Искусство чтения

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
У этого термина существуют и другие значения, см. Искусство чтения (значения).
Евангелие от Луки. Славянская Библия.

Искусство постижения истины через чтение и слышание. Антоним духовной болезни неграмотности и гностического искусства чтения.

Искусство понимать разумную речь как разумную, а патологическую речь как патологическую.

гностические болезни

Ситуация с искусством чтения полностью определяется тем, что в Новое время человечество все более находится вне области разумной речи, то есть вне нравственной апрактической коммуникации.

Сегодня нет православных богословов не только потому, что нет или мало разумно говорящих (отнят советник: Ис. 3:3), но и потому что отнят разумен послушатель (συνετὸν ἀκροατήν) (Ис. 3:3).

Современное православное богословие является тотально модернистским. Последние оригинальные богословские исследования в православном духе относятся самое позднее к сер. XX века и они прошли незамеченными публикой и специалистами.

никто не говорит разумно

Современные авторы крайне редко безошибочно во всех частностях следуют Писанию и Священному Преданию. Настолько редко, что следует исходить из того, что их нет.

если кто-либо говорит разумно, то его голос не слышен

Когда православные авторы есть, то их голос не слышен, так как заглушается клишированной повторяемой патологической речью, смешан с неправдой в общем потоке информации.

если голос истины может быть услышен, то он не находит слушателя

Даже если кто-то из православных авторов слышен в информационном нулевом шуме, то он не находит разумного слушателя.

что читать

В искусстве чтения принимается как данность, что древние авторы лучше современных, что сегодня нет богословов и почти нет православных авторов и что современных авторов не следует читать, разве только для опровержения их неточностей, ошибок или намеренной лжи. Тем более не следует читать авторов, распространяющих ложь и, в частности, гностическую пропаганду[1].

Поэтому следует читать Священное Писание и Святых отцов Православной Церкви.

Священное Писание

Велика сила божественного Писания и велико богатство мыслей, сокрытое в словах его. Поэтому с тщанием внимая ему, мы должны много испытывать его, чтобы получить из него обильную пользу. Вот почему и Христос заповедал: «исследуйте Писания» (Ин.5:39), — чтобы мы не занимались только простым чтением его, но чтобы, исследуя глубину Писания, могли постигнуть истинный его смысл. Таково свойство Писания: в немногих словах его часто можно найти великое множество мыслей. Так как оно есть учение божественное, а не человеческое, то и можно видеть, что все оно противоположно мудрости человеческой. Я объясню, каким это образом. Там (я говорю о мудрости человеческой) все старание людей бывает обращено на изложение слов; здесь — совсем напротив: (священное Писание) не имеет в виду красоты слов, или их (искусного) сочетания; оно само в себе имеет божественную благодать, которая сообщает блеск и красоту словам его. И опять, там (в писаниях человеческих) среди пространного и не изобразимого пустословия едва можно встретить какую-либо мысль; а здесь (в Святом Писании), как вы уже знаете, и краткого изречения часто достаточно было для нас, чтобы составить целое поучение[2].

— св. Иоанн Златоуст

Святые отцы

Следует читать Святых отцов Православной Церкви и прежде всего имеющих превосходный авторитет:

Новозаветные священные писатели писали по сошествии на них Святаго Духа, и они свидетельствовали и о ветхозаветных, что «от Святаго Духа просвещаеми глаголаша святии Божии человецы» (2 Петр. 1:21). Так ли верно можно определить минуту, когда церковный писатель сделался святым, и следственно не просто писателем, подверженным обыкнвенным недостаткам человеческим? Церковь, конечно, думала о сем вопросе, и учит признавать предания, с Откровением Божиим согласные. И потому не правильнее ли основывать учение главным образом на Священном Писании, а Преданием дополнять, объяснять, защищать от неправомыслящих? Св. Василий Великий сильно доказывает святость св. Григория Чудотворца и на сем основании ссылается на его свидетельство и предание. А Метафраст? А Кирилл Туровский? Чудотворцы ли они? Внесены ли в число святых? Суть ли это камни основания?[3].

