // Аргументы и факты. 18.01.2006
  6. Нарочницкая: «Следующим этапом будет атака на христианство» // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=151361 11.02.2006
  7. Вера в Бога — не препятствие для вступления в коммунистическую партию, утверждает член фракции КПРФ в Госдуме Александр Шульга // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=200730 14.03.2003
  8. Георгий Тихонов: «Моральный кодекс строителя коммунизма и 10 христианских заповедей – это одно и то же» // Новый Регион – Москва. http://www.nr2.ru/moskow/220474.htm 13.02.2009
  9. Тростников Виктор. «Кодекс коммуниста» – это искаженное Евангелие // Аргументы и факты 29.04.2005
  10. Николай Коняев: Православных и коммунистов разъединяет Ленин // Русская линия. http://rusk.ru/newsdata.php?idar=181726 09.03.2009
  11. Григорьев Сергей. Каноны и духовно-нравственная жизнь // Русская линия. http://rusk.ru/st.php?idar=6748 11.04.2005