Идеолог

Материал из Два града
Перейти к: навигация, поиск
«Капитан Страны Советов ведет нас от победы к победе!» Плакат худ. Бориса Ефимова. 1933.

интеллектуал, интеллигент, руководитель человечества, воспитатель человечества, учитель человечества, развиватель человечества[1], кормчий, рулевой, капитан[2], «штурман будущей бури»[3], «комиссар Духа»[4], «начинатель»[5], инженер человеческих душ [6], передовой человек [7], особенный человек[8], прораб духа[9], прораб перестройки[10], Weltverbesserer, - разновидность нового человека, лицо, страдающее духовной болезнью глупости.

определение

Идеолог - это такой новый человек, который активно реализует свою абсолютную свободу, управляя и вовлекая других в изолированную от действительности вторую реальность, в которой только человек и может безопасно испытывать лжеощущение автономной личности. Абсолютная свобода действительно жизненно необходима идеологу, потому что она себя самоисполняет, сама себя творит, и сама на себе основывается. По сути же перед нами миф о самосотворении, о рождении человеком самого себя.

Как писал Эрих Фогелен о подобных «руководителях человечества»: «Просвещенный интеллектуал – не безобидный курьез, а опасный маньяк. Такие интеллектуалы воспринимают себя всерьез, они действительно верят в то, что они представляют всё человечество, и если упрямая чернь настаивает, что создана по образу Божию, они насильно исправят эту ошибку и пересоздадут человека уже по своему образу. Они не удовлетворяются усовершенствованием этого мира, а готовы творить наилучший мир из наихудшего материала. Ведь человечество само никогда не узнает о том прогрессе, которого оно достигло в лице своих лучших представителей. Поэтому человечество следует правильно осведомить об этом. Без соответствующей обработки человечество вообще никогда не превратилось бы в "массу" (masse totale), а для такой обработки нужен особый инструмент.

Поэтому в следующем поколении после историка Тюрго, изобретшего masse totale, мы встречаем Кондорсе, который указывает на такой инструмент. Это новый класс людей, "которые больше заинтересованы в пропаганде истины, нежели в ее открытии". Кондорсе с упоением описывает этот класс: "Они употребят все возможное для человека очарование эрудиции, философию, блеск и литературный талант; они прибегнут к любому тону, от вежливого до трогательного, используют все формы проповеди от пространного научного сочинения до романа или памфлета; они предложат истину под покровом неясности, чтобы не испугать слабых и развить догадку в других. Они мастерски уступают предрассудкам, чтобы затем нанести по ним тем более сильный удар; они не будут атаковать предрассудки все сразу и ни один из них не станут разоблачать слишком серьезно; иногда они как бы пойдут на уступки врагам разума, говоря, что в области религии нужна лишь некоторая терпимость, а в политике – лишь некоторые свободы; они будут терпимы к деспотизму, когда он борется с религией, и терпимы к религии, когда она восстает против тирании; они будут атаковать государство и Церковь в принципе, хотя внешне будет казаться, что атаке подвергается лишь какая-то частность, и они будут рубить дерево под корень, а со стороны можно будет подумать, что они лишь подрезывают некоторые сухие ветки. Такими методами создается общественное мнение вселенского масштаба"».

«Легко, - замечает Фогелен, - увидеть в описанных приемах методы, доведенные до совершенства национал-социализмом или коммунизмом».

Заметим, что идеолог, осуществляющий свою противозаконную власть над умами, сам ничего конкретного не хочет и ничего ответственно не утверждает. Именно так надо понимать слова Кондорсе о том, что новый класс людей больше заинтересован в пропаганде истины, нежели в ее открытии. Его власть иррациональна и базируется на голой воле к власти.

светский мистицизм

Власть идеолога-софиста распространяется и на прошлое, и на будущее. Прошлое становится послушным материалом для гностических фантазий, а будущее преодолевается путем создания, например, авторитарного «нового богословия времени», как у о. Александра Шмемана.

светская святость

Идеолог является носителем светской святости.

Русской интеллигенции не угрожает «разнуздание эгоизма»: «Слишком глубоко укоренилась в ней привычка видеть смысл личной жизни в идеальных благах, слишком много накопила она и положительных нравственных идей, чтобы ей грозила опасность погрязнуть в мещанском довольстве» [11].

пропаганда

Патологическая речь открывает возможность управлять людьми с помощью лжи или истины, в которую сам идеолог не верит.

Рядовой потребитель идеологических сочинений воспринимает свои мнения как частные, а мнения идеолога как коллективные, или даже «церковные» в случае богословского модернизма.

не верить идеологам

То, что говорят о себе идеологи, модернисты и шоумены, является пропагандой, то есть целиком принадлежат к практической, а не теоретической жизни. Объяснения идеологов не имеют целью что-либо объяснить, а лишь развязать идеологу руки для произвольных действий в реальном мире. Поэтому не верить идеологам, не принимать их самоопределений и самооценок - один из главных принципов исследования идеологий, массовой религии и массовой культуры.

идеологии

Ключевой фигурой идеологии является идеолог, он же новый массовый человек.