— св. Филарет Московский

Примите мой искреннейший совет: займитесь глубоко чтением всех сочинений святого Иоанна Златоустого; они все есть на французском языке; толкование на евангелиста Матфея, на послание к Римлянам, еще кое-что есть и на русском. Доколе судьба не вывела вас опять на поприще отечественной службы, займитесь на свободе определительным воспитанием вашего духа. Предлагаю вам того церковного писателя, который необыкновенною чистотою, ясностию, силою христианского учения возносит читателя превыше всего земного; на высоте заоблачной витает этот духовный орел и оттуда показывает землю питомцу своему[4].

— св. Игнатий (Брянчанинов)

авторитет автора

В выборе чтения следует руководствоваться авторитетом автора:

Мы не делаем ничего неуместного, следуя во всем только толкованию Златоуста; и нет ничего удивительного, затем, если некоторые иные восприняли сказанное Апостолом в различном понимании, ибо это обыкновение издревле наблюдается у Учителей в отношении почти всех изречений Писания; и если то же изречение объясняется в различных пониманиях, то, как было уже сказано нами раньше, невозможно следовать всем в равной степени, но необходимо следует, что какое-нибудь из них является более авторитетным, нежели прочие, и более соответствует предмету написанного[5]:141.

— св. Марк Ефесский

См. также средневековые термины. Auctor: автор, только древний и никогда - современный, такой автор, которого следует читать. Auctoritas - авторитетный текст, книга, которую следует читать, только древняя и принадлежащая auctor[6].

истину нельзя записать и нельзя передать

Истина всегда будет закрыта от того, кто Ее не достоин. С этим борются пропаганда и лжемиссионерство.

Согласно св. Максиму Исповеднику, «телом всего Священного Писания, Ветхого и Нового Заветов, служит историческая буквальность Его; душой же - смысл написанного, который и является целью устремлений ума»[7]. Следовательно еретики и неразумные могут терзать тело Писания, но не могут повредить смысл написанного.

Человека, не сроднившегося с философией, ни хорошие способности, ни память с ней сроднить не смогут, ибо в чуждых для себя душах она не пускает корней. Так что те, кто по своей природе не сросся и не сроднился со всем справедливым и с тем, что именуют прекрасным, — пусть они даже то в одном, то в другом и проявят способности или память, — как и те, кто сроднился с философией, но не обладает способностями и лишен памяти, никогда не научатся, насколько это вообще возможно, истинному пониманию того, что такое добродетель и что такое порок. Всему этому надо учиться сразу, а также тому, что есть ложь и что — истина всего бытия, причем учиться с большим напряжением и долгое время… Лишь с огромным трудом, путем взаимной проверки — имени определением, видимых образов — ощущениями, да к тому же, если это совершается в форме доброжелательного исследования, с помощью беззлобных вопросов и ответов, может просиять разум и родиться понимание каждого предмета в той степени, в какой это доступно для человека. Поэтому ни один серьезный человек никогда не станет писать относительно серьезных вещей и не выпустит это в свет на зависть невежд. Одним словом, из сказанного должно понять, что когда кто-нибудь увидит что-то написанное — будь то законы законодателя или другие какие-то письмена, — если он сам серьезный человек, он не сочтет все это чем-то глубоко для себя важным, но поймет, что самое для него важное лежит где-то в прекраснейшей его части. Однако, если бы он письменно изложил то, что столь глубоко им было продумано, «тут у него», конечно, не боги, но сами люди «похитили бы разум»[8].

— Платон. Письмо VII

что не читать

Наши духовные повременные издания назначены, как и следовало, для общего народного чтения. Для сего мало нужны и Апологеты, и Западные отцы. Писания Восточных отцов суть достаточная сокровищница догматов и духовного учения и для богословов, и для народа. Западные более нужны для справок и выписок ученым, которые могут пользоваться подлинниками вернее переводов. Если, например, приметесь переводить писания блаженного Августина и святого Амвросия: какой длинный путь перед Вами откроется! Не устанете ли? Не утомится ли еще скорее внимание читателей повременного издания? Не рассудите ли уменьшить труд и увеличить пользу, переводя избранные, более нужные и общеназидательные писания западных?[9].

