Индивидуализм (ругательное слово)

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
Индивидуализм
Popova tractor.jpg
Степень одобрения: ругательство
Тип: ругательные слова
Направление: идеология, массовая религия
Патологическая речь

Ругательное слово. Применяется в коллективистской полемике против личного благочестия. Попечение человека о спасении души. Антоним соборности.

идеологии

фашизм

Согласно Муссолини, фашисты «были одними из первых, кто заявил вопреки демолиберальному индивидуализму, что индивидуум не существует, если он находится вне государства. Личность существует только в той мере, в какой она принадлежит государству и подчиняется необходимым нуждам государства»[1].

Генсек Национальной фашистской партии Акилле Стараче отчитывался в 1939 году: «Создание нового человека, нового итальянца Муссолини, способного верить, повиноваться, воевать, было нашей постоянной целью, к достижению который мы прилагали все усилия партии. В сложной партийной машине даже самые важные части могут быть заменены на другие, и наше движение вперед не остановится и наше направление не изменится. Это происходит потому, что несмотря на невероятный охват нашей организации, она основана на обезличивании: деятельность партии основана не на индивидуализме, а на идее, которая порождена безграничной верой в Человека, в котором партия без остатка отражена».

национал-социализм

Идеолог национал-социализма Грегор Штрассер (июнь 1932): «Сознательно противопоставляя себя Французской революции, будучи ее антиподом и преодолением, национал-социализм отвергает суесловие об индивидуализме, исказившем внутреннее германское представление о свободе понятием внутреннего экономического беспредела; он отвергает рационализм, учение о разуме, которое готово признавать властителями судеб народа и государства лишь ум и интеллект, а не полнокровную волю и душу человека»[2].

модернизм

У о. Александра Шмемана систематически употребляется в полемике против попечения человека о спасении души:

Объект Церкви — человек и мир, но не человек-одиночка в искусственной и «псевдорелигиозной» изоляции от мира и не «мир» как такое целое, в котором человек не может быть ничем, кроме его частицы. Человек — не только первый, но поистине главный объект миссии. Однако, православная идея евангелизации свободна от индивидуалистических и спиритуалистических обертонов. Церковь, как Таинство Христа, — это отнюдь не «религиозное общество», не организация, призванная удовлетворять «религиозные» потребности человека[3]:252.

Социальное христианство в варианте о. Сергия Булгакова предусматривало использование коллективистского потенциала преображения мира или, по меньшей мере, самопреображения коллектива: «Всякое преодоление своего индивидуалистического отъединения от целого, своего естественного „протестантизма“, всякое чувство соборности человек переживает как некоторый эротический пафос, как любовь, которая дает любящему особое ясновидение относительно любимого»[4].

«Православная Церковь исповедует себя соборной. Это самоопределение достаточно выяснено в его негативных аспектах как заостренное против папизма и протестантского индивидуализма»[3]:188. Христианский «Культ осуществляет реальность Церкви, цель его не в индивидуальном освящении членов, а в созидании народа Божьего, как Тела Христова»[5]:144.

Патриарх Афинагор также огорчен тем, что «в наших церквах, увы, чаще всего царит индивидуальная набожность»[6].

О. Александр Шмеман категорически возражает против «„редукции“ Христианства к индивидуальному „душеспасению“»[7]:43.

молитва

«В храм мы идем не для индивидуальной молитвы, мы идем собраться в Церковь», – учит о. Александр Шмеман[8]:27, к чему можно добавить, что в таком случае и не для молитвы вовсе, а для совершения псевдомистического акта «собрания лиц в одном месте и в одно и то же время». Ведь для посюсторонней мистики коллектива не нужна вера (которая бывает только личной), не нужна молитва (обращение души к Богу) и не нужен религиозный культ (как личное предстояние пред Богом). Более того, вера, молитва и религия разрушают коллективную спайку.

На этом же основании о. Александр Шмеман осуждает монашество в принципе: «Монашество часто оборачивается гнушением мира и духовным индивидуализмом»[9].

«Ольга Седакова уверена, что двух мнений о необходимости общины быть не может, потому что христианство — не индивидуальная религия. «Не одному обещано христианство. Это такой императив. И если кто-то думает иначе, он ошибается. Даже молитва «Отче Наш» – вся во множественном числе. Мы молимся как «мы», а не как «я»“» [10].