Массовый человек, с этой стороны, отнюдь не «раб массы», а человек, разрушивший свои внутренние границы между добром и злом, истиной и ложью. Такой человек поклоняется массе как продолжению и отражению себя самого, что приводит к самообожествлению как идеолога, так и человека толпы.

Так, массовый человек не способен образовать общество в обычном понимании, поскольку массовость его дополняется атомарностью внутри анонимного общества равных. Эта невозможность занять свое место в обществе выражается как в своеобразном подчинении тотальности, переходящем в бунт против самое себя, так и в своеобразной власти над обществом, растворяющей личность фюрера в этой массе.

Необходимо рассматривать идеолога и как бы руководимую им массу как одно целое. Всякий идеолог просто не существует без отражения в массе: массовая личность Адольфа Гитлера или Бориса Ельцина уничтожила свое духовное содержание, и ничего не содержит кроме отражения в массе и массы — в себе.

В основе всех идеологий лежит анархическое желание невозможного, нереализуемая похоть власти, и в этом состоит политическая, а конкретнее общественно-коллективистская суть идеологий. Страстное желание идеолога не имеет границ, не имеет никакой формы, и оно ничем не может быть остановлено, кроме столкновения с первой реальностью.

русское освободительное движение

Гриша Добросклонов («Кому на Руси жить хорошо» Н. А. Некрасова), Рахметов («Что делать?» Н. Г. Чернышевского).

массовая наука

В Новое время роли идеолога зачастую выступает философ или ученый-специалист.

Это вытекает из новых целей интеллектуальной деятельности. Задача интеллектуальной жизни состоит не в бескорыстном созерцании или размышлении, а в руководстве социальным прогрессом.

Согласно Фихте, интеллектуал - это учитель человеческого рода [12]:510, воспитатель человечества [12]:511. В своих «Лекциях о назначении ученого» (1794) Фихте предоставляет интеллектуалу центральное место в обществе, назначая его попечителем над развитием человечества к идеалам свободы, равенства и братства.

С такой высокой общественной ролью связано и полное поглощение ученого обществом:

«Ученый предназначен по преимуществу для общества: поскольку он ученый, он больше, чем представитель какого-либо другого сословия, существует только благодаря обществу и для общества»[12]:509.
«Свое знание, приобретенное для общества, ученый должен теперь применить действительно ради пользы общества; он должен привить людям чувство их истинных потребностей и познакомить их со средствами удовлетворения последних. Но это не значит, что он должен пускаться с ними в глубокие исследования, к которым ему пришлось прибегнуть самому, чтобы найти что-нибудь очевидное и верное. В таком случае он имел бы в виду сделать людей такими же великими учеными, каким он является, быть может, сам. А это невозможно и нецелесообразно. Надо работать и в других областях, и для этого существуют другие сословия; и если бы последние должны были посвящать свое время ученым исследованиям, то и ученым пришлось бы скоро перестать быть учеными. Каким образом может и должен ученый распространять свои познания? Общество не могло бы существовать без доверия к честности и способности других; и это доверие, следовательно, глубоко запечатлелось в нашем сердце; и благодаря особому счастливому устройству природы мы никогда не имеем этой уверенности в большей степени, чем тогда, когда мы больше всего нуждаемся в честности и способности другого. Он может рассчитывать на это доверие к своей честности и способности, когда он его приобрел должным образом. Далее, во всех людях есть чувство истины, которого одного, разумеется, недостаточно; это чувство должно быть развито, испытано, облагорожено, и именно в этом состоит задача ученого. Но одного этого чувства для ученого недостаточно, чтобы привести его к истинам, в которых он нуждается; но если это чувство не искажено искусственно, - а это часто происходит как раз из-за людей, причисляющих себя к ученым, - то его будет достаточно для того, чтобы такой человек признал истину за таковую даже без глубоких оснований, если другой на нее ему укажет. На это чувство истины ученый также может рассчитывать.
Следовательно, ученый, поскольку мы до сих пор развили понятие о нем, по своему назначению есть учитель человеческого рода.
Но он обязан познакомить людей не только с их потребностями и средствами для удовлетворения последних в общем - он должен в особенности указывать им во всякое время и на всяком месте потребности, появившиеся именно сейчас, при этих определенных условиях, и определенные средства для достижения сейчас поставленных целей. Он видит не только настоящее, но и будущее; он видит не только нынешнюю точку зрения, он видит также, куда человеческий род теперь должен двинуться, если он хочет остаться на пути к своей последней цели и не отклоняться от него и не идти назад. Он не может требовать, чтобы род человеческий сразу очутился у той цели, которая только привлечет его взор, и не может перепрыгнуть через свой путь, а ученый должен только позаботиться о том, чтобы он не стоял на месте и не шел назад. В этом смысле ученый - воспитатель человечества... Ученый не будет введен в искушение заставлять людей принудительными мерами, применением физической силы принять его убеждения... но он не должен и вводить их в заблуждение» [13].

массовая культура

Начиная с эпохи романтизма, на роль руководителей человечества претендуют поэты и вообще люди искусства:

Поэты — непризнанные законодатели мира.