— св. Филарет Московский

Вы начали читать книгу «Брань духовная»[10] и ее оставили. Почему оставили? — Потому что ощутили в сердце сомнение, Вас обеспокоившее. — И я Вам завещаваю довольствоваться чтением Святых отцев, коих Богодухновенность не подвержена никакому сомнению, а переводов с новейших языков крайне охраняться: они едва ли не все написаны духом лестным, как и Апостол Павел сказал: (2 Кор. 11:13-15).- Читающий их сообщается сатане; ум такового и сердце прелюбодействует. К таковым относится пророческое слово: «Погубиши всякаго прелюбодействующаго от Тебе!»[11].

— св. Игнатий (Брянчанинов)

как читать

Книга не является набором слов или стопкой страниц, а составляет развернутое высказывание, смысл которого соразмерен размеру текста и имеет аналогичную тексту структуру. Если текст является здравым, то его невозможно профанировать, упростить или кратко пересказать:

Некая дама просила Льва Толстого объяснить ей, что, собственно, он хотел сказать своей «Войной и миром». «Для этого,- отвечал находчивый Толстой,- пришлось бы второй раз написать ее, и если некоторые излагают мои вещи вкратце, то поздравляю их,- они талантливее меня. Если бы я мог вместить в несколько строк то, о чем говорю томами, то я бы сделал это раньше»[12].

— Владимир Маяковский

открытость Истине

Благодатная открытость души пред Богом состоит в готовности человека принять волю Божию о себе, принять те истины, верить которым повелевает Бог, и исполнять заповеди, которые Он дал. Открытость души необходимо проявляется в том, что Божественное Откровение предстает как система последовательных догматических истин, выражающих многоразличную премудрость Божию. Так же и миропорядок, совершенным образом созданный и устрояемый Богом, начинает познаваться человеком в ясных и раздельных понятиях. Руководствуясь этим пониманием порядка Божественного и тварного, человек может научиться искусству чтения.

Служение Иоанна заключалось в том, чтоб приуготовить путь для имеющего явиться в самом скором времени Господа, облеченного в человечество, — чтоб исправить для Него стези. Что это за путь? какие это стези? Это — образ мыслей человеческих; это — сердечные чувствования и стремления человеков. Чтоб принять Господа, надо иметь способный для того, благоустроенный образ мыслей; чтоб принять Господа, надо иметь сердечное произволение к тому, надо иметь смиренные чувствования[13].

— св. Игнатий (Брянчанинов)

внимание

Слово истины уловляется с трудом и легко может ускользнуть от невнимательных:

Слово истины уловляется с трудом и легко может ускользнуть от невнимательных. По домостроительству Духа, оно так сжато и кратко, что немногим означает многое, и по сокращенности удобно для удержания в памяти. Ибо совершенство слова, по самой природе его, состоит в том, чтоб своею неясностью не скрывать им обозначаемого, и чтоб не быть излишним и пустым, без нужды изобилуя речениями[14].

— св. Василий Великий

Великий и первый дар, требующий души тщательно очищенной, — вместить в себе Божественное вдохновение и пророчествовать о Божиих тайнах, а второй после этого дар, требующий также немалого и нелегкого тщания — вслушиваться в намерение вещаемого Духом, и не погрешать в разумении возвещенного, но прямо к этому разумению вестись Духом, по домостроительству Которого пророчество написано, и Который Сам руководствует разумы приявших дар ведения. Поэтому и Господь присовокуплял, говоря: «Кто имеет уши слышать, да слышит» (Мф. 11:15). И пророк Осия говорит: «кто мудр, чтобы разуметь это? кто разумен, чтобы познать это» (Осия 14:10)? Также и Апостол, говоря о дарованиях, иное дарование называет «пророчеством», а иное «различением духов» (1 Кор. 12:10). Ибо, кто представляет себя в достойное орудие действию Духа, тот пророк. А кто уразумевает силу возвещенного, тот имеет дарование «различения духов». Поэтому и Коринфянам предписывая правила, Апостол говорит: «пророки пусть говорят двое или трое, а прочие пусть рассуждают» (1 Кор. 14:29). И это так важно, что поставлено в числе угроз Господних — отнять «от Иудеи пророка, и смотреливого, и дивного советника, и разумного послушателя» (Ис. 3:2-3)[15].