Евхаристия

О. Александр Шмеман осуждает Христианство за то, что «литургическое благочестие стало предельно индивидуалистическим, о чем красноречивее всего свидетельствует современная практика Причащения, подчиненная до конца „духовным нуждам“ отдельных верующих»[8]:14. О. Александр Шмеман осуждает Христианство за то, что оно видит в «Таинствах действия, направленные больше на индивидуальное освящение, чем созидание и исполнение Церкви»[3]:180–181. «Евхаристия стала одним из многих „средств благодати“, если цель ее – с точки зрения и богословия, и благочестия – свелась к индивидуальному назиданию и освящению – так, что всякий иной аспект фактически исключался... Благочестие между тем мало-помалу подчинило Евхаристию узко-индивидуалистическим и пиетистским нуждам»[3]:164–165.

О. Александр Шмеман осуждает переход Христианства «от идеи соборного литургического акта, „запечатывающего“ Евхаристическое преломление хлеба, к идее акта индивидуального, освятительного, имеющего отношение к личному благочестию, но не к экклезиологическому статуту причащающегося»[5]:172. «Понимание Причастия, как индивидуального акта, затемнило первоначальный, церковный, подлинно литургический его смысл, бывший самоочевидным для ранней Церкви»[5]:172.

Для борьбы с этими сторонами Христианства и предназначено движение литургического обновления.

Учение Церкви о первородном грехе отвергается о. Александром Шмеманом как индивидуалистическое: «И первородный грех, и освобождение от него в Таинстве понимаются крайне узко и односторонне, почти исключительно в категориях индивидуальных»[7]:62.

О. Александр Шмеман сокрушается тем, «до какой степени нарушает сущность Литургии современное „индивидуальное“ вхождение в храм, в любой момент богослужения. Сохраняющий таким образом свою „индивидуальность“ и „свободу“ не знает, не нашел тайны Церкви, он не участвует в Таинстве собрания, в этом чуде воссоединения раздробленной и греховной природы человеческой в богочеловеческое единство Иисуса Христа»[8]:29.

воздаяние

Отринут «индивидуальный» эсхатологизм: «Эсхатологизм этот тоже как бы оторвался от переживания самой Церкви, как эсхатологической реальности, переродился в эсхатологизм индивидуальный»[5]:184.

О. Александр Шмеман обличает «индивидуалистическую и почти исключительно футуристическую редукцию эсхатологии», которая «вытесняет Царство Божие (по крайней мере на уровне богословского осмысления) в область голого будущего, превращает его в простое учение о посмертных наградах и наказаниях»[3]:96.

примеры

Д. Мережковский
Религия - частное дело, Privatsache. До чего доводит это утверждение мнимой религиозной личности, религиозного «индивидуализма» - мы видим воочию на страшных судьбах Германии... Нет, религия - не частное, а общее дело, самое общее, самое общественное из всех дел человеческих[11].

в речи мастеров

Аксенов-Меерсон Михаил Георгиевич, Бердяев Николай Александрович, Горичева Татьяна Михайловна, Горький Алексей Максимович, Гундяев Николай Михайлович, Зинон (Теодор), Карпенко Димитрий Владимирович, Трубецкой Сергей Николаевич, Шмеман Александр Дмитриевич

источники



Сноски


  1.  Gregor, A. James. Mussolini's intellectuals. Fascist social and political thought. — Princeton, N.J.: Princeton University Press, 2005.
  2.  Фест, Йоахим. Гитлер. Биография: В 3-х т. — Пермь: Алетейа, 1993. — Т. 1. — С. 342.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4  Шмеман, Александр о. Церковь, мир, миссия / Пер. Ю. С. Терентьева. — М.: ПСТБИ, 1996.
  4.  Булгаков Сергий, о. Два града. Исследования о природе общественных идеалов. — М.: Путь, 1911. — Т. 2. — С. 286.
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3  Шмеман, Александр о. Введение в литургическое богословие / Ред. о. Петр Зуев. — К.: Пролог, 2003.
  6.  Клеман, Оливье. Беседы с Патриархом Афинагором. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1993. — С. 343.
  7. 7,0 7,1  Шмеман, Александр о. За жизнь мира = Schmemann, Alexander. For the life of the world. New York: National Student Christian Federation, 1963 / Пер. Ларисы Волохонской. — New York: Religious Books for Russia, 1983.
  8. 8,0 8,1 8,2  Шмеман, Александр о. Евхаристия. Таинство Царства. — Paris: YMCA-Press, 1988.
  9.  Шмеман, Александр о. Исторический путь Православия / Ред. Е. Ю. Дорман. — М.: Паломник, 2003. — С. 138.
  10. Рощеня, Дарья. «Не одному обещано христианство. И если кто-то думает иначе, он ошибается» // Православие и мир. - 2016.
  11. Мережковский Д. С. Война и религия // Русское слово. - 1914. - № 276. 30 ноября. - С. 4.