— Перси Биши Шелли. В защиту поэзии

представители

иллюстрации

Dem Weltverbesserer

Ты — что поток, чей буйственный задор
Бежит в снегах. Как сталь студеной влаги,
Тягчится, потемнев, твой жесткий взор
В борении мыслительной отваги,
Когда средь нас иль на поле бумаги
Ты ринешься в миропобедный спор...
Миг - и в лазури тонет кругозор,
Пасутся овцы, за звездою маги
Идут, и ты несешь венки олив
И миру мир... с ярмом, о деспот-мистик,
Казацкой вольности и казуистик
Равно дитя, — всё в русском сердце слив!..
Верней оракул всех характеристик:
Льдом не застынь, кто холодно бурлив! [14].

источники

  •  Фихте Иоганн Готлиб. Несколько лекций о назначении ученого // Сочинения. Работы 1792-1801 гг. — М.: Ладомир, 1995.


Сноски


  1. «великий развиватель человечества» ( Достоевский, Федор. Записная тетрадь 1863-1864 гг. // Полное собрание сочинений: В 30-ти т. — Л.: Наука, 1980. — Т. 20. — С. 174.)
  2. Линкольн у Уолта Уитмена
  3. Русские социал-радикалы нач. 1860-х по определению А. И. Герцена: «Молодые штурманы будущей бури» («Молодая эмиграция», ок. 1865)
  4. «Застелила вьюга пеленою хрусткой // комиссаров Духа — цвет Коммуны Русской» (Чичибабин. Еврейскому народу)
  5. Плеханов «доказывал, что значение личности и тех, кого он называл „начинателями“ (среди них он мыслил, конечно, самого себя) весьма значительно, но только тогда, когда личность отдает себе отчет в продиктованном необходимостью ходе исторического процесса, становится „сознательным выразителем и орудием бессознательного процесса“» ( Валентинов Н. Встречи с Лениным. — Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1953.
  6. Сталин на встрече 26 октября 1932 на встрече с советскими писателями в доме у Максима Горького. У Юрия Олеши «инженер человеческого материала» («Человеческий материал» 1929).
  7. «Понимает необходимость революции инстинктивно и масса народа, понимает и небольшой кружок наших действительно передовых людей… и вот из среды их выходят один за другим эти предтечи революции и призывают народ на святое дело восстания, на расправу с своими притеснителями, на суд с императорской партией» (П. Г. Заичневский. Молодая Россия (1862))
  8. Рахметов из романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?». «Без Рахманова огромное большинство читателей сбилось бы с толку насчет главных лиц романа. Ведь оно уже готово назвать Веру Павловну, Лопухова, Кирсанова героями, лицами идеальными. Точно, в сравнении с людьми других типов они герои. Но те читатели, которые близко знают живых людей этого типа, видят, что мои три героя — нисколько не герои, а люди вовсе не выше общего уровня людей своего типа… Так и смотрели на себя и Вера Павловна, Лопухов, Кирсанов, и смотрели на них все хорошие знакомые их, то есть люди, в их роде, — как на людей обыкновенных в своем роде. Но Рахметов и в их кругу считался человеком особенным. Таких людей немного. Но знать их не мешает: кроме того, что они дают своим высоким станом мерку судить о росте массы людей их типа, они важны и сами по себе: это двигатели двигателей, это теин в чаю, букет в благородном вине, это соль соли земли…
    Таких людей, как Вера Павловна, Лопухов, Кирсанов, я знаю сотни и забыл сотни. Таких людей, как Рахманов, я встречал только девять человек, и никогда не сгладится ни одна черта ни одного из них в моей памяти. Двое из этих людей — женщины, семеро — мужчины» Чернышевский, Николай. К первоначальной редакции «Что делать?» // Полное собрание сочинений: В 15-ти т / Ред. П. И. Лебедев-Полянский. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1939. — Т. 11. — С. 729-730. — 720-738 с.
  9. Не гласно и не по радио,
    Слышу внутренним слухом —
    Объявлен набор в прорабы
    Духа!

    Требуются бессребреники
    От Кушки и до Удельной!
    Мы — нация Блока, Хлебникова.
    Неужто мы оскудели?

    (А. Вознесенский, 1984 г.).
  10. «В своих письмах вы просите рассказать обо всех, чьи дела помогают нам идти вперед, о самоотверженных и энергичных тружениках, которых точно и образно называют прорабами перестройки» (От редакции // Труд. - 1988. - 31 декабря.).
  11. Гершензон, Михаил. Творческое самосознание // Вехи
  12. 12,0 12,1 12,2  Фихте Иоганн Готлиб. Несколько лекций о назначении ученого // Сочинения. Работы 1792-1801 гг. — М.: Ладомир, 1995.
  13.  Фихте Иоганн Готлиб. Несколько лекций о назначении ученого. Четвертая лекция // Сочинения. Работы 1792-1801 гг. — М.: Ладомир, 1995. — С. 510-511.
  14.  Иванов, Вячеслав. Dem Weltverbesserer (А. С. Ященку) // Собрание сочинений: в 4-х т. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1971. — Т. 1. — С. 788.