— св. Василий Великий

Господь Он повелевает им теперь со тщанием углубляться в Писания, чтобы они могли найти сокровенное в глубине их. Сказанное о Христе не поверхностно сказано и не на виду положено; но, как сокровище некое, положено в великой глубине. А кто, отыскивая положенное в глубине, с усердием и трудом не станет искать, тот и никогда не найдет искомого[16].

— св. Иоанн Златоуст

Христос заповедал: «исследуйте Писания» (Ин.5:39), — чтобы мы не занимались только простым чтением его, но чтобы, исследуя глубину Писания, могли постигнуть истинный его смысл. Таково свойство Писания: в немногих словах его часто можно найти великое множество мыслей[2].

учиться читать

Надо учиться понимать, учиться читать.

надо много читать

Надо много читать:

Будем внимательно заниматься чтением, не два только эти часа, – потому что для безопасности нам недостаточно одного простого слушания, – но постоянно; и пришедши домой, каждый пусть возьмет в руки Библию и вникает в смысл сказанного, если он хочет получать постоянную и достаточную пользу от Писания. И то дерево, которое стоит при потоках, не два или три часа сообщается с водами, но каждый день и каждую ночь. Потому это дерево и украшается листьями, потому и изобилует плодами, – хотя никто из людей не напаяет его, – что оно стоит при потоках, привлекает к себе влагу корнями и как бы какими-нибудь проходами передает полезные соки всему своему составу. Так и читающий постоянно божественные Писания и стоящий при их потоках, хотя бы не имел никакого толкователя, постоянным чтением, как бы некоторыми корнями, приобретает себе великую пользу. Потому и мы, зная ваши заботы, развлечения, множество занятий, медленно и мало-помалу ведем к уразумению Писаний, чтобы медленностью толкования крепче удержать сказанное в вашей памяти[17].

— св. Иоанн Златоуст

не воздержание от суждения, а истинное суждение

Необходимым условием понимания является истинное суждение о прочитанном и в конечном счете - будущий Страшный Суд, когда снова будет восстановлено общение Бога с грешниками посредством их наказания. Сегодня они не слышат здравую речь и общение с ними невозможно, но наступит момент, когда от диалога некуда будет деться.

Если мы с доверием позволяем Писанию и Преданию судить наши мысли, то никакой проблемы с их пониманием возникнуть не может, а смысл Писания и Предания останется в любом случае неповрежденным.

Не станем просто судить о делах, но будем тщательно вникать во время, причину, намерение, в различие лиц и во все другие обстоятельства,- иначе нельзя дойти и до истины[18].

— св. Иоанн Златоуст

Понимание истины делает невозможным компромисс с модернистской ортодоксией через воздержание от суждения. Истинное (критическое) суждение необходимо как в здравой речи, так и искусстве чтения.

Мы судим по тому, что слышим:

«Да,- говорит (Евномий),- но свт. Василий не постиг цели слова». В чем же наша неправда, если, как люди, по сказанному догадываемся о смысле, не имея никакого понятия о сокровенном в сердце? Богу принадлежит и незримое видеть, и черты ни коим образом не постигаемого рассматривать, и познавать несходство в невидимом; а мы судим единственно по тому, что слышим[19].

— св. Григорий Нисский

По словам Г. О. Винокура, «Пушкин, например, просто зачеркивал чернилами те строки в книге, какие он находил неверными и спорными»[20].

не придание смысла, а работа понимания

Раскрыть истинные воззрения идеологов – значит обнаружить перед всеми их неверие со всеми вытекающими отсюда последствиями: соблазном, сомнением, смущением.

Мы не вчитываем свои или чужие мысли в текст, а извлекаем тот смысл, который в тексте есть и этого требует сама цель чтения: «Понимание мыслей автора не есть воспроизведение его „представлений“, а есть познание самой истины» (немецкий филолог Вольф у Шпета)[21].

Бёк говорит, что филолог не должен философствовать как Платон, но понимать Платона обязан, при чем вовсе не только как произведение словесного искусства, со стороны формы, но также и со стороны содержания. Точно так же филолог не может заниматься физическими опытами и рассуждениями, но сочинения исследователей природы составляют все-таки объект филологии. Вообще, говорит Бёк, не создание чего-либо, не «продуцирование» входит в задачи филологов, а только познание созданного, «продуцированного». Поэтому истинную задачу филологии он определяет как познание познанного, познание того, что уже создано наперед человеческим духом[22].

Цель искусства чтения состоит в том, чтобы прочитывать здравые речи как здравые, а из патологических речей извлекать истинное описание симптомов болезни.

Долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания.

— 2 Петр 3:15-16

«Кто бы ни подал истинный и полезный совет, его должно относить не к лицу советующего, а к Тому, Который есть самая истина - к предвечному Богу» [23].

— блж. Августин

Из прочитанного мы познаем истину, но мы не извлекаем истину из лжи. Мы принимаем ложь за ложь, и в этом есть истина, то есть истинный суд.

нельзя принимать то, что идеологии говорят о себе

См. основную статью Не верить идеологам

Не следует принимать и понимать самоопределения и самообъяснения, которые нам предлагают идеологи. Мы не должны им верить ни в чем, не должны вступать с ними ни в какие реальные или ментальные соглашения, обманывая себя иллюзией общественного или церковного мира.

диалог

См. основную статью Диалог

В духовно больном обществе диалог невозможен: невозможен как с больными, так и с мнимыми здоровыми, то есть освоившими гностическое искусство чтения. Христианское искусство чтения в отношении такого общества диктует один из двух выходов: либо бойкот, либо анализ.

примеры

примеры искусства чтения

Статья Ивана Киреевского «Девятнадцатый век» в журнале «Европеец» (1832 год) вызвала возражения Императора Николая I, в особенности проповедь «естественного равновесия, основанного на просвещении общего мнения»:

То искусственное равновесие противоборствующих начал, которое недавно еще почиталось в Европе единственным условием твердого общественного устройства, начинает заменяться равновесием естественным, основанным на просвещении общего мнения.

Император, демонстрируя замечательное искусство чтения, справедливо увидел в этом противопоставлении борьбу за политические свободы против государственного устройства как такового и предложил свое интегральное истолкование воззрений Ивана Киреевского: «Под словом просвещение он понимает свободу, что деятельность разума означает у него революцию, а искусно отысканная середина не что иное, как конституция».

Государь Император, прочитав в № 1 издаваемого в Москве Иваном Киреевским журнала под названием „Европеец“ статью „Девятнадцатый век“, изволил обратить на оную особое Свое внимание. Его Величество изволил найти, что все статьи сии есть не что иное, как рассуждение о высшей политике, хотя в начале оной сочинитель и утверждает, что он говорит не о политике, а о литературе.— Но стоит обратить только некоторое внимание, чтобы видеть, что сочинитель, рассуждая будто бы о литературе, разумеет совсем иное; что под словом просвещение он понимает свободу, что деятельность разума означает у него революцию, а искусно отысканная середина не что иное, как конституция. Посему Его Величество изволит находить, что статья сия не долженствовала быть дозволена в журнале литературном, в каковом воспрещено помещать что-либо о политике, и как, сверх того, оная статья, не взирая на ее наивность, писана в духе самом неблагонамеренном, то и не следовало цензуре оной пропускать[24].

цитаты

Старайтесь сохранить в памяти, что вам предлагается из Писания в разные дни, составляйте из этого как бы одну цепь и облагайте ею душу, чтобы таким образом вышло целое тело Писаний[25].

— св. Иоанн Златоуст

В отношении же к Божественному Писанию, то, чтобы читать оное, в нашей состоит власти, а то, чтобы понимать читаемое, и от нас самих зависит, и не от нас. От нас зависит старание и внимание, какие надлежит иметь при чтении; то же, чтобы понимать читаемое, есть дело благодати Божией. Но то, чтобы удерживать в уме и помнить понятое, есть дело единой благодати Божией. Почему не много таких, которые удерживают сие в уме, как и вообще спасаемых избранников немного. - Чтение научает человека тому, что руководит его к Богу и делает Божиим, а молитва делает то, что Бог милосердствует к человеку и просвещает ум его, чтобы понимал и помнил прочитываемое[26].

— св. Симеон Новый Богослов

Св. Иоанн Златоуст следует

«по порядку и последовательно мысли Апостола, и не выделяет из текста отдельные изречения, толкуя их отдельно самих по себе, но из самих основ и начала в соответствии с мыслью Апостола дает полное и представляющее целое, как одно тело, толкование»[5]:137.

— св. Марк Ефесский

Ничего нет удивительного, если в некоторых предположениях и учениях, не имеющих важнейшего значения, отдельные Отцы имели различные понимания, предпочитая то или иное суждение или предлагая свое мнение, или же предлагали такое толкование, как этого требовали время и настоящие обстоятельства или возможность понимания и воля слушателей. Таким образом, и предлежащее сие изречение получило различное толкование у наших и у ваших Учителей. Но то, что толкование блаженного Отца Иоанна Златоуста является более всех иных точным и отвечающим истине, не только на основании его достоинства и совершенства, по причине которых и великий апостол Павел был виден говорящим ему, и не только на основании того наше положение укрепляется, что прочие наши Учители... созвучны с ним, но потому, что более всех он видится следующим по порядку и последовательно мысли Апостола, и не выделяет из текста отдельные изречения, толкуя их отдельно самих по себе, но из самих основ и начала в соответствии с мыслью Апостола дает полное и представляющее целое, как одно тело, толкование[5]:137.

— св. Марк Ефесский

источники

  •  Августин Иппонийский, блж. Христианская наука или Основания Священной Герменевтики и Церковного Красноречия. — СПб.: Библиополис, 2006.
  •  Винокур, Григорий. Введение в изучение филологических наук // Собрание трудов. — М.: Лабиринт, 2000.
  •  Игнатий (Брянчанинов), св. Об удалении от чтения книг, содержащих в себе лжеучение // Полное собрание творений: В 8-ми т. — М.: Паломник, 2006. — Т. 1. — 105–108 с.
  •  Марк Ефесский, св. Второе слово об очистительном огне // Святой Марк Ефесский и Флорентийская уния. — Jordanville, N.Y.: The Holy Trinity Monastery, 1963.
  •  Шпет, Густав. Мысль и Слово. Избранные труды. — М.: РоссПЭн, 2005.
  •  Bloom, Harold. How to read and why. — New York: Scribner, 2000.
  •  Teeuwen Mariken. The vocabulary of intellectual life in the Middle Ages. — Turnhout (Belgique): Brepols, 2003.
  •  Voegelin, Eric. The new science of politics. An Introduction. — Chicago, London: University of Chicago Press, 1974.


Сноски


  1.  Игнатий (Брянчанинов), св. Об удалении от чтения книг, содержащих в себе лжеучение // Полное собрание творений: В 8-ми т. — М.: Паломник, 2006. — Т. 1. — 105–108 с.
  2. 2,0 2,1  Иоанн Златоуст, св. Беседы на книгу Бытия // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1898. — Т. 4. Кн. 1. — С. 399.
  3.  Филарет (Дроздов), св. Письма к архиеп. Тверскому Алексию (1843-1867 гг.). — М., 1883. — С. 54-55.
  4.  Игнатий (Брянчанинов), св. Письмо 185. Утешение в житейских невзгодах // Собрание писем / Сост. игумен Марк (Лозинский). — М.-СПб.: Центр изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 1995. — С. 356–357.
  5. 5,0 5,1 5,2  Марк Ефесский, св. Второе слово об очистительном огне // Святой Марк Ефесский и Флорентийская уния. — Jordanville, N.Y.: The Holy Trinity Monastery, 1963.
  6.  Teeuwen, Mariken. The vocabulary of intellectual life in the Middle Ages. — Turnhout: Brepols, 2003. — P. 222-223. — 482 p. — (Etudes sur le vocabulaire intellectuel du Moyen âge). — ISBN 9782503514574.
  7.  Максим Исповедник, св. Мистагогия // Творения. — Мартис, 1993. — Т. 1.
  8.  Платон. Письмо VII. Платон родственникам и друзьям Диона желает благополучия // Сочинения. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2007. — Т. 3. Ч. 2. — С. 586–587.
  9.  Филарет (Дроздов), св. Письмо к епископу Антонию (Амфитеатрову) (1858 г.) // Мнения, отзывы и письма по разным вопросам за 1821-1867 гг / Сост. Л. Бродский. — М., 1905. — С. 327-328.
  10. Скуполи, Лоренцо. Брань духовная, или Наука побеждать свои страсти и торжествовать над пороками / Пер. с фр. СПб.: В Морской типографии, 1816
  11.  Игнатий (Брянчанинов), св. Письмо 117. О молитве вообще; о чтении книг, соч. инославных; о милости // Собрание писем / Сост. игумен Марк (Лозинский). — М.-СПб.: Центр изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, 1995. — С. 206.
  12.  Катанян В. А. Маяковский. Хроника жизни и деятельности / Отв. ред. А. Е. Парнис. — Изд. 5-е, дополненное. — М.: Советский писатель, 1985. — С. 151.
  13.  Игнатий (Брянчанинов), св. Беседа о том, что для плодоносного покаяния необходимо отвержение самомнения // Сочинения. В 5-ти т. — СПб., 1886. — Т. 4. — С. 384. — 105–108 с.
  14.  Василий Великий, св. Беседа 3. На слова: «Внемли себе» (Втор. 15:9) // Творения. — М.: Паломник, 1993. — Т. 4. — С. 31.
  15.  Василий Великий, св. Толкование на пророка Исаию // Творения: В 3-х т. — СПб., 1911. — Т. 1. — С. 220–221.
  16.  Иоанн Златоуст, св. Беседы на Евангелие Святого Апостола Иоанна Богослова // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1902. — Т. 8. — С. 271.
  17.  Иоанн Златоуст, св. Беседы о надписании книги Деяний // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1897. — Т. 3. Кн. 1. — С. 76-77.
  18.  Иоанн Златоуст, св. Толкование на святого Матфея Евангелиста // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1901. — Т. 7. — С. 201.
  19.  Григорий Нисский, св. Опровержение Евномия // Творения. — М., 1863. — Т. 5. — С. 247..
  20.  Винокур Г. О. Культура чтения // Введение в изучение филологических наук. — М.: Лабиринт, 2000. — С. 89.
  21.  Шпет Г. Г. Мысль и Слово. Избранные труды. — М.: РоссПЭн, 2005. — С. 295.
  22.  Винокур Г. О. Введение в изучение филологических наук. — М.: Лабиринт, 2000. — С. 43.
  23.  Августин Иппонийский, блж. Христианская наука или Основания Священной Герменевтики и Церковного Красноречия. — СПб.: Библиополис, 2006. — С. 40.
  24.  Лемке, Михаил. Николаевские жандармы и литература 1826-1855 гг. — СПб.: изд. С. В. Бунина, 1909. — С. 73.
  25.  Иоанн Златоуст, св. Толкование на святого Матфея Евангелиста // Творения: В 12 т. — СПб.: СПбДА, 1901. — Т. 7. — С. 52-53.
  26.  Симеон Новый Богослов, св. Слово восьмое // Творения. — М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. — С. 75.